Картинка

Зачем мужчины изображают "кого-то другого"?

Я часто слышала от разных подруг и знакомых, что мужчины порой похожи на снеговиков. Ты его лепишь-малюешь по своему велению и его представлению, а он – хоп, и растаял, будто и не было вовсе. Вся соль даже не в обидно расплюханной луже, а в том, что этого доброго, улыбчивого толстяка в снежной обертке и вправду не было. Вернее, был, но совершенно в ином водоизмещении. Тебе неизвестном.

А если абстрагироваться от носа-морковки, ведра на голове и представить цирковое выступление: мягкий полумрак; на арене мистический персонаж в маске заставляет следить за своими манипуляциями, затаив дыхание. В первом ряду – некая молодая особа, заинтригованная, изнывающая от любви. Она приходит на каждое действо в надежде обратить на себя внимание загадочного циркача. И совершенно не догадывается, кто скрывается под маской... Сюжет оперетты Кальмана "Мистер Х" будоражит воображение искушенных театралов вот уже почти сто лет. В жизни же романтические истории об обладателях таинственных масок, вуалей и ширм случаются куда чаще и дольше.

История первая. Банальная

Фабула: Она влюблена. Он женат, но очень хочет удержать любовницу.

Акт первый. Давид познакомился с Элей в трудный период. На работе были проблемы, жена ждала второго ребенка и была занята своими переживаниями. Хотелось добавить в серые будни новых красок. И вот, словно угаданная мысль, на пути Давида возникла яркая палитра. Молодая, жизнерадостная девушка поселила в душе мужчины уверенность, что все сложности временные, а жизнь сама по себе настолько прекрасна, что он и не представлял раньше. Вместе с веселостью и новыми ощущениями появилась привязанность – Давид уже не мог обходиться без этого допинга. С самого начала он понял, что Эля – девушка не для разовых встреч, и она не будет мириться с его семейным положением. Однако и развод в планы мужчины совсем не входил, тем более, только что родился сын – наследник. И Давид принялся играть в азартную игру, правила которой у всех участников адюльтера одинаковые. В какой-то момент он сам понял: так вошел в раж и заврался, что уже сам о себе ничего не знает – какие пристрастия, привычки настоящие, а какие - выдуманные.

"Может, во мне погиб настоящий артист? Я настолько органично проживал свои роли, что спокойно мог существовать параллельно в разных мирах. Дома привычно смотрел футбол, лежа ни диване, болтал с женой о тещиных грядках, нудел и валял дурака с детьми. С Элей ходил на выставки, рассуждал о каких-то работах каких-то художников, в которых ничего не смыслил, но получал от всего этого искреннее удовольствие. Мои женщины были очень не похожи и дороги мне по-разному".

Эля верила любимому безоговорочно и не допускала даже мысли, что он может вести двойную жизнь. На частые отлучки и невозможность проводить вместе ночи и многие праздники всегда находились логичные причины.

"Однажды я обнаружила в машине Давида пачку памперсов. Он очень изящно выпутался тогда – мол, помогает своей одинокой соседке. Помню, как меня захлестнула волна гордости им. А ведь это были памперсы для его сына!.. Как выяснилось потом, он врал везде и всюду, завирался даже в мелочах – мне говорил, что, как и я, ненавидит борщ, а сам радостно уплетал его дома".

Акт последний. Все выяснилось неожиданно и горько. Как-то за обедом в ресторане Эля завела разговор о свадьбе, и Давид, еще не успевший выйти из амплуа свободного, щедрого ухажера, с удовольствием пообещал девушке жениться хоть завтра. Ответили ему с соседнего столика циничной фразой: "Может, для начала у жены разрешения спросишь?" Оказалось, сквозь розовую пелену Давид не заметил в зале лучшую подругу жены. Та была девушкой решительной, презирающей подлых обманщиков...

В общем, Эля вранья простить не смогла, а жена измену все же забыла.

Занавес. У Эли есть любимый писатель - Всеволод Овчинников. В одной из его книг есть сравнение, очень подходящее к истории девушки. Корни дуба и ветка сакуры. Понятия, на первый взгляд, из разных смысловых рядов, однако параллель проводят одинаково отчетливую. Одни привязывают к себе намертво, другая клонит туда, куда тянет свежее дуновение ветра и лишает собственной воли.

Так и Давид не мог ни оторваться от своих корней, ни наклониться навстречу новой жизни. У него развился своеобразный синдром эмоционального выгорания – он так тратил себя на две разные роли, что от него настоящего почти ничего не осталось.

Зато у Эли в жизненном багаже появился бесценный опыт общения с классическим обманщиком. Она уже знает, по каким мелким деталям можно сразу опознать "актера".

История вторая. Научно-секретная

Фабула: Она им очень заинтересована. Он не уверен в женщинах и в их бескорыстных чувствах. 
 

Акт первый. Тиара познакомилась с Яном в самом романтичном городе мира, на не самой романтичной конференции по клинической микробиологии.

Девушка полетела в Париж слушать не слишком интересные для нее лекции вместо заболевшей коллеги, и так случилось, что опоздала к открытию. Пропустила выступление главного докладчика - известного казахстанского ученого-микробиолога - и еще пары участников (о чем, правда, недолго печалилась). Да и в последующие дни ходила слушать лекции с переменным успехом (в Париже были дела и поважнее). В день закрытия конференции после утомительного шопинга Тиара решила-таки заглянуть на последний ученый бранч. За одним из столиков одиноко перекладывал стопки бумаг симпатичный мужчина. Девушка подсела к нему. Разговорились. Собеседник оказался интересным. Вечером продолжили знакомство в баре, а на следующий день вместе летели домой в Алматы. Новый знакомый интриговал Тиару все больше. Однако он не горел желанием удовлетворять любопытство девушки. Ей удалось узнать лишь его имя и место работы.

"Мне сразу показалось, будто что-то не совпадает. Как части пазлов от разных картинок. Он рассказывал, что работает лаборантом с копеечной зарплатой, но при этом на его руке красовались дорогущие часы. Говорил, что полетел на конференцию за счет какого-то научного фонда, названия которого не помнил. Поддерживал мои рассуждения о том, что подобные конференции скучны и никому не нужны, но тут же, не удержавшись, начинал увлеченно, подробно рассказывать мне о разных клинических опытах".

Дома странности продолжились. На первое свидание Ян приехал на старом скрипучем велосипеде. А спустя несколько дней Тиара случайно увидела его в городе. На перекрестке. За рулем джипа. Когда девушка рассказала молодому человеку об этом, он смутился, но уверял, что это ошибка. Несколько последующих месяцев встречи проходили в парках и лишь изредка в небольших кафе – за чашкой чая. Тиару это не смущало, она старалась понять, что лаборант не может позволить себе водить ее по дорогим ресторанам. Зато как интересно он говорил! Вот только не знакомил с родными, не водил к друзьям...

Акт последний. Однажды девушка напросилась в гости. Ян заметно засуетился, сказал, что должен решить какие-то неотложные вопросы и попросил перенести посещение его "одинокой неуютной берлоги" на завтра.

"Квартира, в которую Ян привел меня, поразила. Я давно не видела такой неустроенности. Но странным оказалось вовсе не это. Через какое-то время я случайно нашла в кармане его пиджака коммунальный счет за квартиру на его имя... В квитанции стояла очень большая сумма за не менее большую площадь совершенно по другому адресу".

На этот раз выяснение отношений закончилось... признанием. Ян сознался, что не тот, за кого себя выдает. И все в их истории сплошь придуманное. На самом деле Ян оказался... тем самым ученым-микробиологом, на выступление которого Тиара опоздала. Известным, умным и богатым. Прямо как в сказке. А шифровался, потому что давно разочаровался в искренних чувствах и способности девушек строить отношения не из одной корысти. Хорошо, что она сразу не испугалась. Вернее, по-настоящему хорошо ей стало потом, после этого чудесного превращения.

Занавес. Если бы не набор случайностей и наблюдательность Тиары, неизвестно, когда закончился бы этот спектакль. Хотя вполне возможно, что до свадьбы уложился бы. Впрочем, дело к тому и так идет. Ян избавился от своего "синдрома самозванца" и поверил в девушек, способных и сегодня обрести свой рай с милым в любом шалаше.  

История третья. Шпионская

Фабула: Она спит и видит себя в подвенечном платье рядом с ним. Он не спит в засаде. 

Акт первый. У Жаната и Аиды все сразу было бурным: знакомство, отношения, выяснения. Чувства пылали так сильно, что уже через неделю девушке страстно захотелось замуж. Молодой человек от похода в ЗАГС вроде не отказывался, но особо и не спешил. Наоборот, пытался образумить любимую – мол, знакомы еще слишком мало. Аида чувствовала в его словах долю истины: ведь она действительно очень плохо знала Жаната. Вернее, почти ничего о нем не знала. Ни адреса, ни телефона, ни даже фамилии.

"Как-то я пошутила - как же буду на свадьбе брать его фамилию, если ее не знаю? Он тоже отшутился, что тогда возьмет мою".

Секретность Жаната была хоть и хорошо срежиссированная, но все же постановочная, вот Аида и почувствовала запах фальши. Она донимала жениха расспросами, а ему все сложнее было выпутываться из ее сетей. Однажды девушка даже сумела выследить любимого, когда тот встречался со знакомым.

"У меня был просто шок! В тот день я сказал Аиде, что мы не увидимся, потому что у меня важные переговоры. Я приехал на встречу. Стоим на улице, разговариваем о деле, вдруг из-за спины появляется Аида и набрасывается с расспросами на моего знакомого – кто я и что. У парня, правда, хватило ума быстро откланяться".

Акт последний. Этот инцидент поссорил молодых людей почти на месяц. За это время Жанат понял, как сильно влюблен. Он явился к Аиде с повинной и предложением руки и сердца.

За неделю до свадьбы конспиратор признался, что работает в полиции и специально познакомился с девушкой, чтобы через нее попытаться собрать возможные сведения об ее отце – крупном чиновнике, которого служители Фемиды подозревали в коррупции. К счастью для обоих, этот факт не подтвердился, и молодые смогли не только помириться, но и пожениться.

Занавес. Есть такой момент колебания в ощущениях, как шипение волн или шелест сухих листьев: звук или образ преломляют восприятие, и ты уже не слышишь все фальшивое. Не каждой паре удается добраться до такой высоты. Жанат и Аида – везунчики.

Зачем они это делают

Интересную статистику выявил недавний социологический опрос, проведенный на просторах казнета. Оказывается, "придумывать себя" и "изображать из себя кого-то другого" мужчины склонны гораздо сильнее женщин. Они чаще регистрируются в социальных сетях под вымышленными именами, придумывают свое героическое или бурное прошлое, сочиняют интересы и врут насчет возраста. Женщины же охотнее верят даже явным выдумкам и больше поддаются чарам обмана. Девичья жизнь сейчас так устроена: мы все время несемся, бежим и стремимся. Словно каждый день идем на олимпийский рекорд. Дальше, выше, быстрее. И времени, чтобы оглядеться, присмотреться, увидеть иногда просто нет. И тут важно, что если и окажется рядом "придумщик", то пусть изображает не бледную "тень отца Гамлета", а великолепного "короля Лир". Ну, а все прикрасы постепенно исчезнут. За ненадобностью.

Я - любовница
Воровство невесты: реальные истории
Красивый праздник: волшебная свадьба Каната и Малики