Алматы и Астана глазами Анель из Вены: что удивило казахско-австрийскую пару

#Наши за рубежом

Анель Нойбауер родилась в Москве, выросла в Таразе, но сейчас с семьей живет в Вене и делится своими семейными историями в инстаграме. Она замужем за австрийцем Николаусом Нойбауером. Летом они вместе издали книгу "Амели, Альма и красный воздушный шарик" и провели встречи с читателями в Казахстане. Comode предложил Анель поделиться своими мыслями об Алматы и Астане.

На страницу Анель в инстаграме подписаны более 50 тысяч человек – она весело описывает будни и праздники в своей казахско-австрийской семье. Собственно, инстаграм и стал той площадкой, которая натолкнула Анель на мысль, чтобы издать книгу. Однажды она предложила своему мужу Ники написать на ее странице то, что он хочет, а он предложил написать детскую сказку. А потом Анель решила сделать сюрприз и издать ко дню их пятилетия со дня свадьбы детскую книгу под авторством Ники. Анель не ожидала, что в итоге ее тираж разлетится в самые разные точки мира: от Хабаровска до Лос-Анджелеса. А в Астану и Алматы они приезжали на теплые встречи со своими подписчиками в книжных магазинах и наслаждались поездками на природу.

Анель Нойбауер

блогер @anelns

В этом году поездка в Казахстан для меня и Ники была особенной, наполненной невероятными встречами и теплом. Мы приехали без детей и поэтому решили насладиться природой и загородными поездками близ Алматы. Мне хотелось показать мужу свою родину такой, чтобы мы вместе запомнили дыхание гор и природы и мечтали бы возвращаться сюда еще и еще.

Многие меня спрашивали, через какое агентство мы планировали свои поездки по окрестностям и природным заповедникам близ Алматы. Но все наши поездки – это поездки с моими родственниками, двоюродными братьями и сестрами. Оттого наши поездки были еще более искренними.

Казахское радушие и гостеприимство – это вовсе не миф и не устоявшееся выражение из учебников истории, это действительно есть в Казахстане. Открытая душа казахстанцев – это и есть то самое богатство, это точно никак не купишь и не взрастишь за несколько дней, это передается из поколения в поколение. 

В Алматы я не была уже около пяти лет. На самом деле я не то чтобы долго не приезжала в Алматы, я за всю свою жизнь там была в общей сложности чуть больше двух недель. И это все уложилось в десять поездок. Поэтому на истину в последней инстанции я вовсе не претендую – я не знаю досконально старую Алма-Ату. Но я очень люблю этот город за его особое очарование и талантливых людей. Нас очень радушно встречали – родственники, друзья, в отелях, на экскурсиях, на улицах нам улыбались. Мое сердце наполнялось благодарностью за каждый добрый взгляд. И в этот раз мне удалось посмотреть на Алматы и Астану немного другими глазами – пытливым взглядом туриста, несмотря на любовь к Казахстану априори.

Алматы – это город контрастов. Самые дорогие бутики и не очень хороший асфальт, дорогие машины и автобусы-лихачи – и это все рядом. Конечно, мы побывали на пешеходной улице Панфилова, которая стала очень уютной. Но больше мы выезжали за город – на великолепные Кольсайские озера и на каньон вдоль реки Чарын. "Медео" и БАО мы видели в прошлые годы.

Что я хотела бы улучшить в Алматы? Транспортную систему. Надеюсь, что последние изменения в итоге приведут ее к лучшему – я заметила, что многие улицы становятся односторонними, размечены велосипедные дорожки. К примеру, в Вене общественный транспорт чистый, понятный, централизованный. В Алматы, я так понимаю, много частных автобусных компаний. У меня даже один из родственников имеет автобус, который перевозит пассажиров по какому-то маршруту. Это очень разношерстные автобусы, с направлениями которых очень сложно разобраться туристам. А в Вене я всегда пользуюсь общественным транспортом и езжу по работе именно на автобусах, метро и трамваях.

Мне хотелось бы, чтобы в Алматы стало легче передвигаться людям с ограниченными физическими возможностями и мамам с детьми в колясках. В Вене абсолютно везде есть пандусы, в метро обязательно есть лифт, если магазины двухэтажные, то тоже обязательно есть лифт – это утверждено на законодательном уровне и создается людьми для людей, а не ради того, чтобы было.

Мы видели мусор в горах, и исправить это в силах самих казахстанцев. К примеру, мы были на Кольсайских озерах и Кайынды – это природоохранная зона, но даже там есть мусор. Если такая ситуация там, то что творится в других местах?

И каждый раз, когда мы останавливались на трассе, чтобы сделать фото с завораживающим видом, Ники отводил несколько минут на то, чтобы подобрать бутылки и пакеты.

– Анель, скажи ему, что это бесполезно! Ему три недели нужно будет, чтобы убрать на этой площадке! – не выдерживает моя родная тетя.

Перевожу ему на автомате, а он ворчит:

– Скажи ей, что если каждый, кто остановится тут для того, чтобы сделать фото на этом невероятном фоне, уберет хотя бы две бутылки, уже будет намного чище! Это точно не бесполезно!

Я разделяю это мнение моего мужа и не понимаю, почему людям трудно убрать за собой? Причем мусорные баки были рядом, получается на деле, что люди не доходят до этих баков. В такие моменты мне стыдно и обидно за нашу природу в Казахстане.

Мы с Ники ждем, пока наша младшая дочь Альма начнет ходить сама, тогда мы будем выбираться в горы всей семьей. Мой супруг в детстве очень часто ходил в горы. Необязательно в горах жить в палатках, можно жить и в отелях, но ходить пешком в горы – этот пункт будет у нас обязательным.

Я буду рада услышать новости, что Казахстан активно разделяет и перерабатывает мусор. В Вене мы сортируем мусор – внизу нашего многоквартирного дома есть два типа контейнеров – один для бумаги, другой – для всего остального. И мы стараемся прививать нашим детям привычку сортировать мусор еще дома. Старшая дочь Амели уже тоже знает, что нельзя выбрасывать бумагу просто в общую мусорку. Пластик и стекло нам приходится вывозить на машине, потому что контейнеры находятся не в нашем доме. Но все равно – это на расстоянии в один квартал. Это в принципе недалеко, потому что я знаю, что у алматинцев есть всего лишь несколько точек приема стеклотары, макулатуры и пластика. Понятно, что при таком раскладе мало кто доезжает до этих точек приема.

В Вене культура и искусство преподносятся молодому поколению легко и современно. А кто ходит в музеи в Алматы? Пока музеи не будут Children Friendly, то туда вряд ли кто-то пойдет. Мы были в музее имени Кастеева в Алматы во время летних каникул, но в музее нас было в общей сложности десять посетителей. Ни одного ребенка и, соответственно, гробовая тишина. И по сути, ребенку там делать нечего – там все слишком консервативно.

Тут я не хотела, но придется сравнить Алматы с Астаной. Мы побывали в том самом музее энергии будущего "Нур-Алем" – шаре EXPO, и я краем уха слушала экскурсию, которую проводил молодой человек лет 18 ученикам-пятиклассникам. Он допускал молодежный сленг, модные обороты, при этом давал много интересных фактов.

Честно, я получила огромное удовольствие от такой экскурсии, услышанной даже краем уха, даже не хотелось уходить! Считаю, что такая подача информации намного интереснее, чем привычные нам нудные и монотонные экскурсии, какие мы помним из детства и которые до сих пор существуют. Я рада, что растет молодое поколение, которое впитывает мировые тренды и не отказывается от своей истории, хочет развиваться и не терять своей национальной изюминки.

В Вене почти в каждом музее есть программа для детей – все можно потрогать, послушать, включить, повертеть, очень многое интерактивное. В музеях Вены помимо просто посещения можно устроить корпоратив, день рождения, вылазку с детским садом, школьниками. Австрийцы стараются, чтобы искусство не шло слишком вразрез с современной жизнью.

Когда мы летели в Астану, то мой муж засомневался, что после Алматы искусственно построенная новая Астана ему понравится. Я не знала, что ответить, потому что тоже не знала новую Астану (я была там восемь лет назад).

Мой бывший молодой человек (он был до встречи и свадьбы с Ники) уехал после учебы в Москве в экс-Целиноград, а я осталась в Москве с работой до полуночи и неизвестностью, ответит ли мне когда-нибудь хоть один из венских университетов, в которые я отправила документы. В этот период две мои поездки в Астану были в самую жару летом и в самый холод зимой и обе были сопряжены с эмоциональными переживаниями. Я помнила новостройки, в которые еще не успели заселиться жильцы, а в подъезде уже кафель трескался. Я ненавидела астанчанок, которые в рестораны и бары приходили в топах с оголенной спиной на высоких каблучищах, а я – в лыжном костюме и ботинках-"тракторах". При попытке снять с себя хоть один слой одежды был большой риск, что тебя настигнет цистит или еще что похуже.

Но когда мы с мужем сошли с трапа самолета и ехали в машине по проспекту Мәңгілік ел, по которому въезжаешь в город, Ники сказал: "Слушай, а мне уже нравится!" А я ехала и думала, какой же надо было быть дурой восемь лет назад, чтобы так сконцентрироваться на своем идиотском страдальческом состоянии и не заметить эту современную, своеобразную, но определенно красоту. 

В глазах алматинцев и астанчан я увидела спокойствие и умиротворенность, а в глазах наших читателей – улыбку. Когда мы подписывали им книжки, я чувствовала добрые взгляды и радость, как будто ты встретил близкого родственника, которого давно не видел. Очень многие подходили к нам в городе, на улицах, желали всего доброго, знакомились, советовали, что посмотреть. Казахстанцы нового поколения открыты и искренни – это чувствуется и очень радует.

Когда в следующий раз буду в Алматы, то обязательно еще раз съезжу в Тургеньское ущелье, Ушконыр, на плато Ассы – это то, что не успели посмотреть. Кайынды, Кольсай, Чарын, БАО я бы еще раз посетила. С такой природой, как в Казахстане, можно бесконечно разговаривать.

#Алматы #астана #Анель Нойбауер #@anelns #Вена #казашка из Вены #взгляд на Казахстан

Загрузка...