Яйца против яйцеклеток: Водянова получила ответный удар из Казахстана

#Мужской взгляд

Онлайн-флешмоб, запущенный Натальей Водяновой, неожиданно нашел горячий отклик не где-нибудь, а в нашем родном Казахстане. Журнал о мужском здоровье настоятельно рекомендовал мужчинам не оставаться в стороне и поучаствовать в параллельной акции «Чеши свои яйца, если чешется». Comode попросил журналиста Мади Мамбетова оценить ситуацию.

Иногда мне кажется, что я понимаю женщин гораздо больше, чем они привыкли на это рассчитывать. Посыл Водяновой был прост, как таблица умножения: позвольте нам не скрывать, что у нас бывают месячные, это поможет миллионам девочек во всем мире отнестись к этому факту спокойно и сконцентрироваться не на сокрытии месячных, а на правильной гигиене, которая в этот период необходима. Однако реакция многих людей в Сети на этот призыв меня удивила. Да все, что сейчас происходит в вечной битве полов, путает меня и смущает страшно: размываются привычные грани, происходят тектонические сдвиги. Но как в наш день и век могут инициироваться такие акции, где дестигматизации месячных противопоставляется смехотворное чесание мошонки?

У меня, как и у всех других мужчин планеты, как и у авторов акции #чешиесличешется, время от времени возникает потребность почесать тестикулы. Но мне никогда не пришло бы в голову поставить эту нехитрую нужду в качестве «ответки» инстаграм-посту модели и филантропа Наталье Водяновой. Слишком это, на мой взгляд, неуместно и мелочно. Мне кажется это каким-то чудесным парадоксом, что из недр онлайн-пространства какого-то богом забытого Казахстана один отдельный редактор кидает свою перчатку в лицо всемирно известной красавицы, модели, актрисы и общественной деятельницы – и делает это с полным осознанием своего права на это. Она публикует фотографию с прокладкой, открываясь миру с самой уязвимой своей стороны, а он гордо и насмешливо чешет свои яйца, снисходительно посматривая на нее сверху вниз. Потому что она, при всех своих регалиях, всего лишь женщина детородного возраста, которая каждые 28 дней истекает кровью из самого интимного места, что сопровождается неудобствами и болью. А он как чесал свои яйца каждый день без всяких потерь и неудобства, так и продолжит их чесать. Только теперь еще с большей уверенностью в себе.  

Потому что он – мужчина.

О, как я понимаю его! Я с рождения знаю, что могу (и даже должен) быть смелым, решительным, громким, влиятельным, успешным, сильным и значимым. Я – мужчина. Мой окаянный отросток (из которого никогда, исключая редчайшие и несчастливейшие диагностические обстоятельства, не течет кровь) дает мне право быть хозяином жизни. Я вправе требовать наилучшего в этой жизни; я вправе высказывать суждения, не боясь быть оспоренным; я имею право на ошибку – раз за разом ожидая нового шанса – и он будет мне предоставлен; я вправе быть агрессивным и требовать от мира все – до той поры, пока меня не осекут другие самцы. Я – мужчина.

Впервые об этом я задумался лет 10 назад, когда, добившись повышения зарплаты своим сотрудникам, натолкнулся на реакцию своей подруги и коллеги, которая бросила вскользь: «Ну, конечно, ты же мужчина – неудивительно…» Я только через много лет понял ее правоту: мужчине проще добиться повышения зарплаты – хоть себе, хоть своим подчиненным.

Я мужчина – мне можно почти все. В том числе и насмехаться над менструацией.

Я часто думаю: почему я не могу быть «нормальным мужчиной» и спокойно высмеивать те же самые месячные? Наверное, потому, что папа развелся с мамой, когда мне не было четырех. Наверное, потому, что меня воспитывали женщины – мама, бабушки, тетки. Наверное, потому, что у меня не было никого, кроме моей единственной сестры, почти погодки. Я смотрю на редакцию этого мужского журнала, и я же практически знаю их всех: это либо единственные сыновья, либо братья братьев. Им не помешала бы старшая сестра, которая могла бы в ранней юности рассказать, что месячные – это не «ухаха, у девчонок из письки раз в месяц идет кровь», а сложный физиологический процесс, замешенный на стыде, дискомфорте и неловкости; процесс, вызывающий дикие эмоциональные встряски, которые очень сложно контролировать – и это начинается, когда девочка совсем юна, и это происходит каждый божий месяц. Плюс это зачастую элементарно больно – и это боль регулярная, ежемесячная. Этот процесс страшно усложняет жизнь женщине – причем таким образом, который мужчине не представим, потому что у нас нет ничего аналогичного, что мы могли бы противопоставить или хотя бы сравнить.

Надо быть полностью огражденным от мира женщин, чтобы не знать этого, не понимать и не сочувствовать. Чтобы считать забавным флешмоб, где попытке известной модели снять ненужную неловкость с вопроса менструации, предметов интимной гигиены, вопросов женского здоровья противопоставляется призыв «чесать яйца». Наглухо закрытые окна эмпатии. Крепкая стена. Глумливо смеющаяся. Лыбящаяся похабными граффити. Лобное место, точка позора и уничижения. В этом #яйцечесе есть дополнительный уровень жестокости, особо изощренного издевательства. Потому как если вам вдруг не понравилась инициатива Водяновой, вы можете отмахнуться, пролистнуть, прокрутить ленту вниз, проигнорировать. Если вы этого не делаете, значит, вас зацепило. Если зацепило так, что не пролистнули, а ответили грубостью – это повод задуматься: что именно отзывается в душе таким протестом?

Оба этих флешмоба активно обсуждаются в комментариях. Женщины сокрушаются, что ответный флешмоб со стороны мужчин выглядит не просто сатирой, проходным трюком в SMM-маркетинге – он нарушает веру в благородство мужчин, в их великодушие и рассудительность. И я согласен. Не стану распространяться об асимметричности ответа – я написал об этом у себя в ленте в фейсбуке (www.facebook.com/madi.mambetov/posts/10210754574247119). Но у меня есть ответ и в более глобальном плане.

Мужчин ужасают перемены, которые несет новая волна феминизма. Разрушение патриархальной парадигмы вызывает подспудный, далеко не всегда осознаваемый ужас – страх перед потерей привилегий, которыми мы привыкли пользоваться с рождения. Привилегий, которые освящены поколениями предков, живших в привычной системе ценностей. Никто из нас не хочет расставаться с властью, доставшейся нам на халяву, по факту рождения. А именно это несет мужчинам ветер перемен.

Он обещает страшные вещи: что будничное поглаживание колена сослуживицы может грозить иском. Что настойчивое ухаживание в баре, привычно расценивающееся как нормальное мужское поведение, может спровоцировать вызов полиции. Что конкуренция между самцами за повышение на работе может превратиться в беспристрастный конкурс, где наши коллеги-женщины будут тягаться с нами на равных. Что нам придется самим гладить себе рубашки и готовить обеды из трех блюд. И столько же времени, что и наши женщины, проводить со своими детьми.

Такая революция, такой переворот не может не пугать – даже если реагирующие не понимают, что именно их пугает. Отсюда и этот поток агрессии от мужчин в комментариях к моим постам о половом равенстве. Отсюда и этот издевательский флешмоб про чесание яиц, который, к слову, мало кто поддержал – мужчин, у которых мозги работают активнее, чем чешется мошонка, оказалось больше.

Патриархальный уклад трещит по швам, когда женщины открыто заявляют: «Мы хотим забрать себе власть над тем аспектом своей жизни, который принадлежит только нам и является для нас очень важным». Это начало процесса, когда женщина сможет спокойно сообщить, что пропускает работу по причине болезненных менструаций; когда она сможет не ежиться от смущения, отправляясь в уборную сменить прокладку; когда она сможет найти в каждом общественном туалете бесплатный тампон (точно так же, как оба пола законно ожидают увидеть в санузле ресторана, например, рулон туалетной бумаги). Вот когда рухнет мощная патриархальная конструкция, внушающая женщинам идею о их второсортности и держащаяся на ветхозаветной идее менструаций как знаке «нечистоты» и «порочности». Ведь все авраамические религии твердят, что ежемесячные кровотечения посланы дочерям Евы как наказание за первородный грех праматери.

Не странно, что работники «мужского журнала» всполошились и ответили #яйцечесом. В этой насмешке – не просто зубоскальство. Это мощнейший инструмент манипуляции, который называется «обесценивание». Свести проблему стигмы менструации, вполне реально существующую в нашем обществе, к смехотворным мелочам, типа почесывания яиц, – это чистой воды обесценивание, выбивание из-под ног женщин твердой почвы, сведение их проблем к шуточкам и ерунде. Недостойный, прямо скажем, прием.

Поделюсь напоследок одной мыслью, которую мне годами внушают разные комментаторы, не могущие смириться с тем, что я стою на стороне феминизма. Они твердят: не размывайте, не стирайте граней между полами, женщины должны оставаться женщинами, а мужчины – быть мужиками.

На это я могу сказать только одно:

От гендерного равенства не пострадает никто. И ничто не пострадает. Женщины останутся теми же женщинами, которых мы привыкли видеть, ценить и воспевать – чуткими, заботливыми, чувственными и любящими. Но в чем беда, если такими же станут мужчины?

И мужчины останутся решительными, сильными, ответственными и надежными. Но как круто будет, если эти же качества будут прививаться с детства и женщинам?

Эти качества, не имеющие никакой привязки к полу, будут присущи женщинам и мужчинам будущих поколений – это моя мечта. И я не вижу никакой проблемы в том, чтобы она стала реальностью.

Лично я уже работаю над этим.  

Автор: Мади Мамбетов

#Наталья водянова #Мади Мамбетов ##PadManChallenge

Загрузка...