"Что-то в юной дочери ее злило"...

#Воспитание и развитие

Должны ли родители дружить со своими детьми? Читайте рассуждения на эту тему в авторской колонке.

Нет, я, правда, думала, что так и будет. Можно будет взять и родить, а потом взять и дружить. Как будто это само по себе должно получиться – быть другом. Только вместо того – другое. Это иные чувства, иная потребность. Защищать. Укрывать одеялом. Греть ладошки. Целовать в темечко. Опять защищать. И кажется, ничего не изменится. Даже с сорок третьим размером его будущей волосатой ноги. Я всегда буду хотеть уберечь, целовать в темечко. Я не помню, чтобы чувствовала так прежде.   

Читать ему на ночь, гонять в машинки, бороться с десептиконами, говорить о том, как устроен мир – непременно. Обниматься, болтать о чудесах, пачкаться мороженым – да. Останавливаться посреди всех этих взрослых дел, опускаться на колени и чтобы глаза в глаза – Слышать. Подсказывать, и вести, и ждать. Слышишь? Я всегда буду. Но я всегда буду больше мамой, чем другом. Потому что друг – это равный. Это значит партнер.

Это как будто я вдруг могу позволить себе быть слабой, и маленькой, и испуганной. Или расплакаться в его четырех(-десяти)летнее плечико. И говорить о своей усталости. И посвящать его в дела непонятного Мира В. Мира дурацких взрослых, у которых случаются кризисы средних лет, лень, ипотека, несбывшиеся мечты. У меня почему-то такое чувство, что я не имею права быть ему равной. Он всегда должен знать, что взрослым не страшно. Мы есть, чтобы защищать, и любить, и складывать руки в молитве. Мы есть, чтобы в конце концов отпустить.

Я видела всякие отношения отцов и детей. Одна моя тетушка растила дочь без отца, по ночам работала сторожем в детском саду, после смены шла подметать улицы. А потом возвращалась домой, и что-то такое в ее юной, только что распускавшей крылья, дочери ее злило. Она запросто могла обозвать ее проституткой. Только потому что та в позапрошлое воскресенье рассказала ей о мальчике из второго подъезда. О том, какие у него золотые ресницы, и всякое, знаете, такое.

А еще была подруга. Нам было по двадцать, мы забегали к ней перед тем, как сорваться в клуб – мама накрывала на стол, бегала за коньяком, лимон полукольцами, рахатовский «Казахстан». Красили тени до неба, бигуди накручивали – диаметром с трубу теплотрассы. А она суетилась: «Қыздар, күшті погуляйте». А под утро мы, счастливые, юные, пьяные, опять туда же, а корпешек – от двери до самых окон, всей ораве девчат. Она же знала, домой нам в таком виде ссыкотно. А еще тазики, тазики. Ой, умираю – такая замечательная мама. Она и любовников дочери принимает с тем же теплом. И кормит их на утро пирожками.

И есть моя мама. Она маленькая и большая, отважная и не очень. У нее волосы – белый пепел, а руки – камень, и ноги – тяжелые, крепкие. Эти руки, волосы, варикоз сделали меня тем, что я есть. Маленькой и большой, всякой, любой. Она осталась одна в 35, у нее были две работы, трое детей, четыре часа на поспать, пожить, налепить нам пельмени. Иногда мы собирали ее на свидания, иногда видели, как она собирала себя по частям. Но если честно, я предпочла бы не знать этой дружбы. Такой дружбы. Я предпочла бы не ведать о болячках дурацкого Мира В. Мира дурацких взрослых.

Для других дружба с родителем – осеки за ужином. Тягучие, как мед или сопли, вязкие. Близость 80 левела. Последние, свежие, только что из печки – сплетни как счастье, как повод быть ближе к маме. Которая поделит героев на черное или белое и даст тебе право судить, показать, какой ты большой и умный. И этот огонек в ее глазах, это лучшая твоя награда, дружок. Ты будешь таскать ей бережно с улицы, в хрустящей бумаге, про то, как и что кто сказал, где и зачем люди живут неверно, и не заметишь, как, выкладывая все это, заглядываешь в мамины глаза, ожидая лучшей своей награды. Ну и что, что тебе далеко за тридцать, и ты здоровый бык, и у тебя член, и два высших образования.

Я не знаю, как правильно, правда. Я хочу, чтобы счастливо, быть крылом им и тылом, быть им берегом и скалой. Я хочу быть им мамой, у которой самые мягкие в мире руки, что с того, что камень? Просто мамой – уметь смешить и уметь смеяться, просто мамой – покупать им книги из детства, держать за руки, когда страшно. Требовать, хмурить брови, может быть, ставить в угол. Утешать кем-то брошенных, затерявшихся, обожженных. Умирать от гордости за первый забитый мяч, умирать от гордости просто так. Собирать за одним столом, уже сильно взрослых. Из прекрасного мира В.

Но всегда оставаться матерью. Мама – по определению друг.  Как говорят мамы.

Надо ли дружить со своими детьми?

Ирис Мамбур, Астана. Дочери Нелли, 10 лет, и Софья, 7 лет

Безусловно надо. Вопрос лишь в том, в какой степени. Друг – это тот, с кем легко, смешно и можно поговорить на любые темы. Для меня это "выход" для подготовки детей "в свободное плавание". Постепенность, что ли… Очень непросто детей отделить от себя. И как раз дружба, а не солидный авторитет, часто выручает обе стороны. Я пока учусь быть им другом. С младшей Сонечкой удалось быстрее подружиться – она контактная. Хихикаем, смешим друг друга. Иногда специально говорю нелепости и придумываю истории, чтоб услышать смех. Нелли – она постарше. У нее уже на все свое мнение, свои секреты. Ей больше лет, и, соответственно, она помнит меня и рассерженной, и командующей. С ней срабатывают разговоры о косметике, о мальчиках, о переменах в теле. Нас сближает это.

Айгерим Галабир, Алматы. Сын Сани, 4 года

Надо. Ну потому что нельзя не хотеть быть другом человеку, который меняет тебя и твою жизнь с первого раза и бесповоротно. И потом, я считаю, что наивысшая степень дружбы – это стремление узнавать друг друга. Своего мальчика я хочу узнавать постоянно. Хочу знать, какой овощ ему нравится больше в два года, какая игрушка – в четыре, полюбит ли он Гарри Поттера и какую страну будет мечтать увидеть больше всего.

Марина Васильева, Актобе. Дочери – Варвара и Ольга

Надо, конечно. Но с дочерьми дружить проще, потому что они маленькие женщины с самого рождения, надо не пропустить момент, когда им хочется помогать нам, и никогда не оскорблять. Обидные слова женщин с рождения более ранят, тем более от близких. Думаю, что дистанция типа «я родитель – ты дурак» не допустима, не всегда родители правы. Дети любят папу с мамой просто так, а уважать будут только если есть взаимное уважение. Да, надо ругать и требовать, но времени не жалеть на то, чтобы объяснить – зачем.

Автор: Азия Каби

#дружба #воспитание ребенка #ребенок и родители #взаимоотношения ребенка с родителями

Загрузка...