Роды по-турецки: реальная история казахстанки

Автор: Comode
9836 1
Недавно журналист Алина Мустафина стала мамой второй раз. Вроде ничего необычного. Разве только то, что живет она сейчас в Турции и обоих своих детей родила, как она сама утверждает, в лучших традициях турецких сериалов. Подробности о том, как рожают в Турции, - в рассказе Алины специально для Comode.

Турецкий президент публично заявил о том, чтобы турки плодились и размножались, рожая как минимум троих. Образованное население, как правило, останавливается на количестве один-два ребенка в семье. Их ведь потом надо в садики, школы и университеты отправлять, а частное образование в Турции недешевое. Государственное - как лотерея, зависит от того, в каком городе и районе живешь, а в лучшие государственные школы и университеты при поступлении дикая конкуренция и сложные экзамены. Зато необразованное население рожает одного ребенка за другим, и проблемы будущего образования детей этих людей мало заботят.

Беременная популярность

Беременных в Турции любят: и десертом угостят, и место в очереди уступят, и сказать что-нибудь не преминут.

- Близнецы у вас? - говорили мне несколько турецких тетушек во время второй беременности.

- Нет, живот просто большой, - отвечала я.
- Но вы совсем не набрали лишних килограммов! - продолжали они.

- Если бы…

Всем (даже незнакомым) нужно было обязательно выяснить пол моего ребенка и высказать свое мнение. «Снова мальчик? Ну, значит, третьей точно девочка будет!» (А кто сказал, что мы будем следовать призывам Эрдогана?) Во время беременности местные врачи советуют отказаться от сладкого, мучного и соленого, но практически никто этим советам не следует, и лично меня никто ни на одном приеме у врача и на весы-то не ставил (как и не измерял окружность моего живота).

Первого сына я родила в турецком городе Газиантеп. Находится он у берегов Евфрата, там, где зародилась Месопотамская цивилизация. Мало кто слышал об этом городе у нас, но в Турции он известен как гастрономический рай. Именно там - лучшая в мире баклава, самый вкусный кебаб и лахмаджун (турецкая пицца). Рожала я в местной частной клинике, где у моего врача были постоянные очереди из 20 беременных женщин с их мужьями, детьми, свекровями и прочими родственниками, заполняющими весь коридор.

На скоростном приеме у доктора

Кстати, профессия доктора – одна из самых престижных в Турции. Все дело в высоких зарплатах. Но далеко не каждый может набрать необходимое количество баллов, чтобы поступить в медицинский университет. Да и учиться на специалиста нужно лет 10, подрабатывая в какой-нибудь университетской клинике, получая минимальную зарплату. В результате один факультет выпускает всего несколько выпускников в год. В итоге в стране не хватает врачей. Особенно гинекологов. Один и тот же доктор проводит осмотры, принимает роды и сам делает операции типа кесарева сечения, аборта и т.д. Все это в любое время без выходных, до, во время и после осмотров беременных. Сколько раз я сидела с мужем в очереди на УЗИ в ожидании пока мой доктор закончит очередное «кесарево».

Пациентов местные врачи принимают со скоростью света: «Ваш дружок (подружка) в порядке, идите с миром». На все вопросы отвечают опережая тебя, читая твои мысли, так, что не успеешь закончить предложение до конца - уже получишь ответ. Анализами особенно не мучают, а классический осмотр в гинекологическом кресле проводят только непосредственно перед родами, проверяя лишь степень раскрытия шейки матки.

Турчанки не терпят боли

70% турецких рожениц «заказывают» себе операцию кесарева сечения, потому что боятся естественных родов. Врач в Газиантепе любил меня за то, что я была одной из немногих, кто не просил его о «кесареве», и говорил: «Молодец, вижу глаза у тебя горят, значит, сама родишь». Во время второй беременности уже в Стамбуле другой доктор тоже говорил мне, что примерно лишь три пациентки из десяти идут на естественные роды. Турчанки не терпят боли и, если есть возможность ее избежать (благодаря родам в частной клинике), то предпочтут операцию. Общество (мамы, свекрови рожениц и большинство мужчин), однако, эту тенденцию не особенно жалуют и обычно открыто выражают уважение тем, кто предпочел хирургическому вмешательству естественные роды. 

Кстати, оба раза моими врачами были мужчины. Религиозное консервативное население Турции предпочитает все-таки гинекологов-женщин. Но у моих врачей недостатка в пациентках никогда не было. Правда, во время первых родов из-за пола моего доктора муж остался за дверью родильной палаты, хотя собирался присутствовать до конца. Спасибо, хоть схватки помог пережить. Дело в том, что были случаи (!), когда горячие и особенно переживающие газиантепские мужчины давали доктору в глаз с криком: «Чего орешь на мою жену? Не видишь, она и так старается, как может!»

После этого по правилам клиники мужей в родильный блок пускать перестали.

Начало моих родов в этом городке темпераментных мужчин прошло в компании двух акушерок, которые, спросив у мужа, как будет по-английски «тужься», с улыбкой говорили мне: «Push-push». Тогда я слабо понимала по-турецки, а от боли забыла почти все, что знала.

Правда, я все равно поняла, что между их милыми «push» они обсуждали между собой какой-то кебаб из баклажанов…

Мне хотелось их убить, а еще, чтобы поскорее пришел врач… Он, нервный и усталый, появился лишь в последние двадцать минут моих мучений. Его задержала операция по кесареву сечению и куча пациенток с их родственниками. Поскольку время было обеденное, в коридоре у его кабинета еще ждала толпа очередных беременных. Всей своей недюжинной силой (а был он, между прочим, под два метра) мой доктор-великан надавил мне на живот, крича на английском, почему это ему приходится выполнять мою работу (видимо, он или его коллега и получили в свое время в глаз именно за это). Наконец через минут десять родились наши 3550 граммов счастья. В эти минуты этот турецкий врач, похожий на Федора Бондарчука, стал для меня богом-спасителем.    

Роды в Стамбуле

Через три года в другой частной клинике в Стамбуле длинных очередей из беременных и их родственников уже не было, хотя здешние врачи также проводят и приемы пациенток, и роды, и операции, включая кесарево сечение. Зато в государственных стамбульских больницах очереди похлеще газиантепских будут. На моих вторых родах о кебабах и баклажанах уже никто не говорил (огромное на том спасибо!), мужа пустили сразу, он помогал массажем и фотографировал лучший момент родов, который мы совершенно упустили в первый раз: малыша на моей груди. Кроме мужа в родильной комнате было два гинеколога и две акушерки. И на этот раз спустя час неудачных попыток без сил извне не обошлось, дежурный врач Озгюр (что в переводе с турецкого означает «свободный») помог освободить меня и сына от мучений, давя на живот, а мой доктор Умут (с турецкого переводится как «надежда») вытащил наконец 4 килограмма нашего очередного счастья за голову.

Кстати, эпидуральная анестезия в турецких клиниках – обычная практика, геройствовать здешние врачи не уговаривают, а в байки об отказе ног и пожизненной боли в спине никто не верит.

Как правило, большинству пациенток проводят эпизиотомию. Ребенка, если нет осложнений, после родов сразу кладут на грудь, правда, через пару минут уже забирают взвесить, помыть, переодеть и, если нужно, дать кислород. Потом минут сорок отводится на анализы, прививки и другие обязательные процедуры, и после этого его приносят маме в люльке на колесиках. Выписывают обычно уже на следующий день, даже в случае кесарева сечения. Причем после операции через сутки заставляют ходить, говорят, так все быстрее заживет. 

Про фееричный финал

Самое интересное в Турции не сами роды, а то, что следует за ними. Вместе с будущим отцом (если его вдруг не пустили на роды или он сам не пошел) в коридоре за роженицу переживает толпа из родственников, друзей и коллег, тоже пришедших в больницу. В некоторых клиниках есть специальное окошко для гостей, где они могут посмотреть как измеряют рост и вес новорожденного, переодевают его и чистят дыхательные пути. Пришедшие поздравить новоиспеченных родителей времени зря не теряют. Они дружно украшают палату шариками, бантами, плюшевыми мишками, корзинками с шоколадом и цветами.

Так что отмучившуюся роженицу сразу после родов ждет сюрприз – человек 15 возбужденных родственников и банкет.

Причем бахилы никто не надевает, как, впрочем, и одноразовые халаты. Через сутки молодой маме (а может, и не молодой) помогают нарядиться в белое платье (обязательно белое - как символ чистоты и новой жизни) и тапочки с белым пушком или стразами (последние необязательны, но у многих соседок по коридору я их видела). В хороших клиниках бесплатно приходит парикмахер, чтобы привести волосы матери в порядок, а из местной столовой приносят красиво сервированный стол с праздничным обедом/ужином на двоих из трех блюд. На следующий день после родов мне помогли принять душ, выпрямили волосы так, что я почувствовала себя почти что Mother Queen.

Нас с мужем и вторым сыном в больнице навестили свекровь, золовка, несколько соседей и друзей. Так что у меня была light версия родов по-турецки. Это у нас новорожденного прячут от посторонних глаз 40 дней, а в Турции счастьем нужно делиться, кричать о нем на весь мир (сразу после двух полосок на тесте о беременности знают обычно все близкие и дальние родственники и друзья) и позволять всем желающим радоваться вместе с тобой. Во время первых родов для меня все это было дико, помню, как мы даже поругались со свекровью, чтобы та не звала своих друзей ко мне в больницу. А во второй раз - ничего, я уже освоилась и даже попросила у недавно родившей соседки корзинку с шоколадными конфетами, голубые банты на дверь в больничную палату и на люльку. Кто хочет, пусть приходит. Микробы? Да ладно, здоровее будет.

Автор главной фотографии - Алена Яровая 


Комментарии 1
Медовая

Какой кошмар, у нас роды поспокойнее проходят) Особенно то место где огромный врач на живот давит, бррр. И куча родственников сразу после родов бррррр))

Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий