-->

Девушки из СССР: как им живется в новом Казахстане?

#Своими словами

Когда-то все мы жили в одной большой стране, а сейчас - граждане разных государств. Мы решили рассказать истории женщин из ближнего зарубежья, которые приехали жить и работать в Казахстан, и попытались взглянуть на себя их глазами.

Девушки из СССР: 
как им живется в новом Казахстане?

Большой деревянный дом в нижней части Алматы. Разноцветную глазурь на крышу – и он стал бы пряничным. Как в пуховое одеяло, дом укутан в запахи корицы, имбиря, меда и еще чего-то неуловимо уютного. Эпицентр – на кухне. В жаркой духовке подрумяниваются пряники. Через стекло видно, как маленькие коричневые фигурки обретают невесомость, становятся хрупкими и воздушными. Еще пара минут, и можно пить чай. У стола хлопочут три хозяйки. Татьяна Лебеденко делит свою кухню с невестками: сыновья, отучившись в России, вернулись оттуда с женами. "Правильно сделали, все в семью надо, все в семью!" - смеется женщина. 

Супругу Настю старший сын Татьяны Евгений привез из Иваново. Классическая русская красавица, стройная и высокая, она словно из той знаменитой песенки про город невест. Настя в Алматы уже 4 года. За это время успела привыкнуть и к своему статусу невестки, и к городу, родила троих сыновей. Хотя поначалу переезд в Казахстан стал для нее шоком, и она даже сбежала практически из-под венца.

- Изначально мы собирались жить в Иваново. Муж просто предложил съездить домой, познакомиться с родителями, пока он не устроился на работу. Мы приехали, родители были нам очень рады, обещали помочь с жильем, оказалось, что и работу здесь найти проще, и муж предложил мне остаться. Меня это жутко напугало, мы повздорили, я решила, что он меня обманул. Я сбежала обратно в Иваново. Месяц там походила, побродила, потосковала и в итоге вернулась в Алматы.

Зато теперь россиянка Анастасия знает такой Казахстан, о котором многие местные могут только догадываться. Ее знакомство со страной началось с далекого аула в Жамбылской области. 

- Муж устроился на хорошую работу и его отправили в аул. Мне было очень тяжело. Все кругом говорили на казахском, по-русски только матерились. Я была беременная, токсикоз, настроение скачет, а кругом все чужое. Муж очень хорошо зарабатывал, а мне эти деньги даже потратить было не на что. Потом я поехала в Алматы рожать, а муж остался там. Первое время после родов я жила совсем одна в недостроенном доме. Я все проклинала: зачем я уехала из России, там у меня все, а тут сижу одна, никому не нужная. Не знаю, как я справилась, очень много молилась. Потом муж вернулся, мы стали обживаться вдвоем, и все наладилось.

Побыстрее адаптироваться к новой реальности помогла свекровь – нашла всем занятие по душе. Теперь женская половина семьи Лебеденко делает пряники по старинным русским рецептам. У них небольшое семейное дело под добрым названием "Пряничная сказка". Татьяна печет, Настя расписывает (переняла талант от отца-художника), а младшая сноха Анна, бывший су-шеф, руководит. Она в Алматы недавно, ее "привезли" из Новосибирска. Бойкой и артистичной Анне нелегко дается роль келинки. Она до сих пор удивляется, почему папа - глава большого семейства - не может встать и сам налить себя чай или помыть за собой посуду. В ее речи до сих пор проскальзывает "а у нас в России", тогда Настя деликатно ее поправляет: у нас – это уже в Казахстане.

- Сейчас мы уже со страхом думаем о том, что, может быть, когда-нибудь придется переезжать в Россию. Нам тут очень нравится. Здесь народ очень отзывчивый, доброжелательный. В Новосибирске все замороженные, что ли... Для меня было дико, что здесь люди в автобусе помогают с коляской, кондуктор при выходе руку подает. Поначалу у меня были такие эмоции: "Кондуктор??? Руку подает??? Не может быть!!!"

Человеческий фактор сыграл решающую роль и в истории Александры Ермак. Тренер по конному спорту, она приехала в Казахстан из Минска благодаря конкретному человеку – Марине Букановой, владелице конного клуба Chamberlain. 

- Если бы меня пригласили в другое место, я бы еще подумала, ехать или нет. Сыграло свою роль место и отношение нашего руководителя к людям и животным. В Беларуси, например, у меня не было таких условий, которые предлагает здесь Марина.

Особые условия для Александры – это не прихоть приезжего специалиста, это жизненная необходимость. В 2,5 года у ее дочери диагностировали сахарный диабет. Говорят, что наследственное, хотя Саша не припомнит, чтобы в их семье кто-то страдал от этого. Она вообще не думала, что сможет когда-нибудь выйти на работу, но именно здесь, в Казахстане, у нее получилось.

- Диабет требует постоянного контроля, а здесь нам обеспечили условия, когда я могу совмещать работу и полноценный уход за ребенком. Мы живем при конном клубе, и моя дочка все время со мной. Я думаю, что останусь здесь надолго.

Всего 4 километра от черты города, и ты попадаешь в совершенно другую вселенную – туда, где чистый воздух, искристый снег, яблоневые сады, бескрайние поля и счастливые лошади. Александре бессмысленно задавать дежурный вопрос "Как вам живется в Казахстане?", потому что очевидно – она живет не в Казахстане, а в обособленном мирке, с реальностью имеющем мало общего. "Ну почему же, я иногда езжу в город, в магазины. В косметический салон вот пошла в первый раз в жизни", - улыбается она. 

Впрочем, есть одна вещь, которая Сашу настораживает. Экология. Оттуда, с гор, она очень хорошо видит, чем дышит наш город. После экологически чистой Беларуси с ее полями и пущами это открытие не из разряда приятных. 

- Я уповаю на то, что мы не совсем в городе живем, а немножко в горах. Алматы в плане экологии, конечно, пугает. Мне еще давно рассказывали, что здесь у людей много заболеваний именно из-за того, что экология не совсем хорошая. И когда я вижу эту черную ауру над городом, меня это напрягает.

Переезд в новую страну, пусть даже на время, заранее оговоренное контрактом, - это всегда вызов. Себе, своим привычкам, образу жизни. И многие приезжие считают нашу страну весьма удобной для того, чтобы выходить из своей зоны комфорта. Украинка Натали Пирманн приехала в Алматы в апреле 2014-го по приглашению байера Лилии Рах для работы креативным директором в бутике Sauvage. Сегодня она работает редактором раздела «Стиль» в журнале SNC Kazakhstan.

- Решение сменить страну я приняла в переломный для себя момент: либо переезжать в Киев и примыкать к конкретному "модному берегу" либо замахнуться еще дальше - сменить страну, образ жизни и отчасти мышление. А учитывая всем известную политическую обстановку и от этого не идеальные перспективы в отношении работы, не стала колебаться. Я обожаю перемены, а еще больше - не сидеть на одном месте сложа руки. По натуре я боец, 8 лет профессиональных занятий спортом - легкой атлетикой - из жизни не выбросишь.

Момент, когда Натали приехала в Алматы, был переломным не только для нее, но и для ее родной страны. Душой она все равно там, смотрит новости, переживает, общается на украинском с друзьями. "Иногда в редакции невольно хочу произнести какое-нибудь слово или шутку по-украински, но потом ловлю себя на мысли, что меня же не поймут".

О том, что происходит в нашей стране, Натали судит с позиции модного редактора и блогера. Мода – это то, что занимает ее не только с 9 до 6, это не работа, а большая часть жизни. Она сразу выделяет, что у женщин в Казахстане своя манера одеваться – у нас в крови выстраивать образ с точки зрения женской привлекательности. Даже в стритстайл-сообщества в интернете девушки до сих пор выкладывают свои образы, пропитанные нарочитой женственностью. Хотя, если говорить о мировых тенденциях, сейчас ценятся совсем другие стилистические приемы. 

- Уровень развития моды находится на начальной стадии, если говорить об этом вопросе в контексте международной модной арены, где нужно утвердиться любому дизайнеру, если он не занимается баловством. Хотя темп и размах, с которым развивается мода здесь, ощущается ясно и отчетливо. Мне это очень нравится, и весьма интересно быть свидетелем и участником этих изменений - как снаружи, так и изнутри. Несмотря на то, что глянцевые журналы появляются один за одним, и вроде бы ростки должны прорастать в земле шире и глубже, все же настоящих профессионалов своего дела не так-то и много. Модный украинский критик Зоя Звиняцковская - вот бы ее сюда. Глядишь, и все зашевелились бы с двойной скоростью.

Впрочем, шевелиться с двойной скоростью нужно не только казахстанским дизайнерам. Восточная неспешность – то, чему яркая и стремительная Натали удивляется до сих пор. 

- Различия в менталитете между нами огромны, об этом приходится всегда помнить. До сих пор не могу привыкнуть к тому, что на твою быструю реакцию следует реакция медленная. Часто нужно сдерживать свой темперамент и мягче высказывать свое мнение, пускай я всю жизнь говорю прямо в лицо то, что думаю. На уровне бытовых вещей - у окружающих тебя людей зачастую нет культуры общения, у водителей такси, к примеру. Над сервисом еще нужно очень много работать, деловым этикетом, а еще удивляет неумение сказать "нет" прямо и четко. Помимо украинцев, здесь у меня много местных друзей. А как иначе, если вы - самая гостеприимная и открытая нация из всех, с кем мне доводилось общаться. Когда настолько легко завязать новые контакты и знакомства, это неоспоримо круто. 

Мария Мильграм – дочь российского театрального режиссера, лауреата премии "Золотая маска" Бориса Мильграма. Когда-то он уехал из Москвы в Пермь, "поднимать" провинциальный драматический театр (что ему с успехом удалось). Спустя 10 лет его дочь тоже отправилась из Белокаменной - попробовать себя на совершенно новом поприще, в качестве арт-директора семейного кафе "АндерСон", которое открылось недавно в Алматы.

- Я работала в сфере культуры, проводила театральные и книжные фестивали, и к ресторанному бизнесу не имела отношения, это мой первый опыт. Я люблю Москву, это мой родной город, мне там хорошо. Но из-за этой кризисной ситуации у всех началась страшная агония, было неприятно там находиться. Любой разговор начинался с того, какой сегодня курс доллара и евро, какие сыры пропали с прилавков и что подорожало в два раза. Все было довольно нервно. Каждый день волей-неволей заходишь проверять курс валюты и смотреть, на сколько ты обнищал. Это очень давило. Находиться в таком стрессе мне не хотелось. Тем более, я не люблю зиму в Москве. Совершенно неожиданно я получила предложение поработать в Алматы - и согласилась на эту авантюру.

У Марии очень жесткий график работы: кафе только открылось, нужно запустить и отладить все бизнес-процессы. Она еще не ездила на Медео и Чимбулак, толком не видела город, зато успела составить кое-какое представление о его жителях. Что, впрочем, не удивительно: кафе – отличное место для подобных наблюдений. 

- Здесь все говорят по-русски и даже произношение почти московское. И поначалу тебе кажется, что люди здесь такие же, как ты. На самом деле это большая обманка. Разница в менталитете очень заметная. Здесь более патриархальное общество, чем в Москве. Я не говорю, что это плохо. Есть глава семьи и есть женщина. У меня нет ощущения, что женщина здесь хочет выбиться в лидеры и быть наравне с мужчиной, ей этого, наверное, просто не нужно. 

Еще одна местная особенность, которую отмечает Мария, – казахстанцы любят пышно отмечать детские праздники, даже когда самому ребенку они пока еще не нужны. "Ну год ребенку, ну два. У нас никому не придет в голову тратить на это деньги. Пригласят пару друзей, поставят свечку в тортик, шарики. Праздники начинают устраивать, когда ребенок в более сознательном возрасте, когда он уже воспринимает этот праздник как свой". Можно было бы объяснить эту национальную особенность неистребимой любовью казахстанцев к понтам и желанием пустить пыль в глаза многочисленным друзьям и родственникам. Мария объясняет это другими причинами.

- Мне кажется, у вас до сих пор очень сильные родственные связи, все держатся вместе. В Москве, по моим ощущениям, был период, когда все старались оторваться от своих семей, разъезжались, теряли связи. Так было в моей семье. А сейчас пошла тенденция в сторону осемействования. Дяди, тети, бабушки, дедушки, братья, сестры - все собираются вместе, общаются, отмечают праздники. И это очень здорово.

Что ж, со стороны, как говорится, виднее. И если к нам приезжают, строят карьеру, находят друзей, единомышленников, а иногда и свое место в жизни, то, может быть, у нас не все так плохо, как нам порой кажется. Просто иногда нужно уметь смотреть на себя со стороны.

фото: Мария Ульянова

#журнал SNC в Казахстане #Натали Пирманн #конный клуб Chamberlain #Женщины-иностранки в Казахстане #Александра Ермак #Мария Мильграм #женщины из бывшего ссср #ближнее зарубежье #женщины из других стран #иностранки в Казахстане #кафе Андерсон в Алматы #пряничный домик #семья Лебеденко

Загрузка...