Семья Нарымбетовых: кино от отца к сыну, от брата к брату

#Звездные семьи

Сатыбалды Нарымбетов – именитый казахстанский кинорежиссер – в свои 69 лет не собирается уходить в тень. Он называет себя учеником Данелия, руководит оскаровским комитетом в Казахстане, пьет горячий чай с молоком, носит узнаваемую кепку и очки в роговой оправе. Эдакий хипстерский аташка. Вся его жизнь – это кино и околокиношная атмосфера. Он не хотел, чтобы сыновья пошли по его стопам.

Семья Нарымбетовых: кино от отца к сыну, от брата к брату

Но братья спустя годы все равно пришли в киноиндустрию. Старший, Аскар-Мухит, выбрал тоже режиссерский путь, младшего, Искандера, считают одним из лучших кинооператоров страны.

Создатель нашумевших казахстанских фильмов («Жизнеописание юного аккордеониста», «Молитва Лейлы», «Мустафа Шокай», «Омпа» и других кинолент) в этом году представит зрителям новый фильм – историческую драму «Аманат». Лента посвящена судьбе видного ученого Ермухана Бекмаханова, первого из историков Казахстана и Средней Азии, удостоившегося степени доктора исторических наук. «Аманат» – второй байопик после фильма «Мустафа Шокай» 2008 года.

Главные роли в новой ленте сыграли Берик Айтжанов, Карлыгаш Мухамеджанова, Санжар Мадиев и Азиз Бейшеналиев. Специально был приглашен французский режиссер монтажа Эрве Шнайд, работавший над фильмами «Амели», «Чужой-4», «Восток-Запад».

                                                         

Планируется, что «Аманат» будет презентован на различных международных кинофестивалях, а затем выйдет в широкий прокат в Казахстане, а уже после проката Нарымбетов представит четырехсерийную телевизионную версию фильма на один из государственных каналов.

О семье и детских воспоминаниях

- О чем мы будем говорить? О семье? Династии?! – переспрашивает Сатыбалды-аға перед интервью. – Я, честно, удивляюсь людям, которые создают династии. Я не хотел, чтобы сыновья работали тоже в кино. Это же нелегкий труд с гонораром от фильма к фильму. Для меня они и сейчас – дети. Прибились к кино сами.

Сатыбалды: Был ли я жестким и строгим отцом? Какой из меня воспитатель? Я свободный человек и не могу жить по указке.

Воспитание детей – это большая заслуга моей покойной супруги Изтуле Измагамбетовой. Она была мне мощной опорой. Я же с сыновьями просто беседовал, разговаривал и слушал их мнение. Но тихо и незаметно без надменного тона и скандалов жена руководила. И меня это не коробит и не задевает. Она верховодила дома, пока я творил на съемочной площадке. Только после ее смерти я понял, что она успевала все: быть женой, мамой, дочерью, а еще и сценаристом-драматургом. Если бы она была жива, то наш с вами разговор сложился бы по-другому. Мне до сих пор ее не хватает.

Помню, по субботам генеральная уборка дома была у нас законом. Так мне жена каждый раз говорила: «Шал, иди, сходи куда-нибудь сегодня!», а сама с сыновьями затевала уборку.

Когда родился наш старший сын Аскар-Мухит, была большая пьянка. Я не ханжа, говорю как есть. Мы с женой жили в Москве, учились во ВГИКе... Друзья скинулись со стипендии, и мы знатно погудели! Но, конечно, было трудно. Сами еще «зеленые» студенты, а тут младенец... Что да как, не знали, боялись. Безмерно благодарен моим родителям, которые взяли к себе семимесячного Аскара-Мухита. Они мечтали о внуке. Все их внимание переключилось на него. Поэтому он и вырос большим оригиналом, непредсказуемым и одиозным. Такой он и сейчас, часто бежит впереди паровоза. Он нас родителями-то не считал долгое время.

Искандер родился через четыре года, когда мы уже жили в Казахстане. Как во многих семьях, младший сразу стал любимчиком, «еркешкой». Они разные по характеру. Но каждый из них – целый мир.

Аскар-Мухит: О том, что наш папа особенный, мы понимали уже с детства, правда, с высоты своей колокольни. Но не кричали об этом на каждом углу, да и не умели. Многие думают, что нам тяжело живется с ярлыком «сын Нарымбетова». Но это не ярлык и не бремя. Мы сами залезли в кино, и нас каждый раз как под микроскопом рассматривают: «Что могут эти двое сделать нового в мире кино?!» Если бы я был Ивановым, то и спрос был бы другим. Мы не устаем от ответственности, мы так и несем свой крест на Голгофу.

Когда папа снимал в 2002 году «Молитву Лейлы», я попал на съемочную площадку, работал его ассистентом, сидел буквально за его спиной. А мне так хотелось что-то добавить, поменять, предложить. Язык так и чесался! Но я не имел права.

Именно тогда я понял, что хочу прийти в кино. Поступил на режиссерское отделение Академии искусств им. Т. Жургенова, а уже в 2005-2010 годах сам пробовал себя в качестве режиссера, снимая «Вдох» и «Қарашаңырақ». Короткометражка «Вдох» взяла приз за лучшую режиссуру на Ташкентском кинофестивале «Иждовии парвоз» в 2005 году.

Искандер: Папа задал нам такую планку, что приходится придерживаться ее во всех отношениях – не только в творчестве, но и в отношениях с людьми. Он с детства привил нам вкус к хорошему кино и книгам. Брат больше читал, я больше смотрел, а читал в основном мемуары киношников. Мне была интересна кухня кино изнутри. Когда знаешь фильм, а потом читаешь, как он снимался, – для меня это нечто особенное. Когда я читаю мемуары Данелия, каждый раз смеюсь по новой.

Сатыбалды: Искандер хорошо рисовал в детстве. Многие говорили: «Отдай его в художественную школу». Он уже тогда видел картинку, кадр, визуализировал и представлял. Он и сейчас рисует со своими детьми.

Искандер: Помню, как папа говорил: «Садись, сейчас будет хорошее кино». И мне было интересно, как это все снято, эта движущаяся фотография так и завораживала. Я начал баловаться фотоаппаратом в школе, фотографировал страницы из зарубежных музыкальных журналов и даже продавал фото по рублю. Тогда это было модно, что ли.  После 8-го класса поступил в строительное училище. Моя первая специальность – газоэлектросварщик четвертого разряда. Я знаю, какой это опасный и тяжелый труд, но, проработав полгода, не остался там... Параллельно я профессионально занимался у-шу, стал чемпионом Казахстана. Затем настали те самые, лихие 90-е годы. Все планы рухнули в одночасье, денег уже не платили в сборной... И я пошел на «Казахфильм» ассистентом оператора в мультстудию под руководство мамы, а потом уже и папа пригласил поработать... Так и завертелось.

Сатыбалды: В 1993 году умерла жена, и я страшно боялся за будущее своих пацанов. Вокруг было неспокойно: наркоманы, бандиты, халтурщики. А ведь пацаны во дворе пропадали. Мне надо было оторвать их от двора. Так я взял Искандера ассистентом на фильм «Абай» Ардака Амиркулова, где сам работал редактором. Возвращаемся мы как-то с площадки, едем в автобусе, а Искандер говорит: «Папа, ругаться не будешь? Ассистент Хасана Кыдыралиева (известный оператор-постановщик, мэтр кыргызского и казахского кино) уезжает на сессию, я бы мог его заменить». Тогда я обрадовался, что он будет занят, и еще с таким профессионалом! А к завершению съемок Искандер уже был безнадежно влюблен в кино.

Искандер: После «Жургеновки» я попал на телевидение, поработал на разных каналах. Но все равно выбрал кино. Числился старшим оператором на телеканале «Тан», но сам договаривался и уезжал на съемочные площадки фильмов. В таком ритме я в качестве второго оператора снимал и «Мустафу Шокая», и первого «Рэкетира», но уже в 2008 году решил уйти в частную продакшн-компанию. Сейчас работаю как фрилансер. По пути бандитизма я однозначно не хотел идти, хотя время было своеобразное. Многих моих знакомых, друзей по двору или школе нет в живых: кто-то спился, кто-то нелепо погиб в драке, кто-то – от передоза. Те, кто выжил тогда, в 90-х, выживет и сейчас.

На съемках фильма "Қарашаңырақ"
На съемках сериала "Бауыржан Момышулы"
На съемках сериала "Бауыржан Момышулы"
На съемках фильма "Бес қару"

Сатыбалды: Старший сын, Аскар-Мухит, дал как-то мне почитать свой первый сценарий «Мой потерянный Вавилон». Там он описывал счастливые моменты своей жизни. И я увидел, как он иронично к нам относился: «Волосатый, в джинсах прилетел из Москвы. А мама с короткими волосами... Курят». «А ты разве был ангелом?» – припомнил я ему.

В четыре года он нашел у апашки папиросы (апашка покуривала) и закурил. Как кидался картошкой с балкона в дворовых детей, когда приехал в город из аула, забыл? Многие его называли «Маугли», потому что он был немного диким, но со своим ярким характером.

Искандер: Он курил в окно, но окна нашей комнаты и зала были на одной стороне, а мама часто сидела в зале. Выглянула раз: «Соседи, что ли, курят?», а уже во второй раз зашла в комнату, а Аскар сидит на корточках на подоконнике. Попало ему тогда! Мы и дрались, было дело. Как и все братья-пацаны. Отвоевывали внимание к себе.

О совместных проектах

Сатыбалды: Работать вместе? Только не с Аскаром. Два режиссера – это невозможно. А с Искандером у меня были и есть совместные проекты, как у него со старшим братом.

Однажды я пришел незваным гостем на съемочную площадку к Аскару, они снимали в большом особняке. Была репетиция, но что-то пошло не так.  Он понял, что я рядом, предложил чаю. Я отказался, чтобы не отвлекать их. Смотрю, заминка затянулась. И слышу по рации: «Отец, вас ждут уже в другой комнате на чай». А я страшно хотел курить и решил, что пойду. Но не дошел до другой комнаты, сообразив: «А-аааа, додумался! Смекалка-то работает». Он просто не хотел меня выгонять, но и работать при мне не мог. Чувство собственного достоинства при этом сохранил.

На съемках фильма "Қарашанырақ"
На съемках фильма "Қарашанырақ"
На съемках фильма "Қарашанырақ"
На съемках фильма "Қарашанырақ"
На съемках фильма "Қарашанырақ"

Мой учитель Георгий Данелия говорил, что если мы, его ученики, став режиссерами, в мегафон будем открыто материться и доказывать, кто хозяин на площадке, то мы уже не будем его учениками. Я не матерюсь на площадке, хотя порой заслушиваюсь теми людьми, у которых красноречивый матерный слог.

Есть режиссеры, которые кричат про каждый свой кадр: «Это я снял!». Формотворчеством тоже не страдаю.


Аскар-Мухит: Какими мы видим себя через десять лет? Искандер возьмет «Оскара», я согласен на «Пальмовую ветвь», а папа будет смотреть телевизор и говорить: «Вот сволочи, все-таки добились!» Мы самоироничны к себе, это факт.

В кино мы пришли с Искандером поздно, но остались. Это уже точно. Насколько мы будем делать это успешно – другой вопрос.

Искандер: Я работал и снимал и с папой, и с братом, и даже с зятем! Безусловно, с другими режиссерами тоже. Но самые крупные и душевные для меня проекты были с моими близкими людьми.

В мечтах о дочке и доме

Сатыбалды: На небесах так было предначертано, что с дочками у нас «напряженка». У меня двое сыновей, а у них у каждого еще по двое. И так не хватает девочки, которая была бы как камертон, как примиряющая и притягивающая сила. Но еще не вечер! Возможно, появится у меня внучка.

Я понимал, что у сыновей своя жизнь, а зачем мне им быть обузой в быту. Когда я женился во второй раз, сыновья вздохнули, все же они переживали очень за меня. С моей молодой женой у сыновей и невесток хорошие отношения.

Я раньше не чувствовал себя отцом. Сыновья были для меня больше друзьями, современниками, потом даже коллегами... Только сейчас, став дедом четверых внуков, я осознал это. Самый младший внук Даулет, сам того не замечая, сделал меня отцом. Я приходил к нему, смотрел, как он кушает, такой маленький человечек, а кушает и уже интересно рассуждает. Он очень у нас открытый мальчик, со всеми разговаривает и не стесняется своих эмоций. Я вдруг почувствовал за всех ответственность.

Не так давно скопил денег на домик, как сделаю окончательный ремонт, хочу на каждые выходные звать своих внуков в гости и собирать всех за одним дастарханом. Я обязательно это буду делать. В нашей молодости мы чаще общались с друзьями, каждые выходные с семьями выезжали на природу, ходили друг к другу в гости, танцевали, пели, стихи читали... Мы с журналистами встречались не только на интервью, а обсуждали творчество на частых встречах. А сейчас с друзьями видимся только на премьерах или крупных приемах...   

Об «Аманате» и новых героях

Сатыбалды: К этому фильму я шел долгих шесть лет! Было множество вариантов сценария. И все они были именно о Кенесары-хане, но их отклонили. Личность Кенесары неоднозначна. Потом пришла идея рассказать о хане через судьбу Бекмаханова. Но до сих пор есть родственники Ермухана Бекмаханова, его жена Халима Адамовна. При живых свидетелях это делать непросто!  

Я не хотел переписывать историю. Великие делают историю, а маленькие ее переписывают. Бог послал мне такого актера, как Берик Айтжанов. На мой взгляд, за последние пять-шесть лет это – самая лучшая роль у Айтжанова. Для себя я по-новому открыл Санжара Мадиева. Раньше я к нему иронично относился: гламурный мальчик, мажор, любимец публики. Но во время проб он преображался на глазах. Особенно меня поразило, как он смог сыграть без партнера, просто глядя на меня. Несмотря на его глянцевую внешность, у него мощный стержень внутри, мужской характер. Он не такой «шоколадный», как кажется многим.

Карлыгаш Мухамеджанова, сыгравшая жену Бекмаханова, мне тоже очень запала в душу. Искренне и откровенно сыграла, я очень доволен ею. 

Свой фильм я смотрел два раза. Больше не могу. А то руки чешутся, хочется что-то убрать или добавить.

Над монтажом работал французский специалист Эрве Шнайд. Сначала мне предлагали спеца, который монтировал «300 спартанцев» и много других блокбастеров. Но тогда из моего фильма вышел бы экшн чистой воды. Мы сработались с Эрве, я доволен его выбором. Он приехал на три недели, а остался на три месяца.  

Понимаете, когда у режиссера много хорошего материала, то каждый убранный кадр – это как ножом по коже или как шампуром тыкают, так кровоточит...

Моя режиссерская версия будет использована для создания четырехсерийной телевизионной ленты.

Я не люблю пересматривать свои фильмы. Нарциссизм в кино противопоказан. Я, наоборот, сразу вижу ошибки, прокручиваю в голове события того дня, когда проходили съемки.

Искандер: Я надеюсь, фильм будет интересен и молодому поколению. Хочется показать историю, окунуть зрителя в то время. Это же реальная боль нашего казахского народа. А через успешных и современных актеров, которых любит молодежь, фильм может найти отклик в сердцах казахстанцев.

О критике

Сатыбалды: Когда я говорю о работах своих коллег, то говорю мягко и доходчиво. Мы все – разные материи, тонкие материи. Я даже своим студентам стараюсь «через Костанай и Токио» донести критику. Сам же к критике отношусь остро, но не показываю. Если критика обоснованная и разложенная по полочкам, то мне только приятно поговорить с таким собеседником или почитать его мысли. А если это просто возгласы, то я не реагирую. Берите камеру и снимайте ваше кино!

Настоящий критик должен быть врачом, но ни в коем случае не хирургом. Хирургом может быть только Всевышний.

Искандер: Сейчас появилось много критиков, которые пишут неконструктивные рецензии. Так и хочется им сказать: «Бери карты в руки – играй. Бери камеру и снимай».

Аскар-Мухит: Я всегда избегал критики отца. Но без нее тоже не могу. Кто самый жесткий и правдивый критик? Конечно, отец. Друзья могут не заметить ошибки, поддержав меня. А отец скажет прямо: тут ты соврал, тут из пальца высосал, а тут хорошо.

Сатыбалды: Я не хотел, чтобы сыновья работали в кино. Это же жизнь от фильма к фильму, от проекта к проекту по сути. А кушать хочется каждый день! Но они все равно находят проекты, вертятся-крутятся, хотят снимать и творить.

Сколько раз я сам хотел уйти из кино. Даже со съемочной площадки. В сердцах думал: зачем я выбрал эту профессию? Лежал бы на диване или сидел в кресле и постукивал бы неспешно по клавиатуре печатной машинки или ноутбука. Но сразу же вспоминаю сцену из фильма «Не горюй!», где герой выходит из трактира под названием «Сам пришел». Меня никто не звал, я сам пришел.

На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Мустафа Шокай"
На съемках фильма "Аманат"
На съемках фильма "Аманат"

Фильмография Сатыбалды Нарымбетова (режиссер):

«Аманат» (2015)

«Мустафа Шокай» (2008)

«Степной экспресс» (2005)

«Молитва Лейлы» (2002)

«Омпа» (1998)

«Жизнеописание юного аккордеониста» (1994)

«Гамлет из Сузака, или Мамайя Керо» (1990)

«Зять из провинции» (1987)

«Дон Кихот моего детства» (1978)

Фильмография Аскара-Мухита Нарымбетова (режиссер):

«Вдоха» (2005)

«Қарашанырақ» («Путь домой») (2010)

Фильмография Искандера Нарымбетова (кинооператор):

Телесериал «Арнайы өкiлдер» (2015) – оператор-постановщик

«Бес қару» (3-серийный игрово-документальный фильм) (2015) – оператор-постановщик

«Мой клад» (короткий метр) (2015) – оператор-постановщик

«Аманат» (2015) – оператор-постановщик

«7 нот моего детства» (2014) – оператор-постановщик

Телесериал «Жанымды жүр жақсы адам»  (документальный) (2012, 2013, 2014 – 3 сезона) – оператор-постановщик

Телесериал «Подружки» (2012) – оператор-постановщик

Телесериал «Тіқелей эфир» (2012) – оператор-постановщик

Телесериал «Бауыржан Момышұлы» (2013) – второй оператор

Телесериал «Болашақ» (2011) – второй оператор

«Қарашанырақ» («Путь домой») (2011) – оператор-постановщик

«Ликвидатор» (2010) – оператор экшн-сцен

«Новогодняя история одного дома» (2008) – оператор-постановщик

«Мустафа Шокай» (2008) – второй оператор

«Ойпырмай, или Дорогие мои дети» (2008) – второй оператор

«Рэкетир» (2008) – второй оператор

«Прерванный полет Бекзата» (документальный фильм) (2008) – оператор-постановщик

«Жаным садаға» (короткий метр) (2006) – второй оператор

«Корпорация У.Х.О.» (короткий метр) (2006) – оператор-постановщик

Благодарим ресторан Balcon за помощь в организации съемки

Фото: Георгий Чумаков

#семья #воспоминания #фильмы #режиссер #казахстанское кино #Аманат #Сатыбалды Нарымбетов #Аскар-Мухит Нарымбетов #Искандер Нарымбетов #кинооператор

Загрузка...