Доктор Алмаз Шарман:
"За наживу на несчастье людей в Америке не поздоровится"

Автор: Comode
3386 0 Здоровье
Торгово-развлекательные центры заменяют нам практически всё - магазины, кинотеатры, пикники, лесные прогулки. А теперь, в перерывах между покупками, там можно будет пройти еще и диагностику. Идею отправить врачей в народ привез из-за границы Алмаз Шарман. Несколько лет он работал в США. Татьяна Дельцова поговорила об этом и многом другом с доктором.

Алмаз Шарман – первый американец, которому дозволено стать президентом Академии профилактической медицины в Казахстане. Вслед за Национальным медицинским холдингом в Астане ученый запустил в Алматы частный проект Healthcity. Это диагностический комплекс, который состоит из иновационной клиники с современным рентген-радиологическим оборудованием и центров персональной медицины. Гордость проекта – магнитно-резонансный томограф, способный изучить пациента «с головы до пят» с минимальным облучением. Лицо клиники – сам Алмаз Шарман, за плечами которого имеется солидный профессиональный бэкграунд: московская докторантура и работа в лучших научно-исследовательских институтах США. Еще одна имиджевая деталь: он сын Торегельды Шармана – президента Казахской академии питания. На этом фоне невольно возникает вопрос: почему потомственный ученый-медик покинул в начале 90-х свою страну и вернулся уже как гражданин Америки?

"90-е годы  время «вымывания мозгов». После окончания института я начал работу в аспирантуре Института иммунологии в Москве, в 1985 году защитил кандидатскую, а в 90-м  – докторскую диссертацию. Из 30 молодых ученых, которые работали со мной в лаборатории, человек, наверное, 20 уехали в  США. Я тоже стал работать в Университете Алабамы в Бирмингеме – это крупный иммунобиологический центр разработки вакцин. Я занимался там исключительно наукой – моя задача была изучить болезнь Крона. Потом перешел в Университет Джонса Хопкинса, где разрабатывал биомаркеры для медико-демографических исследований. Почти 10 лет проработал в этом институте.

Наука – это не замкнутое пространство. Я много ездил за рубеж, в частности, в  страны Юго-Восточной Азии и Африки. Мы занимались СПИДом и другими вопросами. И каждый раз, когда я выезжал, возникали проблемы с визой. В итоге один профессор меня спросил: «Почему ты не возьмешь гражданство? Так проще будет». Сейчас я могу свободно ездить по миру, по многим странам без всяких виз. Наука не сегрегирована – она является понятием глобальным. Поэтому в этой сфере очень важна свобода передвижения.

Разница между Казахстаном и США в области медицины - в уровне профессионализма. В Америке тяжелая конкурентная среда, выжить в ней могут только суперспециалисты. В Казахстане есть отдельные профессионалы международного уровня, но их мало. И, к сожалению, здесь много стереотипов, старых подходов из-за нашего советского прошлого, из-за того, что многие фармацевтические компании агрессивно работают на этом рынке. В США более доказательная медицина.

За взятки и наживу на несчастьях людей в Америке не поздоровится. Мы все принимали клятву Гиппократа и должны руководствоваться ею независимо от того, где мы работаем – в частной или бюджетной сфере. Как любой человек, врач может допустить серьезную ошибку. И в государственной области, где недобросовестные люди получают взятки от пациентов, и в частной. Хотя в частной медицине все транспарентно. Здесь пациенты  платят за свое здоровье. Американские врачи являются одновременно и предпринимателями, поэтому в США сильное здравоохранение. Случаются, конечно, перегибы. За этим строго следят соответствующие службы. В Америке хорошо развита коллегиальная система. Есть неправительственная медицинская ассоциация, которая мониторит нарушения. И если какой-то врач действительно недобросовестно выполняет свои обязанности, пытается заработать на несчастьях людей, это тут же предается огласке. Медицинская общественность его осудит, и такому человеку уже не поздоровится.

В конце 2000-х руководство страны пригласило меня в Казахстан. По инициативе правительства мы создали холдинг и привезли сюда высококвалифицированных специалистов. Так я возглавил Национальный медицинский холдинг в Астане. Нам удалось организовать высокоспециализированную помощь в области хирургии, материнства и детства. Но это - дорогостоящие операции. Одна пересадка сердца стоит 200 тысяч долларов. Поэтому я вижу перспективу в превентивном здравоохранении.

Будущее  за профилактической медициной в сфере диагностики и предупреждения заболеваний.  Нынешнее здравоохранение в Казахстане специализируется на оказании больничных услуг. Я бы назвал его эгоцентристским или болезнецентристским. Поэтому мои партнеры – акционеры и инвесторы – предложили создать другое направление на уровне частного института в Алматы – Диагностическую клинику и центры персональной медицины. Пакеты check-up стоят от 62 тысяч до 480 тысяч тенге. Это дешевле и больше по объему, чем в Корее, Сингапуре и Германии.

В бюджетной сфере не удается быстро и эффективно двигаться. Мешает множество бюрократических процедур, законодательство довольно сложное. Поэтому мы решили реализовать свои идеи на частном уровне и показать стандарты международного класса. Надеемся, что они будут применяться впоследствии и в государственной системе.

Медицинские центры в торгово-развлекательных комплексах – известная практика. В Сингапуре, Объединенных Арабских Эмиратах внутри больших торговых моллов уже давно функционируют такие клиники. И это – не экспресс-диагностика. Туда можно прийти и нормально обследоваться. В Америке есть целая сеть, которая является и аптекой,  и супер-маркетом одновременно.  В то же время любой, кто туда пришел, может проверить свое здоровье за 5 минут в отдельных комнатах. Лаборатории нет, есть просто пункты забора крови. Мы тоже хотим создать подобную частную сеть и приблизить медицинские центры к тем местам, где живут и работают люди.

Я  занимаюсь проектом Healthcity как менеджер, как управленец. И сейчас должен быть в Алматы постоянно. Я рано встаю и в диагностической клинике - с семи утра. Проверяю, как всё работает. Потом уже приходят врачи. Это мой стиль. Мое присутствие здесь обязательно. Когда процессы наладятся, я с удовольствием сделаю передышку. Но пока, на стадии становления, очень важно находится здесь. Хотя и езжу иногда в США. У меня там работают и учатся дети. Дом есть и в Вашингтоне, и в Казахстане. Но сейчас я живу  в Алматы с супругой и отцом.

У меня не было сложностей и проблем с американским гражданством в Казахстане. Все-таки это миролюбивая страна. Конечно, многие процессы вызывают обеспокоенность. Но как гражданин США я не ощущал никакого негативного отношения. Наоборот, все во мне видят человека, который сформировал медицинскую карьеру в Америке. Это привлекательно. Это вызывает уважение. Есть возможность увидеть приоритеты – здесь и за рубежом. Меня ценят. И мне от этого комфортно".

Стоит почитать

Загрузка...
Комментарии 0
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий