Надо ли обучать детей в школе на трех языках?

Автор: Comode
4733 0 Воспитание и развитие
Четыре года осталось до введения в Казахстане новой методики обучения. Уже в 2020-м казахстанских учеников ждет глобальная реформа от Министерства образования РК. Автор Comode Алия Далабаева решила узнать у эксперта-лингвиста Жулдыз Смагуловой ответы на интересующие родителей вопросы: успеем ли мы подготовить кадры и разработать методики и почему к трехъязычию лучше идти поэтапно?

Эксперты расходятся во мнениях, стоит или нет внедрять трехъязычный метод обучения в Казахстане. Представители Министерства образования РК рапортуют об успешных экспериментах, учителя сомневаются в полиязычном кадровом резерве, а родители еще толком не представляют, как это будет на деле. Директор Центра языков и преподаватель Университета КИМЭП лингвист Жулдыз Смагулова считает, что введение преподавания предметов на трех языках в казахстанских школах преждевременно:

- Преимущества многоязычия неоспоримы. Существует множество исследований о пользе билингвизма и полилингвизма, но программа трехъязычного обучения в том виде, как предлагается у нас, – это, скорее, скоропалительная и не основанная на научных данных реформа. В нашей современной системе образования внедрить многоязычное обучение успешно просто не получится. У нас не хватает ни учителей, ни ресурсов. Плюс любое решение должно быть основано на серьезных исследованиях, у нас же их не проводят вообще! Мы элементарно не знаем, что происходит в школе, как дети усваивают языки, на основе каких эмпирических данных принимаются решения.

Кстати, в одной из казахстанских экспериментальных школ учитель английского языка преподает биологию, потому что он единственный, кто говорит на английском. А чиновники рапортуют об успехе… Давайте для начала оценим, и эта оценка должна быть независимой, насколько эффективно, к примеру, внедрение казахской литературы на казахском языке. На самом ли деле наши дети понимают тексты и заговорили ли они лучше на казахском?

Безусловно, можно легко выучить второй язык, но при условии, что для этого существует постоянная среда: к примеру, на одном языке вы говорите дома, на другом – на улице, в магазинах. Но иностранный язык – это совершенно другая социолингвистическая ситуация, он изучается только в образовательном контексте! Многочисленные исследования подтверждают, что иностранный язык нужно вводить в школьный «репертуар» только тогда, когда консолидировалась система первого языка, то есть знания, получаемые на этом языке, закрепились в памяти ребенка. Кстати, исследователи также говорят, что при обучении иностранному языку дошкольника и 11-летнего ученика, ребенок постарше будет усваивать язык быстрее.

Если мы вводим второй язык слишком рано и не создаем условий для поддержания первого, то первый язык дети могут забыть. Многие из нас – живые тому примеры. Мы начинали говорить только на казахском языке, но образование получили на русском, в результате – забытый первый (родной) язык, который остался лишь на уровне пассивного понимания. Или может возникнуть другая большая проблема – "семилингвизм", или полуязычие: дети учились на казахском языке в садах и школах, затем переключались на русский язык, на каникулы родители отправляли их за границу в иностранную среду… В итоге дети не владеют хорошо ни одним языком на уровне носителя.

То есть быстро систему вряд ли исправишь…

- Мнения по этому поводу сильно расходятся, особенно между представителями министерства и реальными людьми, которые вовлечены в школьный процесс. Во-первых, даже в Алматы не хватает учителей-предметников, многие из них – учителя "старой закалки" предпенсионного и пенсионного возраста, которые вряд ли в состоянии выучить новый язык на уровне, необходимом для преподавания. Во-вторых, даже если государство готово вложиться в обучение английскому языку учителей, возникают два вопроса.

Разве можно подготовить трехъязычных или двуязычных преподавателей за четыре года? Кстати, в Казахстане планируют обучить английскому языку, переквалифицировать преподавателей-предметников всего лишь за один год, тогда как на усвоение языка на академическом уровне требуется от трех до пяти лет без отрыва от производства. Разве это реально? Или еще, тоже важный вопрос: вернется ли специалист с высоким уровнем владения английским языком на мизерную зарплату в школу?

Кроме того, хотелось бы подчеркнуть, что для повышения уровня владения вторым или иностранным языком необязательно читать на этих языках предметы. Знание предметной лексики не есть знание предмета. Умение читать и чтение для усвоения материала – разные навыки.

Каких успехов в многоязычном образовании добились другие страны?

- Международный опыт показывает, что даже в таких развитых странах, как Южная Корея, до сих пор стоит вопрос острой нехватки учителей-предметников, способных преподавать на иностранном языке. Для сведения, Корея наняла около 3000 учителей, носителей английского языка, но, как оказалось, не все они хорошие предметники или вообще не имеют педагогического образования. В Индонезии менее 1% предметников владеют языком на профессиональном уровне. Примеры Кореи и Индонезии также показывают, что с внедрением обучения на английском языке значительно увеличилась текучесть кадров в учебных заведениях.

В Казахстане есть пример полиязычного обучения в уйгурских и узбекских школах. Их выпускники успешно сдают ЕНТ, поступают в престижные университеты...

- Да, это экспериментальные школы, работающие при поддержке ОБСЕ. В этих школах, расположенных в местах компактного проживания диаспоры, сохранившей родной язык, есть педагогическая необходимость в полиязычном образовании, поскольку дети не владеют ни казахским, ни русским языками на уровне, необходимом для обучения. Они начинают учиться на своем родном языке, поскольку в большинстве – это сильные диаспоры. Но в них консолидируется система первого языка, затем постепенно добавляется второй язык (русский, а сегодня чаще казахский) и предметы на них, в старших классах остается меньше предметов на первом, родном, языке, а большинство преподается на втором языке. И именно тот факт, что дети начали обучение на своем родном языке, во многом объясняет их академический успех. Кроме того, не следует забывать, что уйгурский и узбекский языки родственны казахскому, что значительно облегчает его усвоение.

Вас многие запомнили по эмоциональному выступлению на TEDx Almaty в прошлом году. Расскажите про ваш личный языковой опыт с вашими детьми.

- Проблемой двуязычия я занялась так глубоко, потому что она коснулась непосредственно меня. Я классический пример городского казаха. Сначала, до садика, говорила только на казахском языке, потом садик и школа были уже на русском. У меня нет проблем с восприятием казахского языка, но из-за, скорее, аффективного барьера я избегаю говорить на нем.

Когда родился мой старший сын, это были 90-е годы, наша страна только получила независимость, мы были молоды и романтичны. Нам казалось, мы сможем воспитывать сына казахскоязычным. Тогда я училась говорить и читать на казахском языке. Бабушка и дедушка мужа очень помогали. Но мы уехали за границу, где погрузились в английскую языковую среду, и казахский постепенно ушел.

Вернувшись в Казахстан, мои сыновья (а их уже трое) пошли в русскую школу. Мой личный неудачный опыт заставляет меня как исследователя искать пути более успешных стратегий сохранения и возрождения родного языка. И особенно меня волнуют такие вопросы: Как и почему ребенок вырастает моноязычным в двуязычной среде? Как происходит смена языка (потеря родного языка) сообществом? Как сохранить и возродить родной язык?

И все же, как эффективнее изучать языки?

- Сегодня дети сильно перегружены. Детский сад у некоторых превращается в школу. У детей не хватает ни на что времени либо оно слишком структурировано. Времени для игр становится все меньше и меньше. Поэтому у современных детей чаще появляются ментальные и психологические проблемы.

Вместо того чтобы поиграть на улице с детьми, мы заставляем их учить или писать слова, зачастую разрозненные. А в это время дети могли бы заниматься спортом, творчеством, музыкой.

Играйте, общайтесь с детьми чаще. Через игру ребенок усваивает новые знания и социальные навыки намного эффективнее. Дома должна происходить натуральная трансмиссия родного языка от взрослых к детям. Нужно не просто ставить видео или давать книжку на казахском или английском языках, надо общаться на этом языке.

У нас в обществе есть некое давление, когда все вокруг интересуются вашим знанием казахского языка, поэтому многие опускают глаза и говорят, что не владеют, хотя у них неплохой разговорный или даже больше. Но человеку проще сказать «нет». У нас на казахском языке говорят либо хорошо, либо вообще не говорят. Но, поверьте, лучше говорить с ребенком даже на смешанном языке, чем вообще его не употреблять.

Наверняка знакома ситуация: русскоговорящая семья отдает ребенка в казахский садик, но к его окончанию не видит успехов, и ребенок идет в русскую школу либо сразу, либо после начальных классов…

- Да, конечно, это очень знакомо. И еще раз подтверждает, что в ситуации социально-функционального распределения языков, где один язык престижнее и коммуникативно сильнее другого, для сохранения у каждого языка должна быть своя функция. Когда два языка смешиваются и оба языка могут исполнять эти функции, происходит потеря какого-то из них. С этой точки зрения, школы с казахским языком обучения – это хороший проект создания моноязычной среды. С другой стороны, городские садики и школы не всегда способны создать полное погружение в моноязычную среду. Не секрет, что в школе только образовательный процесс идет на казахском языке, а неформальное общение зачастую происходит на русском, также русский язык выполняет множество престижных функций вне школы.

Чтобы сохранить или даже возродить родной язык, занимайтесь престижными, интересными и «крутыми» для ребенка делами только на этом языке. Ваш ребенок любит рисовать – рисуйте вместе с ним и разговаривайте только на казахском языке. Пусть любимая игрушка «говорит» только на казахском. Это реально стимулирует детей изучать язык.

А также следует помнить, что усвоение языка – это длительный процесс, ребенок не может овладеть языком за год или два в образовательном контексте. Родителям нужно запастись терпением и понимать, что казахский вашего ребенка может долго оставаться функционально ограниченным. Ожидать, что он сможет в одночасье заговорить на казахском на любую тему и в любой ситуации, не следует.

Что касается непосредственно меня, то, когда я занимаюсь наукой, я думаю на английском языке, в бытовом плане чаще использую русский язык, на казахский язык я переключаюсь вне уроков со студентами, а чаще – с детьми-младенцами. С детьми до года мне вообще сложно говорить не на казахском языке.

Язык – знаковая система, которую мы используем. И его переключение может быть весьма креативное. Я сторонник мнения, что казахский язык можно преподавать как иностранный. При этом использовать успешные методики. Например, эффективно обсуждать ту или иную актуальную тему только на определенном языке, это стимулирует детей получить новые знания. Язык должен быть инструментом.

Сначала нам нужно отнестись к изучению казахского языка как иностранного, а уже потом можно говорить о полиязычности.

К трехъязычию лучше идти эволюционно, поэтапно.

 

Справка

Сегодня в 110 казахстанских школах ведется обучение на трех языках, в планах – увеличить количество школ до 700. В 42 вузах страны открыты специальные отделения по подготовке полиязычных кадров инженерно-технического, естественно-научного и педагогического профилей. По данным Министерства образования и науки РК, до 2020 года на новый формат трехъязычного метода обучения перейдут все казахстанские школы.

Предполагается, что предметы «Казахская литература», «История Казахстана» и «География Казахстана» будут преподаваться на казахском языке. В старших классах на английском языке предлагается изучать такие предметы, как информатика, физика, химия и биология.


Загрузка...
Комментарии 0
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий