Автор:
Comode

Лиля Ахметова:
как побороть чувство вины



1581 0 Своими словами Мы так часто виним себя во всех смертных грехах вместо того, чтобы начать решать проблемы. Намного легче мучиться угрызениями совести и ничего при этом не делать. Наш автор Лиля Ахметова решила бросить вызов чувству вины. И написала статью на эту тему. По ее наблюдениям, поводы для самоедства в наши дни не снились даже самому Зигмунду Фрейду.

Я просто устала ощущать себя хуже других людей. Чувство вины перед собой меня буквально съедает каждый божий день. Ругаю себя за то, что так и не создала собственную семью, не вышла замуж, не родила детей, и даже не имею постоянного партнера. Ругаю за то, что никак не могу взять себя в руки и начать правильно питаться, а потому стыжусь своей немодельной фигуры. Ругаю за то, что недостаточно уделяю внимания родным.

Еще приступы вины подступают, когда я думаю о том, что ничего не добилась в карьере. В то время как коллеги добиваются головокружительных высот. Стоп. Это уже зависть, скажете вы. Ах, если бы. Я скорее искренне восхищаюсь более удачливыми коллегами, и тут же начинаю посыпать голову пеплом, потому что мне просто лень делать то, что делают они. И опять чувство вины. Словно я обязана быть вместе со всеми в авангарде некоего жизненного или профессионального соревнования. Вот такая психологическая дилемма, которая, как мне казалось, существует только в моей голове.

Между тем, покопавшись в умных книгах по психологии, я выяснила, что великий и ужасный Зигмунд Фрейд (которого никто не читал, но каждый решительно цитирует) считал, что человек и человечество началось с чувства вины. И по этому поводу приводит притчу о первых человеках. Она гласит о том, что взрослые братья-самцы убивают отца за его деспотизм, запреты смотреть на самок, но потом их охватывает чувство раскаяния, страха, стыда и вины за содеянное. Так люди-человеки заработали свой первый душевный рефлекс. Таким образом, вина (а вместе с ней гнев, стыд, удивление, страх, застенчивость) – это самое древнее человеческое переживание, часть нашей психической жизни.

Одна моя знакомая очень любила поспать. Высыпалась часам к 10, но потом весь день ходила с чувством вины, ведь нам с детства внушили: кто рано встает, тому бог дает. При этом Интернет перегружен советами, как научиться рано вставать, как успеть сделать все, если вставать рано утром. То есть никто даже не сомневается, что спать долго – это преступление. Так вот, все попытки моей знакомой вставать рано ничем хорошим не завершались. Если она и насиловала себя, чтобы встать с постели в 7 утра, то потом весь день ходила сонная, разбитая. Если и вы "сова", то понимаете, о чем я. Тетя посоветовала ей сходить к психотерапевту, который сказал, что все это чепуха – люди разные, и сон у них тоже разный. Не обязательно вставать рано утром, если нет к этому физического расположения. Главное, проснуться отдохнувшей и счастливой, и, если это происходит в 10 или 11 утра, значит, так надо вашему организму.  И не надо мучиться чувством вины. Совет психотерапевта спас мою знакомую. Как только она приняла себя с этим "грехом", все сразу встало на свои места. Она высыпалась, и при этом успевала все делать в течение дня, в том временном отрезке, который был удобен ее организму. Вместе с чувством вины ушла неуверенность в себе и восстановились нервы.

Вообще, по моим наблюдениям, многие наши душевные терзания – это отражение принятых в обществе ценностей. Самое распространенное из них – страх оказаться не таким или не такой, как все. Иными словами, хочется, чтобы "все было как у людей". 

К примеру, недавно смотрела российский фильм, где главная героиня – простая советская девушка-таксист из ленинградской коммуналки - выходит замуж за американского ученого. Казалось бы, сказка о Золушке на современный лад. Но дело было в середине 1960-х годов, то есть в самый разгар холодной войны между СССР и США. А потому девушка предсказуемо не находит счастья на благополучном Западе, потому что все время пытается всем доказать, что СССР – лучшая страна мира, при этом она находится в постоянном противостоянии с аристократическими друзьями мужа. Гипертрофированное чувство вины перед родиной, думаю, было нормальным не только для советского человека в эпоху холодной войны. Сегодня мы легко и просто меняем место жительства, родину, не ощущая себя предателями. Мир стал шире, понятие "родина" перестало быть географическим и пафосным. Можно любить родину и служить ей честно, не обделяя себя простыми человеческими радостями.

Нам ведь на самом деле очень тяжело радоваться жизни, потому как на каждом этапе человеческого развития общество создает свои правила, ценности, требования к поведению женщины и мужчины. Больше всего запреты касались, конечно, женщины. Всего-то пару-тройку десятков лет назад хорошая девушка должна была быть скромной, оставаться девственницей до замужества, быть верной одному мужчине на всю жизнь. Во многих обществах такие требования существуют и по сей день. Моя бабушка мило краснеет и отворачивается, если видит по телевизору откровенные сцены. Она любит вспоминать, как в ее время девушки были скромными, как парни за ними ухаживали. Сегодняшние девушки уже не краснеют и не мучаются угрызениями совести, меняя бойфрендов как перчатки, получая каждый раз новый опыт и образование в вопросах взрослых отношений.

Тем временем, новое время принесло и свои требования, а значит, и новые поводы для ощущения вины. Успех, карьерный рост, внешняя красота – вот то, что сегодня является чем-то обязательным. Быть совершенными с нас требуют с самого детства, и с детства же мы тащим за собой этот тяжелый груз вины за то, что не можем соответствовать новым стандартам культурного кодекса человечества. А значит, чувство вины перед самим собой будет всегда с нами. Дедушке Фрейду и не снилось.