Чему нас учит трагический опыт Томирис Байсафа

Автор: Алия Далабаева
5703 0 Мужчина и женщина
Казахстанская студентка, ученица московского МГИМО, Томирис Байсафа госпитализирована в тяжелом состоянии в НИИ Склифосовского после падения из окна четвертого этажа. Она выпала сама или ее столкнул приятель, с которым она поссорилась, – разбирается следствие. Comode поднимает важный вопрос – как женщине противостоять агрессии без угрозы для жизни. Возможно ли это?

Когда казахстанцы попадают в сложные ситуации, находясь за рубежом, у нас обостряются чувства справедливости и сострадания. И мы забываем, что порой закрываем глаза на бытовое насилие, которое регулярно совершается по отношению к женщине у нас под боком. Для того чтобы столкнуться с агрессивными действиями в вашу сторону, не обязательно выезжать за границы Казахстана.   

Женщины склонны к агрессии не меньше мужчин, но более выраженные эмпатия, беспокойство за завтрашний день и чувство страха, что не удастся легко преодолеть вину, не позволяют им открыто ее проявлять. Как результат – женщины внутри конфликта ведут себя сдержаннее мужчин. Именно эту тему поднимают наши спикеры.

Акмаржан Кушербаева

певица, общественный деятель, спикер Фонда ООН в области народонаселения ЮНФПА по вопросам охраны здоровья молодежи

Хочется верить, что случай с Томирис – это какая-то роковая случайность. Хочется верить, что студент МГИМО, который предположительно мог вытолкнуть ее из окна, не может быть столь неадекватным и неразумным человеком и национальность человека не имеет значения! Хочется верить, что тут не было злого умысла намеренно навредить девушке и причинить ей такой страшный вред! Возможно, было место ревности, эмоциям, чувствам, но нельзя, чтобы эмоции лишали человека разума!

К сожалению, много женщин по всему миру страдают от физического, психологического, сексуального и бытового насилия. И в последнее время всплеск агрессии к женщинам в нашей стране резко возрос. Мы не должны быть к этому толерантны. Ни при каких обстоятельствах.

У мужчин и женщин равные права, и у каждого человека есть свои границы, которые никто не в праве нарушать и переступать. Да, многие законы не работают, существует много различных бюрократических барьеров, которые не позволяют защищать права женщин в полной мере.

Но если каждый ребенок будет слышать со всех сторон, что вредить другому человеку нельзя, если его будут учить решать конфликтные ситуации цивилизованным путем, будут приучать к уважительному отношению к окружающим, расскажут об ответственности и обо всех последствиях рискового поведения,  а также объяснят, что никто не имеет право нарушать и его личные границы, то, возможно, агрессии станет меньше.

Многие жертвы насилия просто молчат, не имея возможности сигнализировать о том, что с ними случилась беда. Никто не поверит. Стыд. Какой смысл? Все равно не помогут! И тут мне хотелось бы привести пример с новорожденными детьми, чей уровень  настойчивости – 100%! Если им больно, они голодны или просто хотят на руки к маме, то они будут требовать и плакать, пока не будут накормлены, напоены, вылечены или взяты на руки! И этому ребенку все равно, какого он пола –женского или мужского! Но потом мы же сами насаживаем ребенку стереотипы: «Тише! Мальчики не плачут! Девочки так себя не ведут! Будь хорошей девочкой!» В итоге человек теряет свой голос и просто не в состоянии сказать «нет», попросить о помощи и заявить о том, что по отношению к нему совершается насилие.

Считается, что в каждом из нас есть агрессор и проявляется он при наличии власти и силы. И как быть парню без устойчивых убеждений, который слышит со всех сторон: «Поставь ее на место! Покажи, кто в доме мужчина!» Само общество толкает многих мужчин к агрессивной демонстрации своей власти и установлению своего авторитета лишь путем проявления насилия.

Если этот парень в случае с Томирис действительно виноват, то это трагедия. Он искалечил жизнь девушке, принес столько боли ее родителям, поломал свою жизнь и жизнь своих родителей. Разве проявление эмоций стоило того?

Лана Кунсеркина

скрипачка, музыкант

Я – мама, у меня растут сын и дочь. Да, дочери пока семь месяцев, но я понимаю, что пройдет время и она станет взрослой. Конечно, мне хотелось бы, чтобы она встретила достойного молодого человека, а потом вышла замуж.

Я четко понимаю: чтобы быть счастливой в отношениях, нужно быть женственной, мягкой, покладистой. Но я буду учить дочь никогда не переступать через себя.

Нам не избежать близких контактов с мужчинами, а они несут силу и агрессию, и зачастую нам хочется заткнуться и ничего не доказывать – себе же во благо и для своей же безопасности. Уйти от катка, который может быть угрозой для жизни. В такие моменты мне вспоминается сказка про Шахерезаду, когда мать давала ей наставления, что если муж или мужчина становится грозным, то нужно становиться мягче сливочного масла. С мужской агрессией и невежеством мы ничего не можем поделать, но мы можем работать со своей женственностью. Это наше оружие. Признаю, что в конфликтной ситуации это сложно сделать, особенно если женщина права. И это не снимает ответственности с мужчины, у которого тоже есть выбор – поднять руку или не поднять. Но мы тоже должны помнить, что если это ссора, то нельзя исключать возможности, что виноваты оба.

Судить о случае с Томирис я не имею права. Это лишь мысли на тему. Пусть девочка поправляется, я искренне этого желаю.

Малика Тансыкбаева

выпускница РУДН, GR-специалист 

Искать в таком случае, который произошел с Томирис, национальные конфликты или статистику выброшенных из московских окон казашек – бред. Это может случиться с каждым. Я окончила РУДН в Москве и постоянно общалась, дружила с людьми разных национальностей. Это совершенно неверно – гнуть палку в сторону кавказцев. Тут нужно смотреть на факт: женщина страдает от мужчин в прогрессивном обществе, причем зачастую именно на физическом уровне. Разве это нормально? Такая агрессия со стороны мужчин – это их страх, их амбиции и комплексы. И очень жаль, что мы замечаем только такие громкие случаи, а на невежество в своих семьях закрываем глаза.

Динара Сатжан

ведущая, журналист, предприниматель

Это не первый случай в Москве, когда наших студентов выбрасывают из окна. У моих соседей в Алматы такая же трагедия произошла несколько лет назад. Они потеряли сына, умнейшего парня...

Галым Байтук

общественный деятель, блогер

Динара Сатжан написала, что девушку из Казахстана в МГИМО сбросил из окна дагестанец. Казахстанский фейсбук разразился проклятиями, и все... Я вот что подумал, если бы казах сделал такое с девушкой из Дагестана, мы, наверное, уже провожали бы его в последний путь? Без призывов и задних мыслей, просто рассуждаю.

Данара Курманова

журналист

Он выкинул ее не потому, что она из Казахстана, а потому что, простите, он мудак, они были в отношениях, и поэтому он считал, что имеет право на насилие по отношению к ней. Вот это ключевое, и с этим надо бороться. 

Случившееся, безусловно, кошмар. Но меня возмущает, что эту историю пытаются преподнести путем нагнетания истерии. Некоторые просто спекулируют шаблонами: это случилось потому, что она была в Москве, это произошло потому, что он кавказец. Москва для меня – не чужой город, я училась в РУДН, более того, я специализируюсь на Закавказье (я – спецкор в Грузии и Армении). Поэтому могу утверждать, что отношение к женщине на Кавказе очень почтительное, и это преступление – отнюдь не проявление кавказского темперамента. Что касается Москвы, еще собираясь на учебу в Россию, я неоднократно слышала от соотечественников: «Как ты там будешь со своим восточным типажом? Это же Москва, будет сложно». Это клише прекрасно работало в 90-е годы, но сейчас оно звучит более чем нелепо. На нас, понаехавших, никто не смотрит косо в метро – во-первых, нас уже так много, что люди неславянского типа мало кого удивят. Во-вторых, Москва превратилась в мегаполис, который, правда, never sleeps, и никому до вас нет дела. Ну а в-третьих, wi-fi в общественных местах плотно привязал людей к гаджетам, так что в метро либо спят, либо смотрят в телефон. Понятное дело, что в каких-то районах Москвы одной в темноте лучше не ходить, но это правило стоит соблюдать, даже если тебя зовут Маша Иванова, и такие улицы есть в любом городе.

В свое время я поступала в университет наравне с гражданами РФ, и никаких притеснений по нацпризнаку не было. Фактов коррупции – тоже. Не возникало сложностей и с трудоустройством. Сейчас в Москве мало кого волнует азиатский разрез глаз, так что эти доводы – чистой воды провокация. В Москве недавно амбассадором одного известного косметического бренда назначили девушку-азиатку, и реакция на эту рекламу была сугубо положительной. Азиатский комплекс сегодня остался исключительно в самих азиатах, которые постоянно ждут подвоха и любой негатив способны свалить на национальный вопрос.

От Comode: В целом, в Сети событие комментируют осторожно. Девушка жива, она находится в тяжелом состоянии на аппарате искусственного дыхания в НИИ им. Склифосовского. Деликатность, обычно не свойственная интернет-пользователям, сейчас налицо. Естественно, все выражают сочувствие и желают, чтобы она скорее и без особых потерь восстановилась.

Реквизиты для оказания финансовой помощи Томирис Байсафа:

Киви-кошелек – 8 701 684 00 99.

Банковский счет – АО «Банк ЦентрКредит», номер карточки: 4667 2003 9656 2623.

Стоит почитать

Загрузка...
Комментарии 0
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий