Мама Кайрата Нуртаса
о сыне, шоу-бизнесе
и казахской родне

Автор: Comode
42363 8
Гульзира Айдарбекова – одна из самых известных персон в казахстанском шоу-бизнесе. Однако знают ее в основном по "второму имени" – "мама Кайрата Нуртаса". Ксения Воронина познакомилась поближе с этой амбициозной женщиной и поделилась с нами ее историей. На встречу в ресторан Assorti Kazan Гульзира Айдарбекова пришла в красном костюме и сразу уточнила, что он сшит специально для нашей фотосессии.

Белые туфельки для любимой дочки

В семье Дарибаевых – начальника автозаправочной станции и домохозяйки – я родилась седьмой из восьми детей в 1968 году. Первыми были две старшие сестры, затем – четыре брата, потом появилась я, а после меня родился еще младший братишка.

Мама рассказывала, что до моего рождения отец всегда был строг с детьми. Никого не баловал, все были равны. Но когда впервые взял меня на руки, что-то в нем изменилось. Он прижал меня к себе и прошептал, что я – его "жаным". Сестры и братья подтрунивали надо мной, называли "принцессой". Отец баловал без меры: возился, покупал подарки – привозил из других городов Казахстана и Москвы лучшие игрушки и одежду.

Я помню, как на Первомай – тогда это был огромный праздник – он привез мне диковинку – белое платьице и белые туфельки. Ни у кого таких, конечно, не было. Думаю, что отцовская любовь и внимание, которые имели не только материальное проявление, и стали тем стержнем, который позволил мне уверенно идти по жизни, пробовать себя в чем-то новом. Любите детей, будьте уверены в их успехах! Это очень важно!

На хлопковых полях

В те времена была распространена трудовая практика – школьников отправляли на сельхозработы. Примерно с пятого класса два летних месяца мы проводили в трудах. Родители не хотели, чтобы я работала, но я пошла им наперекор. Сейчас я думаю, что это было правильно – бесценный опыт, который дает понимание жизни. И, наверное, именно тогда, убирая хлопок под палящим солнцем, я впервые задумалась о том, что можно зарабатывать на жизнь как-то иначе, а не только физическим трудом.

Впрочем, в молодости это было в радость. И я не боялась никакой работы. Мы запасали сено, собирали яблоки, участвовали в полевых работах. Одно лето я работала почтальоном, где получала уже настоящую зарплату.

Труд никогда меня не пугал. Я всегда с азартом бралась за новое дело. И, надо сказать, приобретенный опыт пригодился в будущем. Например, я успела поработать швеей на трикотажной фабрике в Туркестане. Когда в 2013 году мы запустили свой бренд одежды KN, я совершенно точно знала, как организовать производство.

Приехав в Алматы, я поработала и в домоуправлении, и на мясокомбинате. Мне по натуре свойственен авантюризм. Родители всегда удивлялись: "В кого же ты такая?" Коммерческая жилка пробилась у меня еще в детстве, когда мы жили в селе и к нам домой приехал человек из города. В Туркестане не было бензина, а он очень просил продать ему. Родителей не было дома, я случайно назвала завышенную в полтора раза цену, а он на нее согласился.

Впоследствии мне приходилось заниматься коммерцией – тем, что раньше презрительно называли "спекуляцией", а сегодня гордо именуют красивым заграничным словом "ритейл". Учась в Алматы, я покупала у иностранных студентов "заграничную фирму" – в основном джинсы, и перепродавала. Потом взялась за оптовые закупки одежды и ее перепродажу. Тогда всего за полмесяца мы смогли купить машину "Жигули", а еще через несколько месяцев – квартиру в Алматы, куда перебрались из общежития вместе с мужем и уже тремя детьми.

А в студенческом общежитии мы с мужем организовали видеосалон. Арендовали актовый зал, поставили туда телевизоры и видеомагнитофоны и крутили там модные боевики. Это было начало 90-х – с Ван Даммом, Сталлоне. Ни в кино, ни на телевидении такого практически не показывали. За вечер мы давали 3-4 сеанса для студентов, и зал всегда был битком.

У меня были контейнеры на барахолке – в "Жетысу", "Рахате", "Болашаке", на оптовке и Тастаке. Я занималась всем – золотом, одеждой, канцтоварами, детскими игрушками. Потом открыла несколько закусочных с домашней кухней, уличную "шаурму". С этим бизнесом я рассталась, когда мы переехали в Астану. Кайрат поступил в эстрадно-цирковой колледж, а я решила заниматься карьерой сына и шоу-бизнесом.

Комсорг, гордость школы

Основам "шоу-бизнеса" меня научила школа. Я была комсоргом. Уходя на совещания, учителя частенько оставляли меня за старшую – и в классе всегда была тишина. Если заканчивались учебные задания, я читала одноклассникам стихи или рассказывала истории. И конечно, меня привлекали к организации различных школьных мероприятий. Лучше всего удавались музыкальные номера, хотя сама я не пою – мне было интересно заниматься постановкой.

Вообще, музыка всегда была важной частью моей жизни. Я частенько закрывалась в комнате, чтобы послушать Аллу Пугачеву, "Пламя" или Михаила Боярского. Это было моей отдушиной, возможностью побыть наедине с собой и где-то далеко. Музыка лечит душу. Наверное, поэтому и муж мне достался поющий. Он посвятил мне несколько своих песен.

Полюбил за дерзость

С будущим мужем, Нуртасом Айдарбековым, мы познакомились еще в Туркестане, куда с семьей переехали из села, когда я окончила школу. Как раз тогда я работала на трикотажной фабрике и планировала поступать в педагогический институт в Шымкенте. А он только вернулся из армии.

Мы были соседями, но встретились на улице случайно. Я собиралась на вечеринку, а домой нужно было купить хлеба, и я выскочила за ним уже при полном параде. Очень торопилась. Мне встретились двое молодых людей недалеко от дома, один из которых сказал что-то вроде: "Не спеши, красавица, упадешь". Я ответила что-то резкое, но тем самым раззадорила обратившегося ко мне молодого человека.

Потом он стал встречаться мне удивительно часто – стоило мне выйти из дома, он тут как тут. Оказалось, за мной следили его младшие сестрички, которые докладывали брату о каждом моем появлении. Наконец, мы начали встречаться – ходить в кино, на дискотеки. Я быстро влюбилась.

Когда ему пришло время уезжать на учебу в Целиноград, он позвал меня с собой. Но родители меня туда не пустили. В Шымкент я тоже не поехала – меня отправили к сестре в Алматы. Там я поступила в сельскохозяйственный институт. Проучилась ровно до декабрьских событий – это был 1986 год. Когда начались волнения, родители забрали меня в Туркестан. Но на родине я не могла оставаться долго – вернулась в Алматы, и до нового учебного года работала на мясокомбинате, после чего поступила в строительный техникум.

Все это время Нуртас писал письма мне домой. Он не знал, что я была в Алматы. Встретились мы на майские праздники в Туркестане, куда я с сестрой и он с другом приехали погостить. Он очень обрадовался, сочинил для меня песню и романтично позвал меня замуж. Но я отказалась – мне хотелось в Алматы, учиться. Он бросил учебу в Целинограде и поступил в алматинский Политехнический институт. Тогда мы и поженились. А зимой 1989 года у нас родился первенец.

Спасение из огня

Мое материнство началось с драмы. Рожать я приехала в Туркестан. Кайрат появился на свет 25 февраля в Первом роддоме. Детей тогда держали отдельно от женщин, в детском отделении. И вот, на следующий деть после родов я услышала в коридоре шум и крики "Пожар! Пожар в детском!". Конечно, все матери тут же бросились на крик.

Я туда вбежала в числе первых. На дворе стояли холода, а отопления в роддоме не было. В палатах работали обогреватели, и в один из них в детском отделении попала занавеска и вспыхнула, отчего начался пожар. Я стала искать своего сына, но все дети были одинаковые – маленькие личики в кулечках из пеленок.

Посреди комнаты стояла растерянная медсестра, держа в охапке сразу нескольких детей. Один из них почти выскользнул у нее из рук – она удерживала его, прижав к тумбе. Я бросилась помогать и схватила ребенка. Им оказался мой Кайрат! К счастью, никто из детей в том пожаре серьезно не пострадал, но об этом дне я буду помнить всю жизнь.

Бремя гостеприимства

В Алматы мы неплохо устроились, и дела шли с нарастающим успехом. Мы с мужем успевали учиться, работать, воспитывать детей, которых у нас в скором времени уже было трое. Но труднее всего было встречать гостей. И это были совсем не те гости, которые заглянут вечерком на чай. Традиции гостеприимства требовали, чтобы мы привечали всех земляков, которые прибывали из Туркестана и жили у нас по несколько дней, а то и недель – у нас ведь была своя квартира. А я должна была готовить и обстирывать их.

Гость мог появиться на пороге в любое время, а от родственников я то и дело слышала упреки в том, что зачем-то занимаюсь всякой непонятной работой, хотя должна постоянно стоять у плиты и накрывать дастарханы.

Мое терпение лопнуло, когда мы с Кайратом поехали на конкурс "Әнші балапан" и разминулись с очередными гостями, которые тут же позвонили и пожаловались нашим с мужем родителям на то, какие мы негостеприимные.

С тех пор я твердо настояла на том, что мы будем принимать только тех гостей, которых пригласим сами. Это было непростое и даже революционное с точки зрения традиций решение, вызвавшее возмущение. Однако с той поры мы вздохнули спокойно. Хотя я всегда рада желанным гостям и могу побаловать блюдами собственного приготовления.

Шоу-бизнес во благо семьи

О моей нынешней жизни вы, наверное, все знаете. Решение стать продюсером родилось из желания больше времени проводить с детьми, уделять больше внимания их интересам и успехам. Я всегда старалась быть хорошей матерью, но у меня не получалось целиком и полностью отдаваться детям – такое было время.

Можно сказать, что Кайрата воспитывали всем общежитием – с младенчества его приходилось оставлять с соседями. Он был спокойным ребенком. Чтобы унять его плач, достаточно было дать бутылочку, включить музыку или дать ему поиграть с водой. Там же он начал давать свои первые "концерты" – петь песни и играть на игрушечной домбре.

Я горжусь теплыми отношениями с сыновьями и их взаимоотношениями и тем, какие они открытые, простые, ничуть не высокомерные.

Каждый из детей талантлив по-своему. Средний сын Аян учится в Евразийском университете, серьезно занимается футболом. Он очень похож на меня, собирается заниматься бизнесом. Вместе с тем он очень добрый и внимательный мальчик. Одно время я никак не могла понять, почему он так задерживается после школы. А он молчал. Потом оказалось, что он ходит к мечети и раздает свои карманные деньги нуждающимся. Младший сын Зангар сейчас учится в Пекине, уже на втором курсе. Он занимается боксом.

Мы с мужем курсируем между Алматы, Астаной и Пекином. Нынешнюю нашу жизнь спокойной и размеренной не назовешь, но я к этому и не стремлюсь. Мы занимаемся шоу-бизнесом, снимаем кино, запустили свой бренд одежды KN с производственным цехом в Алматы, выпускаем собственный развлекательный журнал на казахском языке и не собираемся останавливаться на достигнутом.

Фото: Мария Ульянова, из архива Гульзиры Айдарбековой

Стоит почитать

Комментарии 8
Nyro4kaSadko

Хороший материал, спасибо большое автору. Никогда не сталкивалась с интервью мамы Кайрата Нуртаса и приятно удивлена ее отношением к жизни и целеустремленностью. Уважаю этого певца за его песни и поведение,как бы-то ни было он был одним из первых модных певцов, которые ездил по аулам и давал бесплатные концерты.
Конечно, иногда кажется, что его слишком много, но надеюсь, что он не перегорит.
А насчет родственников, ой как согласна))

AraiS

Согласна с Вами на все 100. Люблю слушать его песни! Они какие-та душевные что ли...

Ксения Воронина

Спасибо :)
С Гульзирой Усеновной было интересно и приятно общаться.
Интервью с ней есть, но в основном на казахском языке.
Еще могу посоветовать один из выпусков Түнгі студияда Нұрлан Қоянбаев, где гостями были супруги Айдарбековы.

Gulfairus

Молодец! Настоящая мама!

Великий и Ужасный

Интересное интервью. Как говорил один мой бывший коллега, глупые люди успешными не становятся

Shyn

Молодец, какая умница)) Да и папа их тоже действительно молодец, раз не мешал жене раскручиваться, не ставил палки в колеса от "белой" зависти.

Hope&Faith

Молодец женщина! Бой баба в хорошем смысле этого слова:)

AraiS

хочу заметить, что прямые волосы с челкой без всяких накручек ей идут больше. Молодит)

Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий