О, спорт! Ты – зло: авторская колонка на Comode

Автор: Comode
1175 7 Лучшее
Если человек может спокойно пробежать десять километров и не задохнуться, поднять стокилограммовую штангу или сесть в позу лотоса, не вывихнув бедро, - от него можно ожидать чего угодно. Наш автор Настя Щурова поделилась с Comode своими наблюдениями о людях, свихнувшихся на спорте.

Самые страшные люди – те, что занимаются спортом. Нет, не те, кто раз в год ходят на кроссфит, фотографируются перед зеркалом, выкладывают фото в инстаграм и снова еще год там не появляются. Я про тех, кто делает это регулярно. Они даже страшнее тех, кто не никогда не пьет и не смотрит телевизор.

До десяти лет я была счастливым ребенком. В моей жизни вообще не было спорта, были только книжки и еда.

У меня с рождения плоскостопие третьей степени, и оно подарило мне легальное пожизненное освобождение от физкультуры. Пока мои одноклассники прыгали в длину и лазали по канату, я сидела в столовой и заедала пирожками сосиски в тесте. Пирожки и сосиски не прошли даром, и я сильно растолстела. Избыток веса меня не волновал, потому что мальчики меня не дразнили и не обзывали. Да и мальчики меня тогда не волновали, только еда (впрочем, как и сейчас). Но в один прекрасный день на меня перестали налезать брюки даже из магазина «Три толстяка». И мы с мамой решили, что мне нужен спорт.

Я выбрала теннис. Нет бы выбрать что-нибудь попроще, например, бег, где кроссовки надел - да и беги, куда глаза глядят. Нет, я выбрала один из самых дорогостоящих видов спорта. Абонемент, ракетка и прочая экипировка стоили больших денег, а тренировки проходили на другом конце города. Но нас с мамой это не остановило. Три раза в неделю после школы, вместо того чтобы прийти домой и поесть, я ехала на тренировку с мамой в маленькой, полной и душной маршрутке. Тренировка, по негативным ощущениям, была похожа на маршрутку. На самом пекле я, маленький толстый ребенок в белой безразмерной юбке, бегала за мячами, пока тренер сидел в тени и читал газету. Иногда я так сильно била по мячу ракеткой, что он улетал на Саина. В эти моменты у меня, мамы и тренера случался небольшой сердечный приступ, сдобренный размышлениями о том, куда полетит мяч: разобьет лобовое стекло чьей-нибудь машины или продырявит кому-нибудь череп. Тренер за это меня ругал и наказывал приседаниями. Уже тогда я поняла, что ничего хорошего в спорте нет.

Я бросила теннис. В объемах я не уменьшалась, а шансы, что я все-таки убью кого-нибудь теннисным мячом, увеличивались. Мама отвела меня на плавание. Плавание мне нравилось. Ради него я была согласна терпеть то, что нужно надевать эти ужасные резиновые шапочки, в которых твое лицо становится, как у голливудской звезды после ботокса. И то, что нельзя раскачиваться на веревках, которые разделяют дорожки. И даже то, что мне не разрешали прыгать с разбега в бассейн. Сейчас я понимаю, что мой прыжок сделал бы с бассейном примерно то же самое, что атомная бомба с Хиросимой, но тогда было обидно. У плавания был один существенный недостаток, с которым я никак не могла смириться. Недостаток, который сводил на нет все достоинства. Оно слишком быстро заканчивалось. Тренировка длилась час, и в тот момент, когда ты только расслабился, только вошел во вкус, тебя уже выгоняют, потому что в очереди на твою дорожку уже стоят другие люди. И пока они брассом рассекают хлорированную воду, ты (с мокрой головой, крепко зажатый со всех сторон людьми) едешь домой в час пик на тридцатом автобусе.

Бассейн закрыли на ремонт как раз тогда, когда мой вес пришел в норму. Точнее, вес остался при мне, просто я выросла сантиметров на тридцать, и фигура стала выглядеть более гармонично. Тогда я стала самым худым членом своей семьи. Я уже обрадовалась, что спорта в моей жизни больше никогда не будет, потому что - зачем? Но тут мой брат начал бегать по утрам, сестра записалась в тренажерный зал, подруга – на танцы и даже мама начала упражняться по утрам. Все вокруг твердили, что спорт – это жизнь и нужно им заниматься. И самое ужасное, что всем им это приносило удовольствие.

Они стали настоящими спортивными шовинистами и так или иначе намекали мне на то, что все, кто не занимается спортом до исступления – зря прожигают свою жизнь.

Я начала задумываться о том, что со мной не так, и, чтобы не выделяться из своего спортивного окружения, записалась на танцы.

Танцы и вообще любые групповые занятия – это лучшее, что есть на земле. За свою недолгую жизнь я успела походить на танец живота, хип-хоп, pole-dance, йогу, стрип-пластику, джаз-модерн, аэробику для похудения и один урок сальсы. И единственное, что я могу сказать по этому поводу, это: если вам нужно понизить самооценку быстро и болезненно, идите на танцы. Там у всех все будет хорошо получаться. Кроме вас. На какие бы занятия я ни пришла, везде я чувствовала себя бесполезным бревном, а на следующий день не могла нормально передвигаться от боли. И я не могла поверить (и не могу до сих пор), что кому-то все это на самом деле может доставлять удовольствие. Но я продолжала ходить на тренировки. Платить деньги за то, что мне на самом деле совсем не нравится. Поступая при этом, как женщина, которая поняла, что ее муж – мудак, но продолжающая с ним жить в надежде, что что-то изменится. 

Но однажды утром я проснулась, посмотрела на свой коврик для йоги, пыльную ракетку, красный пояс с висюльками для танца живота и шрам на коленке и решила, что больше не буду так делать. Я больше не поддамся влиянию статей о здоровом образе жизни и фотографий друзей из спортзала. Я больше не буду покупать новые лосины и кроссовки вместо похода в кино. Я начну бороться с этой безжалостной системой пота, одышки, синяков, подходов и выпадов.

Моя борьба началась с того, что вместо тренировки я пошла в шашлычную. Виртуозно снимать куски мяса с шампура –  отличный спорт. Я была уверена: в нем я точно преуспею!


Загрузка...
Комментарии 7
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий