Как научить ребенка проводить время во дворе

#Воспитание и развитие

Мы все тоскуем по «счастливому детству», когда мама не могла дозваться нас с улицы домой, вместо гаджетов были активные игры, а во дворе закладывалась дружба на всю жизнь. Ох уж эти нынешние дети, стенаем мы. Но жаловаться – недостаточно. Какие шаги предпринять, чтобы сделать детей спортивными, подвижными, рассказывает семейная пара, сделавшая свой двор местом притяжения живущих поблизости детей.

Как научить ребенка проводить время во дворе

За каждым красивым проектом стоят энтузиасты. Без искренней веры в свое дело такие вещи не получаются. Знакомьтесь: Анна и Алексей, основатели фонда  Sport Concept, люди, которые уже четыре года заливают в собственном дворе каток, и Альмира Сейджапарова, хозяйка "здоровой" пиццерии "Пицца счастья". Сегодня они дарят детям подарки. 

Альмира Сейджапарова: 

«У нас с моим партнером Игорем нет больших денег, чтобы вкладывать в развитие проекта Ани и Леши, но мы решили, что маленькие шаги тоже важны. С каждых 100 проданных в кафе пицц мы покупаем детям экипировку: ролики, скейты, защиту или, например, кроссовки. Ролики стоят 4-5 тысяч тенге, но для некоторых семей значительная сумма. Нам это несложно, а какой-то ребенок сможет активно проводить время во дворе. Анна составила список ребят, которым нужно что-то из экипировки, мы поехали и купили. Мы будем делать это каждый месяц – детей-то много. Это не только ребята со двора Ани и Леши, они помогают людям с созданием спортивных площадок и в других дворах».

Аня Шелепова: 

«Четыре года назад мы залили каток во дворе, чтобы наш сын Ян начал кататься на коньках. И совершенно не ожидали, что в первую же зиму у этого кривого катка, который мы еще не умели заливать нормально, будет более трех тысяч посещений. На следующий год поняли, что все ждут, хотят, просят. В нашем дворе есть семьи, в которых по трое детей. Им это помогает изменить качество жизни ребят. Потому что, если двор хороший, дети не привязаны к компьютерам и им не нужно ехать куда-то далеко, например, на «Медео», чтобы покататься на коньках. Когда в семье много детей, тяжело куда-то выбраться, тем более, каждый день. Потом к нам присоединились ребята, которые стали помогать.

Вот, например, Илья. Он преподаватель физкультуры в университете. Илья уже год тренирует детей: хоккей, фигурное катание, ролики, общая физическая подготовка. Летом тренировки идут минимум три раза в неделю, а зимой – каждый день расписан.

К нам во двор приезжали известные спортсмены – и Оля Шишигина, и Владимир Смирнов нас поддержал.  Это люди, которые выросли на таких площадках сами, их дорога в спорт началась со двора, в котором находятся дети, а вечером приходят родители и тоже занимаются спортом. У нас сейчас то же самое. Идея была для детей, а стали приходить и отцы. У нас есть команда под гордым названием «Дворяне» – это папы, которые каждый вечер играют в хоккей, после этого чистят и заливают каток.

Наш двор – не только про спорт. Он про человеческие отношения.

В прошлом году  европейский оператор Tele2 и фонд "Навстречу переменам" признал  наш  проект спортивных многофункциональных площадок для детей в шаговой доступности от дома одним из лучших из 150 конкурсных заявок и поддерживает нас весь этот год. Платит нам зарплату, чтобы мы могли развивать проект в социальное предпринимательство, решая, в первую очередь, социальные проблемы города. И мы стараемся делать это по мере наших возможностей.

У нас во дворе есть девочка, ее мама страдает алкоголизмом, папы нет. В прошлом году мы заметили, что девочка не появляется на катке. Я позвонила в садик, выяснила, что там ее тоже нет уже несколько дней. Мы решили с садиком проверить, все ли в порядке с ребенком. Оказалось, мама была в запое и лежала пластом пять дней. Ребенок все это время не ел. Мы ее вынесли полумертвой. Девочку забрали органы опеки. Через какое-то время вернули маме, когда та пришла в себя.

 Что я хочу сказать: площадка стала таким местом, благодаря которому мы узнали, как живут дети, о существовании которых пару лет назад мы и не догадывались. Все же живут обособленно в своих подъездах, часто даже не знают, кто их соседи. Таких историй у нас несколько. Суть в том, что на этой площадке стираются разные барьеры между людьми.

Наша главная идея – раскачать гражданское общество. Я постоянно общаюсь со студентами, рассказываю о проекте. Многие стали откликаться. Я спрашиваю их: вы молодые, вам по 17 лет, зачем вам это надо? Они говорят: у нас есть сестренки и братишки-пятиклассники. Их сверстники уже курят. Нам хочется, чтобы они не курили, а делали что-то полезное. И вот эти ребята договорились со взрослыми соседями благоустроить двор в Орбите. Те согласились, но попросили, чтобы мы рассказали, как мы это осуществили. Буквально вчера к нам пришел парень, который живет двумя кварталами ниже, и тоже спросил, что нужно делать, с чего начинать.

Есть много заявок из Караганды, Павлодара. Люди готовы менять свою действительность. У нас много волонтерской поддержки, за неполный год к нам присоединилось около ста человек. Около ста детей прошлой зимой у нас регулярно занималось спортом в секциях. Еще около трехсот приходили к нам на мероприятия, посвященные здоровому образу жизни, которые мы устраивали во дворе.

Все нарастает как снежный ком. Я пыталась ставить себе цель – вот помогу сделать еще три площадки и вернусь к старой работе, буду деньги зарабатывать для семьи. Но чем больше делаешь, тем больше хочется. За прошлый год у меня было около пяти серьезных предложений, но я больше не хочу в офис.

Я хочу проект довести до ума. Доделать нашу площадку и устроить в каждом из восьми районов Алматы по одной социальной площадке, доступной детям. Бюджет на строительство футбольного поля, которое можно превратить в каток зимой – так называемой универсальной площадки – примерно 10 миллионов тенге до девальвации. Наша идея, чтобы волонтеры поддерживали потом эти площадки в хорошем состоянии.

Мы прошли все уровни акиматовские – от советников акима до районных акимов. Убеждали, что площадки – хороший дешевый способ привлечь детей в спорт. Акимат нас устно поддерживает, но поддержка никаким образом не монетизируется. С Медеуским акиматом мы вели переговоры почти год. Обошли весь район, нашли подходящие дворы, договорились с жителями и КСК, а потом они сказали: вы молодцы, теперь найдите сами инвесторов. Но зачем нам тогда работать с акиматом? В чем смысл? Жильцы и частный бизнес – на данный момент самые активные стороны процесса.

Когда я летала на парламентские заседания в Астану, услышала, что на пропаганду здорового образа жизни выделяется больше миллиарда тенге в год. Я сделала конкретное предложение: направить часть этих средств на строительство доступных детских площадок во дворах. На Алматы достаточно 80-100 миллионов тенге, чтобы в каждом районе города была хотя бы одна такая площадка.

Но что хорошо, власть стала нас приглашать на какие-то мероприятия. Стала замечать, одобрять, хвалить. Я надеюсь, что сотрудничество с государством все же перспективное направление. В Москве универсальные площадки есть в каждом втором дворе. И это работа мэрии. Мы с мужем были в хорошем смысле в шоке. Думаю, эта тенденция к нам придет, просто чуть позже.

С Mary Kay  сейчас мы делаем – надеюсь, до конца года успеем – три универсальные площадки. Не такие большие, конечно. Это площадка со спорткомплексом из турников, с баскетбольным щитом и игровая площадка для малышни. Это не так масштабно, но все лучше, чем ничего. Люди очень их ждут! Параллельно ведем переговоры с QIWI и планируем устроить еще две площадки с этой компанией, которая одна из первых поддержала наш проект, и мы смогли сделать хоккейную коробку.

Алексей Кузнецов: 

«Самая парадоксальная ситуация была, когда мы договаривались с соседями о разрешении на строительство катка. Большинство было за, а кто-то – против! На наших полуразрушенных унылых дворовых площадках бегают дети, пыль стоит столбом, а бабушки ругаются – не пылите, перестаньте! Но на то они и дети, чтобы играть! Все вокруг разваливается, всем некомфортно, а облагородить желания нет.

У нас какой принцип: два года приходили все кто хотел. Прошлой зимой мы улучшили инфраструктуру: поставили хоккейные борты, наняли тренеров, лед по качеству не хуже, чем на Медео. Эту инфраструктуру надо поддерживать. Дети из социально уязвимых семей катаются и занимаются в секциях бесплатно, а родителей, которые в состоянии внести вклад или оплатить секцию, мы об этом просим. У нас нет единой таксы для входа на каток: мы призываем внести посильный вклад или помочь как волонтер – убрать выпавший за ночь снег, например.

Мы ставим целью не вырастить из детей профессиональных спортсменов, но привить любовь к спорту. Хотя вот на профессиональных катках я встречаю мальчишек, которые начинали кататься у нас во дворе, кричат: «Привет, дядя Леша!»

Я хочу сделать так, чтобы старые дворы преобразились. Государство с этой задачей не может справиться. Я знаю случаи, когда во двор вкладываются колоссальные средства, а людям этого не надо – они же не просили об этом. Ну не хотят они за всем этим хозяйством следить. И смотришь – качели раскуроченные, горки побитые, денег куча потрачена, а толку нет. Люди говорят: постройте нам площадку. Мы, естественно, не можем финансово помочь всем, но можем обучить алгоритму действий по улучшению двора. Наш двор стал площадкой, на которой мы создаем позитивный контент. Не чернуху, которой и так много вокруг, а что-то правильное. Это польза для людей в чистом виде. Все желающие могут прийти и посмотреть, как это работает, вдохновиться. Идея такая: начинайте что-то делать. А инструменты и способы, как это сделать, по ходу сами найдутся.

У нас любят говорить: ах, подростки такие-сякие. Да во все времена молодежь была такой необузданной. Ребятам нужен какой-то стимул, точка приложения их энергии. Сейчас таких стимулов вообще нет. И когда человек остается сам с собой, повышается риск дурного влияния. Да хотя бы того же телевизора, в котором кого-то режут или стреляют. Мы пытаемся формировать правильное мировоззрение. И в первую очередь такое мировоззрение полезно для государства».

Нашему примеру в Алматы последовали четыре двора. Наша площадка, конечно, еще не до конца закончена, но уже есть опыт, как начать, как найти инвесторов, как сделать лед ровным. У детей должна быть возможность заниматься спортом, ходить в кружки в пешей доступности от дома. Так устроено во всем мире. 

Отцы и дети: а у нас во дворе

Родители и дети, которые пришли на вручение экипировки от "Пиццы счастья", рассказали Comode, какой он – двор их детства.

Альмира, мама Арсена: «Нас не надо было развлекать. Мы просыпались и сразу были чем-то заняты. Это бесконечные какие-то дела с подружками. До одури гуляли, пока мама не ругалась из окна: «В последний раз говорю: домой. Считаю до трех!» Нам ничего не надо было – какой-нибудь гараж, на который можно было залезть, самые простые развлечения. Я хотела бы, чтобы мой сын и другие дети научились не ждать, что взрослые их будут развлекать, а находили бы радость в простых вещах: палочках, веревочках. В окружающих людях, в конце концов! Я очень благодарна, что мама научила меня радоваться тому, что есть. А сегодня детям нужны дополнительные ресурсы в виде походов в магазины, кинотеатры и развлекательные центры. Мне кажется, двор – площадка, где развивается способность быть самодостаточным и счастливым. Жизнь ведь по-разному складывается. Мы не можем всегда оберегать детей. Будет у них и студенческая жизнь – довольно дурацкая в плане комфорта, денег и устроенности быта. Адаптивность – качество, которое должно быть у любого человека. Взаимовыручка, коммуникативные навыки – все это можно приобрести, когда дружишь с ребятами из своего двора».

Арсен, 8 лет: «Я не очень часто гуляю во дворе. Когда выхожу, играю в футбол, но это редко. Времени не хватает. У меня ведь школа и еще плавание. На выходных мы с мамой ходим в горы. А летом я ездил в Шымкент, у нас там дом, и тоже никто не гуляет».

* * *

Алексей, папа Яна: «В моем детстве все друг друга знали. Стучали в дверь, друзья выходили, и мы играли вместе. Дружба равно счастливое детство. Я хочу, чтобы мои дети так же общались со сверстниками и это происходило в цивилизованном безопасном месте. Я жил в микрорайоне. В нашем дворе мы таскали ведрами воду зимой, чтобы залить каток. А потом все куда-то пропало».

Ян, 8 лет: «Я горжусь, что мой папа придумал заливать каток, потому что там очень интересно. Я могу оттачивать свои навыки хоккеиста. А еще на катке можно отмечать Новый год. Там было круто! Был шашлык, конфеты, подарки, Снегурочка и Дед Мороз ненастоящие. Я в них не верю. Я работаю помощником тренера на катке. Показываю, как правильно делать задания. Учу детей кататься правильно. И еще я иногда детей учу правильно бросать шайбу. Сначала у нас каток был без бортов, были бугры всякие. Потом мы его чуть получше начали заливать и сделали такие маленькие борты. А в этом году у нас профессиональные борты. Но потом каток стал таять, и мы пытались его сохранить. Зима еще была, но солнце сильное. Мы положили шины, и снега насыпали, но не получилось. И мы расстались с катком. Но я надеюсь, что в этом году у нас снова будет каток!»

* * *

Назия, мама Аяны и Аружан: «Я из Актау,  жила в 15-м микрорайоне. Мы в детстве играли в футбол, волейбол, пионербол, висело два баскетбольных щита. Днем на площадке играли дети, вечером – взрослые. Нас еще спасало море – городок маленький, и можно было до моря дойти пешком. Разумеется, не было ни планшетов, ни компьютеров, и мы читали книги, общались. А сейчас этого общения нет. Я ограничиваю детей в том, что касается гаджетов. Из-за этих ограничений им ничего не остается, как выходить во двор и играть. И они друг друга начинают вытягивать, звонить, заходить в гости. Раньше этого не было. Все началось благодаря катку. Изначально во дворе нечем было заняться – ни качелей, ничего. Какая-то странная площадка, которую использовали как парковку. Когда мои дети стали пропадать на катке, я сначала боялась, что переохладятся. А потом с удивлением поняла, что всю зиму они вообще не болели гриппом, потому что находились на свежем воздухе!»

Аяна, 7 лет: «Мне семь лет. Я умею кататься на роликах, но иногда падаю. Моя лучшая подруга – Айша. Я хожу на каток. Мне нравится делать трюки. Я занимаюсь фигурным катанием и хоккеем. Шайбу не боюсь. Иногда мы играем в хоккей девочки с девочками, иногда – девочки с мальчиками. Лучше всех в хоккей играет Катя. А катаются на коньках лучше всех Рахат, Аружан, Ануар, Дина, Бага. Бага – это Багдад. Когда я вырасту, я хочу учить других людей хоккею и фигурному катанию. Не хочу врачом. Потому что – резать!»

* * *

Андрей, папа Кати: «Во дворе моего детства в районе Мясокомбината тоже была хоккейная коробка, мы ее сами строили. Спорт был развит. Я профессионально занимался гимнастикой и боксом. Мы играли в хоккей, во всякие игры на коньках – и карусель, и змейку. Играли в КВН, разыгрывали какие-то простые призы. Наши мамы и папы тоже в этом участвовали. У нас был очень дружный двор, собиралось порядка ста человек. Вася Валяев, Игорь Бортник, Володя Алешин, Сергей Арутюнян – это все ребята из моего двора, помню имена. То, что создали у нас во дворе Анна с Алексеем, – это повод для гордости. Я такого нигде не видел. Моя дочь теперь играет в хоккей. Катя у нас спортивная – она и плавать хочет, и в хоккей играть, и на лыжах кататься».

Катя, 9 лет: «Я люблю играть с Яном и Камиллой в футбол и хоккей. Я посмотрела, как ребята играют в хоккей, мне стало интересно, и я решила тоже играть. Я почти никогда не падаю! Домой прихожу, а на ногах синяки, но я не плачу никогда. Мне даже не больно. Мне нравятся математика, русский, физкультура, хореография. Во двор я не всегда выхожу, иногда, когда много уроков, не хожу. Эту неделю я выходила каждый день, потому что уроков было м

#дети #Двор #отцы и дети #детские игры #как отвлечь ребенка от компьютера #от телевизора #ребенок сидит дома #играть на улице

Загрузка...