Без пяти минут алматинцы: Сауле Сергазинова

#Своими словами

Если бы все пиар-специалисты улыбались как Сауле Сергазинова, продвинуть любой бренд не составило бы никакого труда. А если к этой улыбке добавить поставленную речь, красивые манеры и умение всегда выглядеть стильно, то можно подумать, что перед вами звезда большого города. Но все по порядку.

Без пяти минут алматинцы: Сауле Сергазинова

Сауле, а давай сразу: откуда и когда ты приехала в Алматы?

Я приехала в Алматы в июне 2005 года. До этого жила в небольшом поселке Балпық би. Это по усть-каменогорской трассе. И ты знаешь, я всегда мечтала жить в больших городах. Люблю эти толпы людей, заряжаюсь от них энергией. Классический экстраверт, в общем. Помню, всегда ходила у себя в поселке, и мне так было жаль, что нет на улицах толп, как в больших городах.

Ты же говоришь, что не была до этого в больших городах?

Я видела их в кино. Вот смотрю я фильмы, там Нью-Йорк, Шанхай, Пекин, а сама думаю: «Я тоже буду в этой толпе, тоже буду когда-нибудь жить в большом городе». И конечно же, как все девочки, на тот момент я мечтала поступить в университет в Алматы. Но в тот год не сложилось. Чему потом, спустя определенное время, я была только рада. Потому что в 19 лет я потеряла маму, и как раз этот последний год ее жизни я провела рядом с ней, в одном доме. И думаю, как-то смогла скрасить ее жизнь. Вместо Алматы я, кстати, уехала учиться в Талдыкорган, а по окончании вернулась в свой поселок и работала учителем в средней школе. По специальности я учитель английского языка. И до сих пор помню, что решение бросить работу в поселке и переехать в Алматы пришло ко мне в феврале 2005 года. Я совершенно точно решила исполнить свою детскую мечту – жить в большом городе. Потому что в поселке я поняла, что не могу дальше реализовать себя.

Можно же было в поселке курсы английского языка открыть, например?

Можно, да. Но на тот момент я немного разочаровалась в преподавании. У меня был один ученик – самый лучший в классе. Лучше всех учился, лучше всех знал английский язык. Мы с ним много занимались. Он подавал хорошие надежды. И однажды его на месяц забрали то ли на НВП, то ли еще куда-то, не знаю. В общем, через месяц он приехал абсолютно «пустым». Он не помнил ничего из того, чему мы с ним так долго и упорно учились. А ведь это был лучший ученик! И тогда я поняла, что мой труд сегодня есть, а завтра нет. И вообще я хотела быть журналистом (смеется).

Когда ты приехала в Алматы, у тебя здесь уже кто-то был?

Да, здесь жили двоюродные и троюродные сестры. Они меня на первых порах и поддержали. А больше никто из родных, я имею в виду в поселке и Талдыкоргане, не поддержал. Тогда мне было обидно. А сейчас я понимаю, что они за меня сильно переживали. Потому что, когда мама была жива, я была довольно избалованным ребенком. И они, конечно, не хотели, чтобы я уезжала.

То есть родственники осознанно не помогали, потому что надеялись, что без их помощи ты не справишься и вернешься в поселок?

Да, да (смеется). Запретить-то они не могли уже, я была достаточно взрослая. Их позиция была такая: «Езжай, попробуй. Если не получится, вернешься». И потом, знаешь, это даже правильно. Когда принимаешь серьезные решения, надо чтобы в случае провала было куда вернуться. У меня было такое место. Я могла без проблем вернуться как в поселок, так и снова в школу, учительницей. То есть я ничего не теряла, переезжая в Алматы. Но я чувствовала, что уже не вернусь. Что я найду себя в этом городе. Чем мне нравятся большие города? Тем, что они дают большие возможности. И если человек обладает какими-то личными качествами, какими-то знаниями, он всегда сможет себя реализовать. Тем более на тот момент я знала, что здесь много больших компаний, много иностранных компаний. На тот момент здесь уже жила моя подруга, которая так же, как я, переехала из другой местности. Она сразу нашла работу в крупной компании и уже начала себя реализовывать. Поэтому у меня был такой пример перед глазами, и я как оптимист по жизни верила, что у меня тоже все получится.

Скажи честно, ты где-то в глубине души надеялась, что эта подруга поможет тебе устроиться на работу?

Ты знаешь, я вообще ни на кого в жизни не надеюсь и не рассчитываю. Я никогда не надеялась ни на кого, кроме себя. Сама я люблю помогать, но просить помощь не люблю. Даже пожив первое время у сестры, я очень быстро съехала на квартиру. Недели через две-три. Но вот так, чтобы уезжала из поселка с надеждой, что мне кто-то будет помогать – никогда не было. Нужно просто работать и не лениться, а не рассчитывать на чью-то помощь. Я вообще верю что работа способна сделать из обезьяны человека.

Какой была первая работа в Алматы?

Вот ты спросила, и я сейчас с содроганием вспомнила, как я искала работу (смеется). Рассылала резюме, ездила на собеседования, искала здания, путалась в маршрутах автобусов! И вот, первую работу я нашла в охранной компании и проработала там шесть месяцев. Работа нравилась, руководство тоже было хорошим. Но меня тяготило внимание мужчин. В штате женщин оказалось мало, в бухгалтерии несколько и я.

А кем ты там работала?

Секретарем-референтом.

Ты хотела быть журналистом, но, как все приезжие, искала любую работу? Все равно какая, лишь бы работа?

Да, конечно. Но работа была хорошая. По сравнению со школой, где всегда было холодно, где я от детей заразилась и корью, и краснухой, работа в офисе с кондиционером уже доставляла удовольствие, знаешь. Когда у тебя справа холодильник, слева микроволновая печь – это уже приятно! Все познается в сравнении. Тем более в школе первая зарплата была у меня 5 000 тенге, и мне приходилось после школы продавать косметику, принимать заказы, развозить их, собирать долги.

Сама тоже пользовалась этой косметикой?

Да, конечно. Это сейчас я по дьюти фри гуляю, а тогда все было по-другому. В общем, после всего этого работа в охранной компании здорово отличалась. Но, конечно, я хотела расти дальше, и уже спустя месяца четыре начала искать другую работу. И мне попалась позиция в компании, которая занимается транспортными и экспедиторскими перевозками, и устроилась туда прямо перед Новым годом. Работа в новой компании научила меня многому, именно она дала большой старт моему трудолюбию. Там было четыре шефа, совет директоров, председатель правления, и все это надо было держать в голове.

То есть ты снова была секретарем?

Почти. Офис-менеджером.

Слушай, а как ты рассылала резюме? На тот момент электронной почтой уже вовсю пользовались?

По факсу. Да, это смешно, конечно, но именно так я находила работу. В общем, работа в транспортной компании мне нравилась, у меня хорошо получалось. Меня уже хотели перевести в отдел маркетинга. И мне хорошо платили. Там из-за большой нагрузки была текучесть кадров. Руководство понимало это и хотело удержать тех, кто есть. Эта зарплата даже позволила мне оформить первую ипотеку и купить свою первую квартиру в Алматы. После транспортной компании я устроилась в "Эйр Астану". Не сразу, конечно, там были свои трудности. Но я уже точно знала, что хочу в пиар. Думаю, мое нереализованное желание быть журналистом дало о себе знать. Потому что пиар – это прежде всего связь с общественностью. На тот момент отбор был не такой жесткий, и я была единственным человеком со знанием казахского языка. Это было одно из требований к кандидату.

Значит, у приезжего человека из аула все-таки есть какие-то преимущества в большом городе?

Да, есть (смеется). Эйр Астана была именно той компанией, в которой я хотела работать. Там было 2000 человек! Я же всегда хотела толпу, много людей. Были большие перспективы. И самое главное, я наконец-то могла путешествовать и летать в те города, которые видела в кино! Знаешь, когда мечты сбываются, это так приятно. Но спустя пять лет я поняла, что просто растворяюсь в своей работе. Меня никто не знал как Сауле или как пиар-специалиста. Я была просто частью "Эйр Астаны". И тогда я поняла: надо что-то менять. Это был 2012 год, как сейчас помню. Инстаграм как раз только набирал обороты в Казахстане. И именно эта социальная сеть натолкнула меня на мысль записаться на фотокурсы. Я завела страничку, начала выкладывать свои работы, какие-то советы и подсказки, которые узнавала на курсах. Начала делиться рецептами еды. Я достаточно хорошо готовлю и люблю это делать. Вот так я начала активно себя продвигать. И сейчас я смело могу сказать, что мне удалось выйти из образа просто сотрудника "Эйр Астаны". На это ушло три года. Сейчас я занимаюсь многими другими проектами и работаю со многими интересными людьми. Некоторые из них даже не подозревают, что у меня есть основная постоянная работа.

Алматы дал тебе все, о чем ты мечтала? Или остались еще какие-то мечты?

Я мечтаю реализоваться как мама. Я мечтаю путешествовать по миру. Надеюсь, все получится. Но, конечно же, я благодарна этому городу. Я благодарна ему за то, что здесь я вылечилась от депрессии после смерти мамы. Здесь я избавилась от комплексов. Знаешь, в поселке мне всегда говорили, что я слишком худая, что шорты и джинсы мне не идут, там не так, тут не то. А приехав в город, я вдруг поняла, что я совсем не худая. Тут девушки, оказывается, сидят на диетах, чтобы выглядеть как я. В Алматы я первый раз купила себе бриджи. Я благодарна городу за свою работу. Здесь я могу реализоваться. Я благодарна этому городу за то, что здесь я нашла свою любовь. У меня не было какой-то самоцели выйти замуж именно за алматинца, но мне было важно, чтобы моя вторая половинка не тянула меня обратно. И в этом плане мне повезло с мужем.

А если бы ты влюбилась в мужчину, а он тебе: «Ну все, дорогая, мы переезжаем в Шиели! Там тепло. Там мама»?

Ну нет (смеется).

Не уехала бы?

Нет, конечно. Нет. И знаешь, я не думаю, что я полюбила бы такого человека. Я сама по себе такой человек, что не могу просто так влюбиться в кого-то. Мне надо долго раскачиваться. Мой муж красиво за мной ухаживал и практически сразу признался мне в любви. А мне понадобилось несколько месяцев, чтобы сделать это. И если меня в человеке что-то не устраивает, то я вряд ли полюблю его.

Оглядываясь назад, какие ты сейчас можешь сделать выводы?

Люди, которые приезжают в большие города, должны быть готовы к конкуренции. Они должны быть конкурентоспособными и понимать, что здесь на одно место будет несколько кандидатов. Здесь нужно быть готовым к тому, что придется много работать. Надо понимать, что первое время нужно будет немного ужаться, но потом, через год или два, у вас будут первые плоды. Я прошла через все эти этапы сама. Я всегда хотела сама чего-то добиться. Без чьей-либо помощи. И еще мне здорово помогала мотивация: я всегда хотела, чтобы маме не было стыдно за меня. Вот эта мысль помогла мне в самые тяжелые моменты. Чтобы люди могли сказать: «Вот, это – ее дочь. Молодец! Мать хорошо ее воспитала». Даже сейчас в отношениях с людьми я всегда думаю об этом. После смерти мамы мой мир вообще рухнул. У меня даже были мысли о самоубийстве. В Алматы мне пришлось начать всю жизнь с нуля. Что хорошо, так это то, что город предоставляет много новых возможностей. Их невероятно много!

Даже в кризис?

Даже в кризис. Просто их надо уметь разглядеть. И работать, работать и еще раз работать. Не лениться. Главное – быть готовым жить в городе. Ну и конечно же, коммуникабельность очень важна. Ты знаешь, мама всегда мне говорила «Сауле, расскажи что-нибудь». Я болтала без умолку! Вечно что-то рассказывала. И кто бы мог подумать, что эта болтливость поможет мне зарабатывать себе на жизнь! Коммуникация – это мой хлеб в Алматы. Кстати, я специально надела футболку с изображением Алматы. Видно будет на фотографиях?

Конечно!

Ну здорово (смеется).

Сауле, если бы ты была акимом города, за какую проблему ты взялась бы в первую очередь?

За проблему загрязнения воздуха.

Как бы ее решала? Вот Китай пробует туманные пушки, Европа – платные дороги. А ты?

Ну я как автомобилист тоже начала бы с машин, наверное. Возможно, запретила бы эксплуатацию автомобилей ниже определенного года выпуска. И обязательно нужно обновить автобусные парки. Их выхлопные газы – это же ужас какой-то! Вообще, у нас система транспорта  – главный бич Алматы.

Трамваи убрали. Плохо?

Конечно, плохо.

А метро в Алматы? Правильно? Есть же опасения о сейсмоопасности.

Думаю, правильно, что построили. И  я уверена, что перед строительством все обдумали, просчитали. Метро – удобный и экологичный вид транспорта.

Помимо транспорта есть же проблема внешнего облика города. Сейчас сносят старые здания, на их месте строят стеклянные офисы.

Вот, кстати, я против этого. Мне кажется, тут можно скопировать опыт Москвы или Польши или многих других городов. Там есть старый город и отдельно новый город. И все эти небоскребы, стеклянные здания строятся только в новом городе. Я не очень люблю новые города. Например, Астана мне не нравится так, как Алматы. В Алматы все таки есть какая-то душа, какой-то свой запах.

И чем пахнет Алматы? Шаурмой? Донером?

Счастьем (смеется).

Фоторгаф: Георгий Чумаков

Благодарим мебельный салон Mebel Interior за помощь в организации съемок.

#Алматы #алматинцы #интервью #приезжие #Сауле Сергазинова #истории

Загрузка...