Картинка

«Они не понимают, что мы – другое поколение».
Современные родители глазами детей-подростков

Большинство родителей современных детей-подростков – это поколение 35-50 летних, чья юность пришлась на лихие 90-е и нулевые. Некогда отвязные тусовщики сегодня имеют своих психологов, с которыми обсуждают детские травмы или проблемы с родителями, а в телефоне хранят кучу книг о том, как воспитать ребенка-гения. Но помогает ли это им быть в контакте со своими детьми, или дела обстоят, как в известной шутке «Жалуйтесь-жалуйтесь на родителей, через 20 лет посмотрим, что ваш сын расскажет психоаналитику»? Comode.kz попросил подростков рассказать, в чем их не понимают родители, а что, по мнению старшего поколения, они делают правильно.

Наби, 15 лет: «Главная проблема в том, что родители и дети мало общаются. А без общения будет недопонимание во всех сферах жизни. Часто родители могут ругать из-за непонимания желаний ребенка либо незнания чего-то (кем стать в будущем, как жить или построить хорошие отношения в обществе). Это очень поверхностно, но на самом деле в большинстве случаев родители могут злиться из-за того, что переживают и видят, что ребенок не хочет выходить из зоны комфорта. Но им нравится, когда у меня какие-то маленькие победы, что я набираюсь опыта. Родители рады в любом случае, для них важно, что я не просто сижу, будь то победа в школьной олимпиаде или на каких-нибудь соревнованиях. Даже если я не на первом месте, родителям важно, что я старалась».

Гайде, 15 лет: «Они не понимают, что мы – другое поколение, у нас другое развитие и другие возможности. Но им нравится, что я хорошо учусь, что хожу на дополнительные занятия и имею правильные понятия».

Камила, 15 лет: «Они не понимают, что времена меняются, и постоянно напоминают о том, какие они были трудолюбивые и в какие тяжелые времена они жили, тем самым требуя слишком много от детей. Думаю, что им нравится, что я использую все возможности, развиваюсь и учусь».

Ару, 17 лет: «Мама меня, в принципе, во всем понимает, но, когда иду гулять в определенные места, сразу просит прислать фотку, и мне кажется, что она мне не доверяет. Маме нравится, когда я целыми днями сижу дома, делаю уроки и убираю».

Жамиля, 15 лет: «Если честно, то я много думала по поводу этого и считаю, что мои родители меня во всем понимают. Они понимают, что мы – другое поколение, ждут, когда мы сами будем рассказывать о наших проблемах, и готовы поддержать. И я знаю, что они поддержат нас в любом нашем решении, даже если им это не понравится, ведь для них главное – наше счастье. Я думаю, это связано с тем, что их мамы и папы не понимали, в чем их счастье, их желания, и они решили, что будут лучше их родителей для своих детей. По мнению родителей, я все делаю так, как надо, потому что для них главное, чтобы мне нравилось. И они гордятся мной в любом случае».

Дария, 14 лет: «У родителя и ребенка чаще всего разные взгляды на жизнь, так как знания родителей основаны на собственном опыте, а ребенок только-только учится. Это недопонимание впоследствии отражается на их взаимоотношениях. Но, конечно, родители довольны, что я учусь, познаю жизнь на собственном опыте и развиваюсь в разных сферах».

Даниял, 17 лет: «Родители меня во всем не понимают. Ничего, по их мнению, я правильно не делаю».

Арина, 15 лет: «Мой папа гомофоб, и мне всегда очень трудно выслушивать то, как ему «противно от этих геев». Он даже не пытается ничего узнать о том, что говорит. А мама никогда не признает, что не права, даже если сама это понимает. Будет говорить что угодно, лишь бы не извиняться. Она не понимает, что такое поддержка. Мама всегда только упрекает, обвиняет и обесценивает, от нее невозможно дождаться слов поддержки вообще».

Наиля, 17 лет: «Особых проблем с родителями нет, есть недоверие с их стороны, когда у меня гулянки допоздна. Но они поддерживают меня во всех начинаниях, в учебе и спорте».

Жан, 18 лет: «У нас разное мировоззрение и взгляд на жизнь. Думаю, им ничего не нравится из того, что я делаю».

Аружан, 17 лет: «Особых проблем не имеется во взаимоотношениях с родителями, но временами есть легкое недопонимание. По их мнению, правильно, что я хорошо учусь и остаюсь на гранте».

Диана 14 лет: «Родители часто не понимают, что у ребенка тоже бывают свои проблемы и свое мнение. Они считают, что мы дети, которые живут в радостном мире, и так как мы дети, нам еще рано задумываться о проблемах, но это не так. Или говорят, что мы дети и слишком маленькие, чтобы высказывать свое мнение. Но мы уже далеко не пятилетние, мы уже свободно можем разговаривать на взрослые темы, которые даже родители не могут понять. Мы можем высказывать свое мнение, зная границы и рассуждая как взрослые. По их мнению, я правильно делаю, что сразу рассказываю обо всех событиях, происходящих со мной: в школе, в соцсетях, с друзьями на прогулке. Неважно, что это мои личные границы, и как бы я ни не хотела говорить о происходящем родителям, я должна, чтобы они знали».  

Нурдаулет, 15 лет: «Родители меня, в принципе, понимают. Однако когда я начинаю увлекаться чем-то, кроме музыки, или задумываться «Может быть, все-таки бросить музыку и идти в специальность» и пытаюсь как-то сказать им об этом, они сразу начинают говорить, что музыкант – это лучшая профессия, играешь в свое удовольствие и получаешь неплохие деньги. На самом деле у меня самого большие сомнения насчет этого. Я же, в конце концов, учусь здесь (в музыкальной школе) 9 лет, как-то жалко уходить, словно просто так потратил 9 лет. И тем более я понимаю, насколько сильно наша школа отстает от других школ по уровню общеобразовательных предметов, и появляются сомнения «А  вдруг я не смогу нормально там учиться». Пока я не совсем решился, а  если бы решился на все 100, то я бы твердо стоял на своем. Но мне просто надо точно определиться и уверенно сказать о своих целях, после такого мои родители меня точно поддержат. Они считают правильным, что я занимаюсь по специальности, и моей маме нравится, что я начал больше уделять времени математике и физике. Я еще и программирование изучаю, но я не уверен, считают они это правильным или нет. Батя мне говорит: «Да-да, изучай, но не забывай о главном» (о музыке).  В последнее время ко мне от родителей нет претензий, так как я сейчас активно занимаюсь саморазвитием и пробую все, чтобы точно определиться, чем мне нравится заниматься, а чем нет».

Аида, 17 лет: «У нас разные понятия о жизни, родители не хотят принимать меня такой, какая я есть. Возможно, им кажется правильным, что я учусь, и все».  

Амандык, 18 лет: «Я в отличных отношениях со своими родителями, но порой от них исходит гиперопека. Родителям нравится мое личностное развитие. Я активен в научных проектах, вовлечен в учебу и занимаюсь спортом. Думаю, то, что я имею приоритеты, заставляет моих родителей быть более-менее спокойными по отношению к моему будущему».

Инкар 15 лет: «В принципе, у меня отношения с мамой нормальные. Иногда бывают, конечно, недопонимания. Мне кажется, она слишком меня контролирует, может, мне не доверяет… Бывает, я много гуляю, провожу время с друзьями, потому что с ними мне комфортно, могу не рассчитать время и прийти поздно, конечно, после этого я получу от мамы. Но если не сейчас, то когда я успею погулять, ведь мы растем, и пройдет это беззаботное детство. Бывает, мама ругает из-за оценок, но я уже не маленькая и сама могу все исправить. С первого класса я сама делала уроки и никогда не просила у нее помощи, как и сейчас. Я сама могу со всем справиться. По мнению мамы, я должна часами сидеть и учить уроки, убирать дома, у меня не должно быть своей личной жизни, а всю себя я должна отдать учебе и заниматься всеми возможными видами спорта».

Адиль, 14 лет: «Родители не понимают инновации. Они запрещают курение и наркотики. И правильно делают».

Возможно, кто-то из читателей узнает в рассказах наших героев себя и захочет что-то пересмотреть в отношениях с ребенком, пока не поздно. Иногда очень полезно посмотреть на себя глазами другого, пусть и совсем еще юного человека.