"Мама-ребенок" Азиза Айбадуллина

#Лучшее

Она считает себя мамой-­экспериментатором и уверяет, что после рождения сына ее жизнь не изменилась. Журналист Зарина Измайлова поговорила с лайфстайл-блогером Азизой Айбадуллиной и узнала, зачем она заставляет плакать своего малыша на камеру, почему спала с мамой до свадьбы и что значит оставаться ребенком после замужества и родов.

О детстве

Когда мне было год и семь месяцев, мама отправила меня в садик, потому что уже не могла меня терпеть (смеется). Она любит вспоминать: "Когда ты родилась, спокойствие навсегда исчезло из нашей жизни". Я постоянно громко бегала по дому, а соседка снизу, старая бабушка, тарабанила по батареям, чтобы я успокоилась. Мне было три года, когда мы с мамой пошли смотреть новую квартиру. Она находилась на втором этаже, решеток на окнах не было. Во дворе прямо под окном росла черешня, которую я непременно должна была попробовать. Заходит мама на кухню, а я уже наполовину вылезла из окна и радостно кричу ей: "Смотри, вишенки!" А однажды я подвесила себя за одну ногу на бельевую веревку. В общем, в детстве я была еще та хулиганка (улыбается).

Я благодарна маме. Всю мою кипучую энергию она направляла в нужное русло: развивала меня во всех направлениях. Вначале это была гимнастика, потому что я была косолапой, потом плавание, танцы, параллельно ходила в художественную школу. Сейчас, во взрослой жизни, мне это очень помогает. С мамой у нас своего рода crazy­-отношения. Она у меня такая забавная, недавно звонит мне на день рождения и говорит: "Я тут почитала комментарии у тебя в инстаграме. Что ж, хочу сказать, что люди тебя любят. Странно. Может, стоит пересмотреть свое отношение к тебе?" (смеется). Мы постоянно друг друга подкалываем, шутим. Вплоть до свадьбы я спала с мамой, потому что мне нравилось закинуть ноги, уткнуться в нее и делиться своими сокровенными тайнами. Правду ведь говорят, вы не перестанете быть ребенком, пока у вас есть мама.

О переменах в жизни

Папа у нас был добытчиком, а нашим воспитанием занималась мама. Нам с братом она никогда ничего не запрещала. Мне кажется, это правильно. Ведь в большинстве случаев те, кому родители в детстве запрещали пить или курить, стали делать это во взрослой жизни. Мама нас никогда не ругала. Помню, на родительском собрании при всех сказали, что я матерюсь. Понимаете, я просто была "Сашей Белым", мне казалось, что ругаться матом круто. Мы с мамой долго шли пешком, но она не проронила ни слова. Для меня это было самое страшное.

Вообще большой недостаток многих детей в том, что они ищут проблемы там, где их нет. Накручивают себя, мол, родители нас не любят. У меня никогда такого не было, я не чувствовала себя недолюбленной. Наоборот, старалась, как можно меньше расстраивать маму с папой. Несмотря на мою гиперактивность я никогда не сбегала из дома, не устраивала истерик без повода.  Я всегда знала, что родители сделают для меня все, и отвечать им каким-­то негативом было бы неправильно. 

Когда мне было 12 лет, умер папа. Я очень долго не могла в это поверить. Отлично помню день его смерти. Я медленно шла из школы. В подъезде меня встретила соседка, которая позвала посидеть у нее. Через некоторое время дверь соседской квартиры открылась, заходит мой брат и говорит: "Идем, сестренка, наш папа умер". Вместе с его смертью пришло непонимание. Как здоровый мужчина, которому было всего 42 года, мог так рано уйти?.. Я думала, может, родители решили просто развестись и инсценировали его смерть, чтобы нам правду не говорить. Если я видела на улице такую же машину и водителя с усами, я бежала за ней, пока не понимала, что это не он. Его смерть казалась для меня чем­-то невозможным. Прошло уже 13 лет, а он до сих пор мне снится...

Когда папы не стало, мама впервые после 20 лет декретного отпуска вышла на работу. Я видела, как ей тяжело. Она настолько была уверена в моем отце, что оказалась совершенно не готова к такому повороту событий. При папе жизнь была совсем другая, с его уходом все резко изменилось. Маму это не подкосило. Она поставила нас на ноги, дала нам образование, купила по машине. Главный урок, который я извлекла после трагедии в собственной семье:­ всего надо добиваться самой. Никто не может знать, что с нами случится завтра.

О воспитании

Я вышла на работу, когда Динияру было всего полгода. Мне поступило хорошее предложение, от которого я не могла отказаться. Меня никогда не преследовал шлейф плохой мамы, которая бросила сына.  Моя мама своим примером показала: если ты родила, значит, должна из кожи вон вылезти, но сделать для своего ребенка все. И я сделаю. Не до фанатизма, конечно. Я могу съесть последнюю конфету из коробки и не поделиться с ним (улыбается). Воспитание мужских качеств сына я полностью доверяю мужу. Но слежу, чтобы сильно не увлекался. Когда я познакомилась с супругом , то сразу сказала, что мне нужен мужчина, который заменит мне и папу, и друга. Мне было 17, но я знала, что отец моих детей должен быть надежным. Так и случилось.

В будни я работаю с 9:00 до 18:00. Дома я немного другая, не такая, какой меня привыкли видеть. Я эмоционально устаю, прихожу как выжатый лимон. Мой супруг мне очень помогает. Давать лекарства сыну, когда он болеет, привозить в садик и забирать ­ это у нас на папе.  С уборкой он тоже помогает, но случается, когда я устаю или перенасыщаюсь творчеством, домашняя работа приносит реальное удовольствие.

Больше о новинках Thomas читайте тут

О материнстве

Вообще, когда мы с супругом узнали, что у нас будет мальчик, я вздохнула с облегчением. Для меня это означало еще несколько лет антиванильности и неизменных привычек классической пацанки. Чему я могу научить дочь: громко смеяться? В общем, как оказалось, сын это проще. Знаете, мне кажется, что я своего рода родитель­-экспериментатор. То, что я заставляю его плакать или смеяться на камеру  всего лишь интуитивный метод воспитания. Я хочу, чтобы благодаря этому Динияр вырос свободным, раскрепощенным человеком, без страхов и комплексов. Я все стараюсь переводить в игру, таким образом мы весело собираемся в садик, без криков и истерик, или уходим прочь от вожделенной игрушки за 100 000 тенге.

Признаться честно, я до сих пор не осознала, что стала мамой. Мне кажется, что Динияр ­ мой младший братишка, с которым можно играть, покупать игрушки и снимать прикольные видео. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что мама видела в себе какие-­то изъяны и старалась не допустить их во мне. Я тоже стараюсь. Мы планируем отдать Динияра на футбол, но сначала на гимнастику, чтобы развить его физически. Чуть позже хочу отправить сына на ментальную арифметику, чтобы он научился хорошо считать. Потому что мой самый большой страх в жизни, что однажды Динияр придет ко мне и скажет: "Мама, давай сделаем уроки", а мне придется скрываться от него (смеется).

Раньше я думала, что детство закончится, когда я перестану смотреть Nickelodeon, однако я забеременела и начала смотреть без остановки Гарри Поттера. Не особо выросла, правда? Я всегда хотела сохранить в себе детскую непосредственность. Просто в наше время это большая редкость. Может показаться, что я мама-ребенок, да, наверное, так и есть. Но я знаю, что действительно важно в воспитании – это создать все условия для того, чтобы твой малыш доверял тебе, знал, что к маме всегда можно прийти за советом и помощью. Ведь я – тот единственный человек, который никогда не предаст и всю жизнь будет безмерно любить.

*Представляем экспериментальный проект "Какая Вы мама?". Совсем скоро мы познакомим вас с четырьмя героинями, которые представляют разные "типы" мам. Пожалуйста, проголосуйте за то описание и практику воспитания, которые близки вам по духу по ссылке.  В итоге вы не только поможете определить, каких мам у нас больше, но и получите возможность выиграть ценный и полезный приз от бренда Thomas.

Ровно через неделю встречайте историю Айнуры Абсеметовой

"Первые годы материнства меня накрыло с головой, а сейчас я понимаю, что мой ребенок  это моя соседняя планета. И с этим ничего не поделать, остается только наблюдать". 

#азиза айбадуллина #Thomas #Thomas Kazakhstan ##какаявымама

Загрузка...