Картинка

Осень с женским лицом:
как календарные мифы влияют на нашу жизнь

Осень – пора изменчивая и противоречивая. Сегодня ты любуешься яркими всполохами листопада, наслаждаясь приятной прохладой воздуха, а уже завтра грустишь вслед улетающим птицам и сползающим по оконному стеклу каплям дождя.

Осень напоминает о быстротечности времени и готовит к предстоящим холодам. В календарных мифах, символически воспроизводящих природные циклы, осенний сезон ассоциировался с радостью жатвы и прощальной тоской увядания. Самые древние из них – истории об исчезающих и возрождающихся божествах  Осирисе, Бальдре, Таммузе, Митре и других.

 

Со временем главные роли в календарных мифах стали занимать женские фигуры. В период античности возник культ, посвященный покровительнице плодородия Деметре и ее любимой дочери Персефоне, похищенной богом подземного царства Аидом и ставшей его женой. По решению Зевса девушка вынуждена была треть года проводить со своим мужем, остальное же время – находиться на земле с матерью.

Уход Персефоны в царство мертвых сопровождался осенним наступлением холодов и увяданием природы, а возвращение – весенним расцветом земли. Ее прекрасный образ стал объектом вдохновения для поэтов, художников, композиторов и режиссеров последующих столетий. Таким образом, мировая культура приобрела один из устойчивых архетипов, а времена года – женское лицо.

 

«Осень», Альфонс Муха, 1896

 

На картинах европейских художников осень обычно изображалась в виде привлекательной дамы с фруктами и злаками. А вот в старинных допетровских пасхалиях, лишенных западной романтики, осенняя пора уподоблялась «жене старой и многодетной, иногда немощной и печальной, иногда же радующейся и веселящейся». Следует отметить, что многими сезонно-гендерными стереотипами, которые и по сей день оказывают влияние на общество, мы обязаны патриархальному укладу Средневековья и Нового времени. Считалось, что дамы от природы обладают более развитой чувственной сферой, переменчивы и склонны к капризам и интригам. И хотя на самом деле перечисленные черты определяются вовсе не биологическими различиями, а социальными запретами и установками, они прочно закрепились в культуре.

 

Примерно к XVII-XVIII векам европейские календарные мифы трансформировались в историю непримиримой вражды двух женщин – старой и юной, которые поочередно изгоняют друг друга со двора жизни. На полотне Валентина Принсепа этот сюжет смотрится так реалистично, что вызывает ассоциации с известными семейными конфликтами. Его отголоски встречаются в сказке Пушкина о мертвой царевне, которая, кстати, была написана осенью. Ну и, конечно же, на память приходят строки из стихотворения Тютчева «Зима недаром злится…».

 

«При первом прикосновении Зимы Лето исчезает», Валентин Кэмерон Принсеп, 1897

 

«Бог осенью с женским лицом…» – писал украинский автор Игорь Павлюк. Осень – любимая муза поэтов. Пушкин, с трудом переносивший лето и безмерно любивший осень, представлял ее в образе прекрасной, но смертельно больной девы, творчески объединяя архетипические черты красоты и увядания (стихотворение «Осень»). Большими поклонниками увядающей красавицы были Тургенев («Как грустный взгляд, люблю я осень…») и Бальмонт («И в Осени нам власть цвести дана, когда мы Смерть с Любовью обвенчаем…»).  

 

Размышляя о культурных и психологических архетипах осени невозможно не упомянуть о бабьем лете – недолгом времени, наступающем после значительного похолодания и часто сопровождающемся повторным цветением, что вызывает ассоциации с периодами «второй молодости» и пышного расцвета женщины 45+.

В реальности же бабье лето было временем исконно женских хозяйственных работ, в том числе ткачества. Парящие в воздухе ниточки-паутинки вызывали в былые времена ассоциации с женщинами, обладающими мифической властью обращать время вспять и влиять на погоду. Это чудесное представление нашло отражение не только в славянских, но и германском и французском языках.

К слову, о языках. Если «лето» у нас этимологически связано с глаголом «лететь», то «осень» происходит от «осенять», то есть «затенять». Оно также созвучно германскому корню, означающему время жатвы. В английском языке понятие «осень» обозначается тремя словами, одно из которых переводится как жатва, а два других – упадок, старение. В общем, как ни играй словами, но от осенней грусти никуда не денешься.

 

«Бабье лето», Юзеф Хелмоньский, 1875

 

Эмоции грусти, печали зачастую встречают негативное отношение, как нечто, вызывающее тревогу и дискомфорт. Однако без них наша жизнь так же бедна и неполна, как годичный цикл без осени. Символически бабье лето – это прощальная встреча Деметры с Персефоной. Несколько теплых и солнечных дней, дарованных Зевсом, чтобы горюющие в разлуке мать и дочь могли проститься до следующей весны. Это последний всполох ярких красок зрелой осени, торжественный переход к новому витку жизни через прощение и благодарность.

 

Осень – время работы психологического траура, она дает шанс оплакать и отпустить все безвозвратно ушедшее, чтобы освободить место и силы для новых душевных движений и волнующих встреч, проститься с тем, что привязывает к старому и не позволяет двигаться дальше. Именно такое состояние теплого прощания с прошлым изобразил Милле на картине «Осенние листья». Ее персонажи – женщины разного возраста. Они бросают в костер старые листья, их лица прекрасны и задумчивы. В руках у самой младшей – яблоко: символ продолжения рода, любви и познания.

 

«Осенние листья», Джон Эверетт Милле, 1855-1856

 

Конечно, современная жизнь значительно отличается от быта древних земледельческих культур. Ассортимент овощей и фруктов в наших магазинах мало зависит от текущего сезона. В цветочных лавках всегда доступны свежие розы. А если зимой захочется солнца, теплой воды и зелени, можно купить тур в южные страны или посетить круглогодично работающие аквапарки и спа.

 

Изменилось ли при этом наше восприятие уходящего лета и прихода осени? О чем говорят наши личные календарные мифы? Помогают ли они находиться в ладу с собой и окружающими, сохраняя при этом уникальные индивидуальные черты? Или же, напротив, заставляют жить под давлением плохо осознаваемых установок?

 

Разнообразие культурных образов дает нам подсказки, которые можно творчески трансформировать и применить к своей жизни. Провести осень с близкими людьми, ведь в отличие от богов они не вечны; переосмыслить и отпустить с благодарностью свое прошлое, превратив его в воспоминания; позволить себе, наконец, ощутить себя не всемогущими и отдохнуть от бешеного ритма жизни, не пеняя при этом на сезонную депрессию, которая тоже отчасти миф.

Декорировать серые будни в тон осенней палитре (кстати, серый прекрасно сочетается с тыквенным), насладиться яркими пейзажами в любимых местах или там, где вы еще не бывали. Проводить на юг журавлей, а вместе с ними – свои беспокойные мысли. Подвести промежуточные итоги, позволив себе остаться при этом собой, а не недоведенной до совершенства копией кого-то. Познать свои собственные противоречия, так хорошо вписывающиеся в осенний антураж, в котором самая непримиримая амбивалентность способна засиять произведением искусства.

 

«Осень в Алматы», фото автора

 

Автор: Елена Лю, аналитически ориентированный психолог

Консультации в Алматы: +7 777 206 2533

 

Елена Лю на Comode.kz

Елена Лю в Facebook

Елена Лю в Instagram