Как казахстанка снимала кино в Стамбуле

Автор: Comode
1449 0 Наши за рубежом
Снимать кино – нелегкое занятие. А что если это съемки в чужой стране без знакомых актеров и киношников, без знания местного языка плюс ко всему седьмой месяц беременности? Журналист и начинающий режиссер Алина Мустафина сделала это! Подробности в ее материале специально для Comode.

Про сценарий

24 ноября 2015 года на турецко-сирийской границе российский военный самолет был сбит ракетой турецких ВВС. К этому времени я уже два года жила в Турции. И пусть я не россиянка, но из-за моего русского языка этот конфликт коснулся и меня. СМИ в России активно вели антитурецкую пропаганду, рассказывая, как русские жены турок в панике собирают «тревожные чемоданчики», чтобы в случае чего сбежать от мужей (агрессоров и любителей приложить руку) на родину. Российские журналисты вещали по телевизору, что русофобия в Турции – новый тренд, а положение здешних россиян расценивается как тяжелое.

Все эти пропагандистские байки вдохновили меня на несколько гневных постов в соцсетях, пару статей о реальном положении дел и… на сценарий короткометражной комедии. По сюжету женщина из российской деревни получает открытку от племянницы Маши, которая вышла замуж за турка и уехала в Стамбул. Когда героиня обсуждает с мужем вторую беременность племянницы, по телевизору показывают сбитый турецкими ВВС российский самолет. За новостями следует серия репортажей о непростом положении русских девушек в Турции. Женщина в панике пакует вещи и, несмотря на запреты мужа, летит во “вражеское логово” – Стамбул – спасать Машу. Фильм так и называется “Спасти Машу”.

Сценарий уже давно «пылился» в моем ноутбуке. На съемки просто не было денег. Не было до тех пор, пока на Первом канале Россия в программе “Путешествие Познера и Урганта” не использовали видео с моего Youtube канала. Без разрешения (об этом читайте здесь). После того как я получила гонорар, было уже не отвертеться: не оправдаться беременностью, наличием старшего трехлетнего сына и отсутствием знакомых актеров и киношников в Стамбуле.

Про бюджет

Короткометражки, как правило, независимые и низкобюджетные. Их обычно (за редким исключением) не показывают в прокате и денег на них не заработаешь. Моего гонорара хватало лишь при условии, что часть техники будет бесплатной, а также команда и актеры будут согласны поработать бесплатно (или за очень символическую плату).

Фильммейкеры – люди сумасшедшие. Это я знаю по себе. Ну кто еще захочет ехать через весь город спозаранку, работать 16 часов (с небольшим перерывом) просто за идею? Разве что новички для личного опыта и действительно поверившие в успех мероприятия люди.

Около двух месяцев я разъезжала с уже заметным животом по всему Стамбулу и убеждала незнакомых людей пойти за мной, чтобы снимать кино.

Получилось! Все работали бесплатно, лишь оператор и бумщик (тот, кто держит микрофон, записывая звук) получили скромные гонорары. Большей частью техники поделились друзья и знакомые членов съемочной группы, остальное пришлось брать в аренду. Также были расходы на транспорт и еду. Итог – гонорара не хватило. Но начатое нужно было непременно закончить (пусть и взяв немного денег из семейного бюджета).

Про кастинг

Для двадцатиминутной короткометражки кастинг у меня был немаленький. Нужно было найти восемь актеров на роли с большими диалогами и больше десяти “эпизодников” (тех, кто нужен для эпизодов). Требовались русские, турки, говорящие по-турецки, и турки, знающие русский язык. Для начала я кинула клич в социальных сетях, написав в разных группах о требованиях к внешности и языку. А потом колесила по всему Стамбулу, снимая претендентов, говорящих нужные реплики, на iPad.

Бегая с одной встречи на другую около месяца, я пожалела, что не написала сценарий камерного фильма с максимум двумя актерами и одной локацией. Так и сделаю. В следующий раз.

На роль главной героини было несколько претенденток, я выбрала самую комедийную и подходящую по типажу. Сложнее всего было найти мужа героини. Помимо актерских способностей, русского языка без акцента и славянской внешности, ему должно было быть около сорока лет. В Стамбуле, как и во всей Турции, из русскоязычных, как правило, только женщины и их дети. Найти русского парня двадцати лет легко, а мужчину за сорок – днем с огнем не сыщешь! Пробовала одного молдаванина, но он оказался больше похож на турка и говорил по-русски почему-то с турецким акцентом. А потом повезло: в местной русской театральной студии нашелся украинец из Одессы, который, между прочим, оказался внуком родной сестры Зинаиды Райх – жены Сергея Есенина и Всеволода Мейерхольда. Команда собралась звездная: турок, похожий на Армена Джигарханяна, русский – копия Джека Николсона, этот украинец со знаменитой сестрой бабушки. Все актеры работали вовсе не в театре и не в кино: аптекарь, капитан корабля, судья на кошачьих и собачьих выставках (!), инженер-механик, учитель…

О команде

Членов съемочной группы я искала в сообществе иностранных фильммейкеров в фейсбуке. В итоге команда получилась международная: мексиканка, иракец, ливанка, египтяне, турки и украинка. Сложнее всего было найти оператора (не было ни рекомендаций, ни совместного опыта работы, ни хорошего бюджета). Хотелось, чтобы у него была еще и своя камера, чтобы сэкономить на аренде. В итоге нашелся один студент с сомнительным опытом и такой же сомнительной дисциплиной. После первого же съемочного дня пришлось его срочно менять. Хорошо, у исполнительного продюсера-мексиканки была знакомая местная подруга-оператор с большим опытом работы в кино и рекламе.

Сейчас она снимает документальный фильм о турчанках-операторах и всячески поддерживает женщин-кинематографистов. Прочитав сценарий, узнав, что режиссер беременна, а в команде в основном девушки-иностранки, она согласилась поработать за символическую плату. И пусть у нее и не было своей камеры, это было уже не важно.

Про разрешение на съемки

В Турции, как и в любой другой стране, требуется разрешение на съемки в общественном месте. Многие снимают на ура, авось не заметят. Я на всякий случай подала документы в Министерство культуры и туризма в Анкару. Для этого нужно было заполнить кучу анкет на турецком языке в интернете, найти поручителя-турка, убедить власти, что фильм некоммерческий (в противном случае пришлось бы раскошелиться), отправить сценарий на турецком языке и ждать. Время поджимало, я звонила несколько раз в день в Анкару, но все безрезультатно. Пришлось идти напролом: минуя министерство, краснея и робея, я отправилась обивать пороги знаменитого дворца Долмабахче, чтобы выпросить разрешение снимать рядом с главным входом. Отказали.

В ход пошла тяжелая артиллерия –турецкая свекровь.

Ей уже удалось для съемок одной сцены выбить целый туристский автобус (бесплатно!) благодаря знакомству с хозяином автобусной компании. Она сделала пару звонков и отправила меня к директору городского стамбульского театра. Я пошла, снова краснея, робея и лепеча на ломаном турецком. Директор, передав через меня привет свекрови, распорядился срочно мне помочь. И за день до начала съемок у меня появилась бумага, что якобы я снимаю видео для этого театра. В этот же день пришли документы и из Анкары. Так что в итоге у меня было целых два разрешения, которые полицейские на улице спросили всего один раз.

Про первый блин комом

Первый съемочный день был в Таксиме – это пешеходная оживленная улица в Стамбуле (вроде нашего Арбата). Был туман, а значит, все корабли, идущие из Азии в Европу и обратно, так и не вышли из портов. В итоге все члены команды, живущие в азиатской части Стамбула, поехали на автобусах и метро и опоздали на съемки на несколько часов. По этой же причине актриса пропустила вечером свои уроки (она преподает русский язык) и в итоге решила с нашим кино завязать… Следующим утром из-за ранних съемок ей нужно было проснуться в шесть. В полночь накануне она написала мне сообщение, что лучше нам подыскать кого-то другого, так как просыпаться ни свет ни заря не входило в ее планы. Между тем новенький автобус специально для съемок уже привезли из другого города, а менеджер компании подготовил массовку, готовую приехать со всех концов Стамбула. На мои сообщения и звонки актриса не отвечала до следующего утра, напоследок написав, что она – взрослый человек, и кино не для нее. Следующим утром мне пришлось бессовестно врать хозяину автобусной компании о якобы случившемся чрезвычайном происшествии, просить прощения у всей команды и срочно искать другую актрису. И все это несмотря на то, что две сцены мы уже отсняли…

Что ж, зато у меня появилось время поменять оператора (того студента), а новая актриса оказалась замечательной. 

Про съемки

Всего было семь съемочных дней, которые мы снимали с перерывами около месяца. Турки удивлялись такому долгому для короткометражки продакшену. Из-за низких бюджетов съемки короткого метра в Турции, как правило, планируют на один-два дня, поэтому сценарий пишется с учетом минимального количества актеров и локаций. У меня же было 10 локаций и 8 актеров… Ну что ж – второй раз я это вряд ли повторю. Стамбул с его 15-миллионным населением и огромными расстояниями - не самый простой город для съемок. Сложность заключается в логистике, поисках локаций недалеко друг от друга и организации транспорта для всей съемочной группы и актеров.

Про беременность

Пока шла подготовка к фильму, мой живот был едва заметен (4-5 месяцев). Но даже на таком сроке бегать по мегаполису с арендованной шубой (для главной героини), которая весит несколько килограммов, собирать технику у знакомых и студий было непросто. Когда начали снимать, я уже была на 6-7 месяце. При этом приходилось таскать тяжелый монитор, чтобы видеть то же, что и оператор.

Сидеть на стуле с надписью Director и пить кофе, который мне принес помощник режиссера, – это не про мое кино.

Спасибо, что продюсер-мексиканка постоянно напоминала мне, что надо поесть, давая сэндвичи и фрукты. Конечно, мы старались прерываться на обед, но из-за задержек он плавно перетекал в полдник, а то и ужин.

Я доползала домой поздно ночью, предварительно доставив в другую часть города некоторых членов команды или технику. А утром, если не было съемок, готовилась к следующему съемочному дню. Нагрузки были нешуточные, даже актеры и команда жутко уставали, но терпели до последнего дубля. Наверное, думали: если уж беременная терпит, то и они смогут. А я чувствовала жуткую усталость только дома. На съемках же, напротив – была полна энергии и сил (видимо, трепет от осознания того, что я наконец снимаю свой первый фильм, поддерживал). Часто забывала о том, что я в положении, хваталась за тяжелые сумки с аппаратурой, бегала, как на марафоне. Коллеги по съемочной группе меня периодически одергивали: «Не тащи! Тяжелое! Съешь лучше сэндвич! Take it easy! Не беги!» Бывало, и малыш давал о себе знать толчками и пинками. Тогда я сразу вспоминала, что я не одна, садилась и глубоко дышала.

А потом был монтаж. Сидеть целыми днями в одном положении с огромным животом у компьютера оказалось не легче, чем бегать по всему городу. Но я все успела. В аккурат перед родами отдала фильм в руки звукорежиссеру и специалисту по коррекции цвета. Жду со дня на день и начну отправлять на кинофестивали. А когда сын вырастет, покажу ему, что получилось, и скажу, что это мы сделали вместе.

Если вам так же, как и нам интересно - чем закончилась история со спасением Маши, читайте новости в инстаграме Алины Мустафиной @alinka_mustafinka.

Стоит почитать

Загрузка...
Комментарии 0
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий