Картинка
Первопроходцы

Продюсер Николай Пак: «Казахстан может стать значимым местом на креативной карте мира»

Сериалы стали неотъемлемой частью современной культуры. И если еще 30 лет назад все собирались семьями у телеэкранов, чтобы уделить час просмотру новой серии бразильской мыльной оперы, то сегодня можно посмотреть хоть сезон за выходные на экране смартфона, ноутбуке или по ТВ. Под сериалы выделены даже отдельные телеканалы и стриминговые платформы. Чаще всего обсуждают Netflix или HBO, но мы решили узнать, какие сериалы производятся в Казахстане. Самый известный в нашей стране продюсер и сценарист сериалов Николай Пак рассказал Comode.kz об особенностях производства многосерийных фильмов, конкуренции, перспективах и каких премьер ждать в ближайшее время. 

Николай, в каком состоянии, по-твоему, сейчас находится рынок производства сериалов в нашей стране? 

Нужно понимать, что такую индустрию, как производство сериалов, может позволить себе не каждая страна. У нас небольшая страна с небольшим рынком. Потребителей немного, и уровень платежеспособности тоже не очень высокий. Рекламный рынок постоянно уменьшается и не способен обеспечить такую масштабную индустрию деньгами. А индустрии нужно, чтобы ее обеспечивали, поэтому сейчас эту функцию выполняет государство. То есть основное финансирование сериалов на телевидении осуществляет государство. Некоторые каналы пытаются снимать за свои деньги, построить какую-то модель, чтобы можно было на этом зарабатывать, но это единичные случаи. Плюс сейчас есть еще одно серьезное направление – YouTube, у которого такая же инвестиционная проблема: там не получается зарабатывать. Но люди все равно делают сериалы. И для страны, в которой не должно быть такого количества сериалов, индустрия в принципе развита неплохо. И конкуренция есть – большое количество продакшен-студий конкурирует между собой как на телевидении, так и на YouTube. Кто-то даже пытается снимать сериалы на свои деньги. 

У тебя большой опыт в производстве сериалов. Какие жанры больше всего пользуются популярностью у наших зрителей? 

На телевидении самый «заходящий» контент – это мелодрамы на казахском языке. Производство таких сериалов не очень дорогое, а телезрители их охотно смотрят. Но пока мы не знаем, насколько хорошо «заходят» такие жанры, как, например, детектив, потому что никто еще не снял хороший детектив на казахском языке. Но, наверное, тот, кто это сделает, снимет сливки. Есть и другие жанры, в которых тоже пока не было качественного контента, так как у нас нет большого сценарного опыта. 

Хорошо смотрят комедии, ситкомы, но в существующих рамках их очень тяжело производить. У нас есть проблема – годичный цикл, то есть год дается на заключение контракта, написание сценария, производство и выход в эфир. А для хорошей комедии писать сценарий довольно дорого, потому что на один сериал, по-хорошему, нужно около года. Есть комедийный опыт у разных производителей, но не всегда он удачный. 

Кто смотрит казахстанские сериалы, есть ли какой-то собирательный образ целевой аудитории? 

Если говорить о телевидении, то очень сложно определить какого-то постоянного зрителя, потому что у нас все каналы (кроме «Казахстана») вещают и на русском, и на казахском языке. Поэтому есть любители мелодрам на казахском языке – это женщины и девушки. Хотя мужчины тоже смотрят, потому что контента на казахском языке не очень много. И есть аудитория, которая любит смотреть экшен-сериалы, но их пока мало. Эти люди смотрят российские или наши брутальные сериалы, которые выходят и на русском, и на казахском языке. Три года назад я читал исследование, в котором говорилось, что наш казахоязычный зритель смотрит экшен-сериалы на русском языке, потому что на казахском языке предложений немного. Но когда мы делаем сериал, мы всегда имеем в виду, что много женщин смотрит телевидение и слушает, то есть сериал идет, а они занимаются какими-то делами по дому. 

На YouTube сейчас много сериалов и на казахском, и на русском языке. Много аутентичных казахстанских сериалов вышло благодаря Salem Social Media, которые выпускают знаковые продукты. Их смотрят и мужчины, и женщины. Больше мужчин. Наши сериалы, которые выходят на русском языке, смотрят и за пределами Казахстана – на Украине, в России, США и везде, где есть аудитория, которая понимает русский язык. Это тоже рынок. Также я знаю, что в Калмыкии, Бурятии и Якутии очень популярны казахстанские сериалы. 

Кто пишет сценарии, снимает и снимается? Можешь назвать фамилии, которые являются показателем, что сериал стоит посмотреть? 

Индустрия сценарного дела только-только формируется, потому что еще какое-то время назад у нас в стране профессии сценариста сериала как таковой не было. Сериалами занимались сценаристы, которые пишут для кино, телепрограмм, просто журналисты и кавээнщики. Сейчас появляются сценаристы именно сериалов и сценарные группы. Если брать телевидение, то я бы выделил продюсера Гульнур Мамасарипову – если ее имя есть в титрах, то сериал стоит смотреть. Уже вышло несколько сезонов ее нашумевшего сериала «Келинжан». Если брать YouTube, то Алишер Утев, режиссер, сценарист, продюсер, за которым стоит следить, и если его имя есть в титрах, то, скорее всего, это хороший продукт. 

Какой своей работой ты как продюсер и сценарист особенно гордишься? 

Наша работа состоит из двух частей – организационной и креативной. Я по большей части горжусь тем, что выстроил работу команды продюсеров, которая является таким коллективным генеральным продюсером и может делать большое количество продуктов. Сейчас мы снимаем три-четыре сериала в год, но этим же составом можем снимать и 10 сериалов в год. Я очень горжусь тем, что так выстроил работу. У нас есть свои правила в производстве, и мы готовы снимать амбициозные проекты. Сейчас мы работаем над долгими проектами – 70-80 серий, которые не так просто организовать, но у нас получается. 

Что касается креативной части работы, то здесь вопрос в планке. Я очень часто сталкиваюсь с выражением, которое мне не нравится: «Для Казахстана пойдет». Мы к себе предъявляем заниженные требования. Так быть не должно. И я в плане креатива очень критически отношусь к проектам, которые создаем мы и которые создают мои коллеги. Считаю, что планка должна быть на уровне нормального качества. Это определяется просто – ты сам смотришь продукт, который производишь. А проблема в том, что мы не смотрим то, что производим. Когда это изменится, планка будет нормальная. Поэтому в плане креатива у меня пока нет любимого продукта, но когда-нибудь мы придем к тому, что будем делать продукт, интересный для всех.  

Какие из своих сериалов ты бы рекомендовал к обязательному просмотру и планируется ли выход нового сериала? 

Я бы рекомендовал к просмотру сериал «Упертый», который выйдет осенью на телеканале КТК. Мы попробовали снять экшен-сериал. То есть по идее это полицейский детектив. Он на смешанном языке, то есть основной язык русский с казахскими героями. Сырым Кашкабаев у нас в главной роли. И вообще классный актерский состав. Мне кажется, что этот сериал может понравиться нашим зрителям. Я в этот жанр верю, как и руководство канала. Но хочу предупредить любителей Netflix, я сам большой поклонник их сериалов, что «Упертый» сугубо телевизионный проект. Это другой формат. 

У тебя есть подкаст «Серийный продюсер» на YouTube. Какая у него цель? 

Когда три года назад я открывал этот подкаст, я ставил перед собой цель рассказывать про нашу индустрию и поменять отношение к нашим сериалам как к жанру. Раньше у нас все «горели» кино. Я разговаривал с актерами, режиссерами, выпускниками Жургенова (Казахская национальная академия искусств им. Т. К. Жургенова. – Прим. ред.), и все они чурались сериалов. Некоторые актеры даже говорили, что дали слово, что не будут сниматься в сериалах. Но со временем, и это не только моя заслуга, прогресс сделал свое дело. Сейчас сериалы уже снимают крутые авторы, крутые сценаристы. Теперь задача моего подкаста – двигать сценарное дело. В нашей стране катастрофически не хватает профессиональных сценаристов. Нам нужен прорыв. Казахстан сейчас – это территория креатива, и мы должны сделать прыжок. Я всегда сравниваю нашу индустрию со спортом. У нас есть индивидуальные виды спорта, в которых человек за счет своего таланта пробивается и добивается успехов здесь и за пределами Казахстана, а в коллективных видах спорта, где важно взаимодействие и командный дух, у нас все плохо. Так и в творчестве. У нас добиваются успеха музыканты, режиссеры клипов, певцы, которые индивидуально проявляют себя, а кино – это коллективный вид «спорта». Нам всем нужно осознать свои проблемы, не делать вид, что все хорошо, и начать вместе планомерно их решать. Поэтому я делаю этот подкаст, разговариваю с людьми о каких-то сложных, индустриальных вещах, чтобы найти пути решения, а не сидеть и ждать помощи от государства.  

Расскажи про сценарное бюро Angime. Для чего и кого оно было создано и чем вы в нем занимаетесь?  

Сценарное бюро Angime мы создали, чтобы развивать сценарную индустрию. Мы готовим сценаристов для кино и сериалов. Креативная экономика в мире очень стремительно развивается, и миру нужны сценаристы. У нас есть классные режиссеры, классные операторы, классные художники, у нас есть почти все, но нет очень крутых сценаристов. Но сценарист не может сразу проявить свой талант в отличие от певца или режиссера. Мало хорошо писать. Сценарному делу нужно и учиться, и постоянно практиковаться, и взаимодействовать. Большие проекты пишутся во взаимодействии. И наше бюро было создано для того, чтобы развивать сценаристов и предлагать рынку сценаристов, сценарные группы, креативных продюсеров и редакторов. Мы хотим накопить креативную, сценарную экспертизу и двигать это дело в Казахстане, потому что именно это нужно сейчас нашей стране. 

В чем отличие веб-сериалов от телесериалов? Могут ли они конкурировать? 

Сейчас веб-сериалы не сильно отличаются от телевизионных сериалов. Раньше разница была в хронометраже и количестве серий, веб-сериалы были короче. Сейчас это уже не так. И единственное, что отличает веб-сериалы от телевизионных, – это способ смотрения и зрители. Стримы смотрит одна аудитория, телевидение – другая. Иногда они пересекаются и, конечно, могут конкурировать. Например, испанский сериал «Бумажный дом» был сделан для телевидения, где он прошел не очень удачно, но у него был феноменальный успех на Netflix. Но нужно учитывать, что телевизионные сериалы часто слушают, а не смотрят, а веб-сериалы именно смотрят. 

Как считаешь, в чем секрет твоего успеха в профессии? 

Я не считаю, что добился какого-то успеха. Как предприниматель, кем я являюсь, я считаю, что построил успешную компанию. Мои бизнес-методы работают. Я не журналист, не телевизионщик и не киношник – я пришел из бизнеса. По меркам бизнеса я построил хорошую компанию с хорошими перспективами. Но это индустрия, в которой успех не меряется бизнес-показателями. Прибыль, хорошая команда, организация процессов – только основа творческого успеха. И я уверен, что мои творческие успехи пока только впереди. Одна из целей нашей компании Wooggy, чтобы в 2026 году наш проект показали на Netflix или какой-то другой популярной международной стриминговой платформе. Я уверен, что мы этого добьемся, потому что мы целеустремленные, энергичные и постоянно ищем выход из существующих проблем. 

Смогут ли наши сериалы конкурировать с сериалами, которые выходят в международный прокат, и что нужно сделать, чтобы их смотрели не только в Казахстане? 

Я убежден, что рано или поздно наши сериалы будут смотреть во всем мире. Но хочу, чтобы меня правильно поняли. Это не значит, что во всем мире будут смотреть только наши сериалы, а другие не будут. Но мы должны стать одной из тех стран, которая, как и другие, рассказывает интересные истории. Если раньше смотрели только американское кино, то сейчас все поменялось. Посмотрите на Netflix – там сейчас и индийское, и испанское, и корейское и другое кино. И если раньше сериал должен был быть на английском языке с известными актерами, то сейчас это не обязательно. Для меня очень показателен израильский сериал «Фауда», в котором нет ни одного известного голливудского актера, половина сериала на иврите, половина на арабском языке, и все прекрасно смотрится с субтитрами. Израиль – небольшая страна, которая делает крутые сериалы. И мы когда-нибудь такого же успеха добьемся. Но у нас сейчас есть проблемы. Первая – сценаристы. Их нужно обучать, чтобы делать крутые проекты. А все остальное – дело продюсеров. Нужно развивать сторителлинг в Казахстане. Он важен для любой профессии сейчас. Чтобы привлечь внимание, нужен сторителлинг, а в современной экономике внимание – это актив, на который нужно работать. У нас страна сторителлеров, потрясающих акынов, природы. Мультикультурная страна с непростой и интересной историей, но нам нужно еще многому научиться. Казахстан может стать значимым местом на креативной карте мира. И моя жизненная цель, можно сказать, миссия, чтобы о нашей стране говорили как о крутом сторителлере. И такая же цель у компании Wooggy – мы хотим, чтобы о наших проектах говорили во всем мире и чтобы такие проекты делались регулярно. 
 

Наша юрта в штате Миннесота
Побег в аул: банкир, который выращивает овощи
В Казахстане протез руки распечатали на 3D-принтере