Взгляд свысока: как я стала машинистом крана

#Своими словами

«Прости, мы можем отложить интервью? Я сегодня бетон принимаю, задержусь». Алеся Лебедева работает машинистом подъемного крана. К 21 году она уже освоила одну из самых необычных профессий, в которых может проявить себя женщина. Читайте удивительную историю о незаурядном жизненном выборе.

Взгляд свысока: как я стала машинистом крана

- Как эта профессия вошла в жизнь моей семьи? – отвернув взгляд в сторону окна, Леся помешивает свой латте и еще несколько минут не произносит ни слова. – Знаешь, у моей мамы около десяти профессий, которые она получила как обучаясь, так и нарабатывая опыт в процессе: няня в детском саду, парикмахер-смежник, флорист, водитель троллейбуса… Так-то и не вспомнить все. Ну, ты ведь понимаешь, в водители троллейбуса идут не по зову сердца. В выборе этой работы только один мотиватор – понятный и тебе, и мне. На тот момент (да и сейчас, я думаю) крановщики получали хорошо. Сегодня мама – опытный машинист, и именно она была первое время моим наставником. У нашего крана даже прозвище свое есть – “цыпленок”.

Мне было лет 14, точно не помню, когда я впервые села в кабину крана. Я хоть и боялась высоты, все равно полезла, потому что было жутко интересно. Не скажу, что работа мамы сильно меня впечатлила, но любопытство я удовлетворила. Ну и как-то пропал потом этот интерес на несколько долгих лет. Я успела закончить колледж, кстати, тоже далеко не по женской специальности: я электромеханик по связи. После окончания учебы думала, конечно же, об университете, но тогда на высшее образование совсем не было денег. Нужно было работать. Пробовала устроиться официанткой, барменом работала, промоутером… Не мое все это.

Чем черт не шутит?

Как я стала машинистом крана – весьма веселая история. Скажем так, мы, крановщики, знаем друг друга и частенько собираемся вместе. Знаешь, это как клуб по интересам. На одну из таких встреч мама взяла меня с собой. За нашим столом сидел один из самых опытных и уважаемых крановщиков – дядя Миша. У него стаж – около 45 лет на кране. За разговором, между делом, он спросил у мамы: "А что ты Леську на кран не возьмешь?" Я сразу подумала: а почему бы и нет? Чем черт не шутит? Пару дней спустя пошла с мамой на стройку. У нее как раз демонтаж крана был: его разбирали, нужно было перетащить с одного места на другое. Мы находились между секциями. Неожиданно маму вызвали вниз на площадку, а мне предложили посидеть в кабине. Вдруг по рации: "Давай, цепляй!" Я растерялась. Чего цепляй? Куда? Дальше – картина маслом. Залетает мама в кабину и быстро начинает объяснять: куда нажимать, куда тянуть. На современных кранах внутри кабин система управления довольно проста. Играла в приставки? Вот примерно такие джойстики. В общем, после небольшой инструкции мой наставник покинул меня, оставив лишь напутственное: "Давай, давай, выполняй команды".  Ну, я и попробовала. В это трудно поверить, но мне удалось спустить около четырех секций. Так все и началось. Комлекс «Тристар» в 21 этаж на Аль-Фараби - Мендикулова, можно сказать, мой первый проект.

Курсы обучения на машиниста подъемного крана ничем не отличаются от, например, водительских курсов. Сначала очень много теории, огромное внимание уделяется технике безопасности. Позже практика – стажировка на кране. В этом ремесле очень важна внимательность и собранность. В принципе, да, мою работу можно сравнить с «Лего». Разница лишь в уровне ответственности. Не дай боже, уронить деталь! Находясь в кабине, я несу колоссальную ответственность за жизнь других людей, за судьбы их родных. Так же с расчетами – я постоянно просчитываю, с какой скоростью должен двигаться кран. 

У меня частенько спрашивают: каково это – управлять такой огромной машиной? Все, как и при вождении. Сначала привыкаешь к габаритам, учишься управлять, а потом делаешь все на автомате. Ты вот прокручиваешь в голове мысль: "налево или направо" перед тем, как повернуть руль? Вот-вот. Самое интересное, я боюсь садиться за руль машины. Не могу ответить почему, просто боюсь.

Главный соперник – стихия

Со мной работают люди не робкого десятка, такие же, как я сама. При подъеме тяжелого груза кабину может трясти весьма сильно – к этому быстро привыкаешь. Но бывали моменты, когда было очень страшно. С ветром очень тяжело "бодаться". Наверное, у каждого крановщика есть своя собственная история, связанная с этой стихией. Ветер – наш самый главный враг.

Однажды, находясь на высоте около 80 метров, я по рации получила команду завершить работу и спуститься вниз. Сила ветра – 20 метров в секунду (к слову, мы приостанавливаем работу при отметке "10"). Собраться-то я собралась, но выйти так и не смогла, пока не стих ветер. Дверь не поддавалась ни ноге, ни плечу. В конечном итоге подобными усилиями я бы точно себе что-нибудь сломала. Находиться в такие моменты в кабине… Тут все дело в психологическом давлении, понимаешь? Кабину трясет, жуткий гул ветра и осознание того, что на высоте 85 метров ты находишься взаперти. Безысходность и легкая паника – я бы так описала свое состояние в такие моменты. 

Три страха – три побежденных кита

Я тебе так скажу: чтобы делать то, что я делаю, мне пришлось побороть три самых немыслимых страха в моей жизни.

Боязнь высоты. Я раньше вниз с балкона пятого этажа смотреть не могла. Этот страх я переборола, когда мне пришлось идти по стреле, чтобы проверить блок на ее конце. Кроме собственных рук и ног у меня страховки не было (высота – 60 метров). Конечно, можно было подождать монтажников, но временем для ожидания я на тот момент не располагала. Я навела кран на здание, чтобы лететь не 60 метров, а хотя бы 15 (ты напиши это в кавычках, мол, смеется. А то решат, что я всерьез). Собрав всю волю в кулак я решилась и пошла. У всей команды от моего поступка волосы дыбом встали. Детский максимализм? Не думаю. Ответ на твой вопрос: сделала бы я это снова, имея мужа и троих детей – да. Сама профессия – она опасная. Работать на стройке было моим взвешенным и обдуманным решением.

Клаустрофобия. На «советском» кране еще более-менее есть пространство, а на «китайском» – кабина всего метр на полтора. Ты в коробочке, где из связи у тебя – только рация. Иногда сотовый совсем не ловит.

Одиночество. Парадокс в том, что я не люблю находиться одна. Говорить по телефону и списываться по интернету – это одно. Мне необходимо само присутствие человека рядом.

Стальная девушка

Во время работы ко мне обращаются с уважением на "Вы". Вне работы – я для кого-то дочка, для кого-то внучка, а кто-то обращается «жаным». Как я говорила, ответственность колоссальная, поэтому дисциплина у нас строгая. На данный момент мой опыт работы составляет ровно один год. Здорово, что, невзирая на такой небольшой срок, ко мне прислушиваются, старшие бригадиры со мной советуются.

Меня всегда забавляло выступать в роли "радио". Многие стараются: настраиваются именно на мою волну, чтобы поднять себе настроение. К примеру, у меня частенько спрашивают: "Лесь, ну что там по прогнозу сегодня?". Покручу голову и отвечаю: "Ну, что-что? Минут через пять ливанет. Закругляемся".

Наша любимая шутка: крановщик шестого разряда забрал ребенка из садика, не выходя с работы. Чаще всего мне не верят, когда говорю кто я по профессии. Пока корочку крановщика не покажу – не верят. Лично я в этом ничего необычного не вижу.

Думая о будущем, я пускаю все на самотек: будет так, как должно быть. Буду работать. Я считаю себя очень трудолюбивым человеком. Поэтому мне хочется стать профессионалом своего дела. Впрочем, как и каждому из нас.

Автор: Асель Исанович

#Алматы #профессия #крановщик #женщины на трудной работе #Алеся Лебедева

Загрузка...