Картинка

Интим не предлагать: история одного служебного романа

Еще в школе я придумала для себя принцип: не дружить с мальчиками со своего двора, со своей школы и, боже упаси, из своего класса. Иначе не оберешься сплетен и осуждения со стороны дражайших одноклассников и знакомых. Принцип этот я свято блюла и даже несколько раз «отшила» вполне себе приличных мальчиков, о чем потом жалела. Зато, утешала я себя, моя репутация чиста, как слеза младенца. Важное для себя правило я пронесла и через университет, и позже, устроившись на работу, также решила не нарушать данного себе обещания. Но, перефразируя знаменитую поговорку, от сумы, от тюрьмы и от служебного романа не зарекайся.

Ах, какой наглец!

Нет, я не была на работе синим чулком. Я не прочь была построить глазки симпатичным коллегам, пококетничать при любом удобном случае, а еще носила блузки с декольте. Благо, грудь у меня тогда была ничего себе так. Это сейчас я похудела и мой бюст сдулся, а тогда с помощью правильного пуш-апа и медальона в ложбинке между грудей (терпеть не могу множественное число слова «грудь») могла вскружить голову понравившемуся парню. Как говорила одна моя подруга, «если есть что показать, почему б не показать». Так мы и жили. Однако своего принципа «не встречаться с коллегами» я продолжала придерживаться. Поэтому, когда в один прекрасный день коллега, назовем его Мистер К., идя со мной по коридору, обнял меня за талию, я жутко разозлилась. Я была возмущена и оскорблена до глубины души. Это ж надо быть таким наглецом, чтобы без разрешения притронуться к моей царственной особе. Скорчив недовольную гримасу, я откинула его руку, пролепетала что-то вроде «да как ты смеешь, у меня есть парень» и удалилась, стуча каблучками по кафелю. Дома в тот день сильно возмущалась и жаловалась маме с папой, что «один придурок на работе распускает руки», и папа даже собрался идти разбираться. Кто ж знал, что эта история примет совсем уж неожиданый поворот.

Глаза цвета крепкого чая

После того случая я стала постоянно замечать присутствие Мистера К. и его изменившееся ко мне отношение. Наши кабинеты находились в разных концах здания, но периодически мы сталкивались в коридоре, и он отпускал едкие шуточки по поводу и без. Во время обеда Мистер К. старался сесть за соседний стол напротив меня и не спускал с меня глаз, от чего еда становилась поперек горла. Ей-богу, я стала чувствовать себя чуть ли не Скарлетт О’Харой, которая крутила мужчинами только так, но в присутствии Ретта Батлера смущалась и не знала, куда девать глаза и  руки. А еще, как назло, мне приходилось постоянно заходить в кабинет Мистера К., чтобы подписать бумаги. Я уже начала ненавидеть его, хотя, казалось бы, что он мне сделал? И вот тут нам дали совместный проект.

Я была готова провалиться. Отказывалась, придумывала кучу отмазок, говорила начальству, что не справлюсь и с Мистером К. лучше работать другой нашей сотруднице. Но шеф был непреклонен. На первое обсуждение проекта я шла, как на эшафот, думала, что сейчас снова начнутся неуместные шуточки и раздевание глазами. Но, к моему удивлению, все прошло гладко и очень по-деловому. Мистер К. оказался профессионалом своего дела, предлагал идеи и пути решения проблем, приводил точные аргументы и вспоминал интересные истории из жизни. Так, готовясь к защите проекта, мы стали проводить вместе пару часов в день как минимум. Я заметила, какие у Мистера К. красивые глаза, цвета крепкого чая, какие мужественные руки с хорошо заметными венами. Я всегда считала, что мужчины с гладкими руками без вен – непривлекательны и немного женоподобны. Кажется, будто они вообще никогда не знали физического труда. А тут – просто мечта. И вообще ему очень шел деловой костюм. Но мое правило – с коллегами ни-ни – прочно засело в моем сознании.

Партизаны 80-го уровня

Приближался день защиты проекта. Я нервничала и ела конфеты одну за одной, Мистер К. каждые пять минут выходил покурить. Однако наши страхи были напрасными – проект мы представили блестяще. После пережитого стресса, когда все разошлись, мы вышли в тот самый коридор, где он когда-то позволил себе лишнего, и… начали целоваться. Мои принципы посыпались, как карточный домик. Потом был ужин, прогулка по ночному городу, много объятий и поцелуев, а еще разговоров о том, почему мы не стали встречаться раньше.

Коллегам мы решили пока ничего не говорить. Это было сумасшедшее приключение для нас обоих. Я научилась передвигаться по сети коридоров настолько бесшумно и незаметно, что мне позавидовал бы Гарри Поттер с его плащом-невидимкой. Будучи любительницей обуви на каблуках, я снимала туфли и, держа их в руках, прокрадывалась к кабинету Мистера К. Он же, в свою очередь, подговорил (или подкупил, уж не знаю) охранника, чтобы тот не открывал никому факт, что мы засиживаемся до полуночи на работе. Для коллег, которые задерживались на работе позже шести вечера, у нас была заготовлена отмазка: якобы у нас есть «левый» заказ, который мы можем делать только после работы, чтобы шеф не узнал. И, как ни странно, это работало. Хотя миллион раз были случаи, когда нас чуть ли не ловили с поличным —целующимися в какой-нибудь части нашего офиса. Просто коллеги настолько не могли представить нас вместе, считая совершенно разными людьми, что так ничего и не заподозрили. Особенно смешно было, когда спустя пару месяцев мы стали приезжать на работу из одной квартиры и делать вид, что только что увидели друг друга или встретились по дороге на работу.

«Добрые» коллеги

Так продолжалось почти год. В итоге нам надоело скрываться, и мы рассказали коллегам, что мы – пара. Первая их реакция была: «Ребята, хватит прикалываться!» Никто не поверил с первого раза. А когда убедились, стали говорить, что мы абсолютно друг другу не подходим. Якобы я слишком мягкая, а он агрессивный. У нас разные интересы, и внешне мы две противоположности. И вообще он любит блондинок. И бла-бла-бла. Каждый день. Нас начали обсуждать все кому не лень: от водителей до администрации. Косились, когда мы вместе обедали или уходили домой. Началось то, чего я всегда боялась: сплетни, домыслы и повышенное внимание. Появились «доброжелатели», которые под соусом «ты хорошая девушка, не хочется, чтобы тебя обижали» подавали мне информацию о том, что его видели с другой. Голова шла кругом. А еще оказалось, что в Мистера К. влюблена одна истеричная особа, которая начала строить мне козни и «стучать» обо всем начальству. Мы старались держать нейтралитет, обсуждать каждый момент друг с другом, а не принимать на веру все, что говорят. Тот период чуть было не поставил точку в наших отношениях.

Еще не конец!

Но не поставил. Мы до сих пор вместе, уже женаты. Бывшие коллеги, встречая нас, лицемерят, говоря, что мы великолепная пара и очень подходим друг другу (это те, кто утверждал, что мы разные). Иногда мы до сих пор узнаем о себе невероятные вещи. Например, пару лет назад кто-то пустил слух, что меня бросил Мистер К. чуть ли не с детьми и ушел к другой. Теперь нам смешно, потому что, видимо, у людей настолько скучная жизнь, что они не находят лучшего развлечения, чем заниматься такой ерундой. А мы по-настоящему счастливы. И я благодарна тому злосчастному проекту, из-за которого у нас прибавилась пара седых волос, но он нам дал возможность увидеть друг друга с иной стороны.

Всем же, кто стоит на пороге служебного романа, хочу сказать: не отказывайтесь от него, это так захватывающе. Только будьте готовы к тому, что не все служебные романы имеют счастливый конец, а коллеги только и ждут повода залезть в вашу личную жизнь и посмаковать подробности.