10 лет стриптиза:
о тонкостях индустрии секса

Автор: Наталья Слудская
3658 0 Личное
У нашей героини нет имени. Вернее, есть, но она его тщательно скрывает. Исполнительницы стриптиза называют себя Изабеллами, Шехерезадами, Эсмеральдами… Второе вымышленное имя будто позволяет им быть двумя разными девушками.

Одна - ночью: которая танцует обнаженная в стрип-клубе, подсаживается к мужчинам, уходит с ними в vip-room с индивидуальной программой.  Вторая – днем: обычная, симпатичная девчонка, каких тысячи. И ни тебе развязных манер, ни развратного поведения. Именно такая рассказала Comode о травмах на работе, о том, чем отличается стриптизерша от проститутки и почему в Казахстане не приживается мужской стриптиз.

После школы я пыталась поступить в институт, но мне не хватило одного балла, и я устроилась работать секретарем в туристическую фирму. Денег не хватало, и мама сказала: «Давай подрабатывать». Думали-думали, как я еще могу заработать, и увидели объявление, что требуются девушки для танцевальной программы в ресторане. Я пришла, увидела пилон, на котором крутилась девушка, - очень красиво, почти летала. Раздеваться надо было только до трусов и лифчика, к тому же под трусики надевались колготки, так что все начиналось очень прилично. Я всегда любила танцевать, а зарплата за вечер была такая же, как в турфирме за месяц. И я обрадовалась: даже не деньгам в первую очередь, а тому, что я буду танцевать и научусь летать, как эта девушка. Мне было 17 лет. Что интересно – турфирму я не бросила. Каждое утро шла на работу, а вечером – на другую работу. Через какое-то время я ушла в другой ресторан, где заработок был еще больше. Там, правда, надо было иногда снимать еще и лифчик. Но мне показалось это довольно невинным, лапать клиентам я себя не позволяла. Что меня радовало – что я танцую, я на сцене, зрители смотрят с восхищением, я не чувствовала никакого сексуального подтекста.

Я тогда была девственницей и не до конца понимала, что происходит. Девочки в гримерке надо мной посмеивались, я была самая неиспорченная.

На следующий год я снова подала документы в институт и поступила. Для этого мне пришлось уехать из небольшого казахстанского города в Новосибирск. Институт был театральный, и я попала в среду, о которой мечтала. Сцена, талантливые ребята, учеба, постановки. Но почему-то мне было скучно. И я вернулась домой, в Казахстан. Спустя время, когда я встретилась со своими однокурсниками и стала спрашивать: «Ну что? Как дела?» Они отвечали, что на хлеб и сигареты хватает. И я поняла, что сделала правильный выбор. Я могла жить, ни в чем себе не отказывая. Танцевала в свое удовольствие. Стала, можно сказать, звездой. Получала хорошие деньги. Еще и на спорт пошла, давно хотела овладеть боевыми искусствами. Пережила первую историю любви, которая, как у многих бывает, ничем не кончилась, если не считать того, что я перестала быть наивной.

Танцы на пилоне бывают разные. Есть пол-дэнс (когда ты выполняешь акробатические трюки на шесте), есть стрип-пластика (более чувственный танец с обольщением). Некоторые элементы ты делаешь не только на шесте – на полу или с какими-то предметами. Это не сразу все, ты постепенно расковываешься, привыкаешь, и уже не кажется, что в этом есть что-то стыдное. Нормально. Я была одержима самой идеей танца, постановкой номера, подбором музыки, костюмами. Старалась овладеть максимальным количеством трюков на пилоне. То есть смотрела на это как на искусство, самовыражение. Но в какой-то период я почувствовала, что это не просто танец – это бешеная энергия. И однажды я прямо ощутила, что имею весь зал. Всех этих мужчин, которые смотрели на меня буквально в оцепенении. Я сорвала сумасшедшие чаевые! И поняла, что могу идти дальше в своих экспериментах. Это как наркотик.

Первая купюра, которую мне засунули в трусы, – сто баксов. У многих людей представление о работе – жить от зарплаты до зарплаты. А тут ты можешь сорвать куш, если постараешься. И я захотела стараться. Я поняла, что в моем городе мне тесно, и переехала в Алматы. Здесь на тот момент за эротику платили мало, уже появилось много танцовщиц, готовых обнажаться топлес. Здесь есть такой момент – можно и полуодетой станцевать так, что у всех клиентов штаны порвутся, а можно раздеться догола, но впечатление произвести ровно такое, как если бы в зал вошла монашка.

Секс - он и сквозь одежду виден. А если его нет, то хоть как трусы сними, хоть как вертись вниз головой – бесполезно, никого не зацепишь. Но формат все равно предполагал раздеваться, если ты хотела успеха и денег. А я хотела.

Было смешно поначалу, потому что во время танца я повторяла себе: «Не забудь раздеться. Не забудь раздеться». Боялась, что увлекусь и забуду скинуть с себя все до конца. Мама не знала о моей работе в деталях, поэтому не переживала за меня. Да и я не думала ни о чем таком, об опасности не думала. Танцевать в ночном клубе – это не опаснее работы шахтера или продавщицы.

Можно по-разному получать деньги. Можно тереться об мужчин, заискивать, присаживаться к ним на колени, ну чтобы хоть 200 тенге дали. У меня другая установка: станцуй так, чтобы он задницу поднял, встал, подошел к тебе и сам дал денег. И на поверку оказывалось, что это самый верный способ. Не унизительный. Мне всегда давали больше, чем другим девочкам. Когда солидные люди сворачивают купюру в трубочку и аккуратно передают тебе ее в руку – это значит, что они уважают тебя, они оценили твое выступление. И выпрашивать не надо, это не должно быть попрошайничество – выкладывайся на сто процентов и все.

Мужчины приходят в стрип-клуб расслабиться. Выпить, повеселиться, сбросить напряжение, пощекотать нервы, поглазеть на красивые обнаженные тела, потрогать их. Некоторые приходят закадрить девочку. Выбирают себе ту, которая нравится, и уводят ее потом из клуба, чтобы сделать любовницей, как бы спасают. Некоторые хотят почувствовать свою власть, кто-то таким образом с комплексами борется – здесь ведь не надо ухаживать за девушкой, чтобы она разделась, здесь уже и так все раздетые. У нас были и такие клиенты, которые деловые встречи в клубе проводили, а уж привезти на ночные развлечения партнеров из другого города или страны – это вообще обычное дело.

Между собой мы делили мужчин на категории. Первая - «дрочилы». Это те гости, которые приходили специально получить разрядку. Они заводились в общем зале, и как только освобождалась приват-комната, заказывали девочку индивидуально и бежали туда сбросить напряжение. Однажды, когда я уже в клубе не работала, плыву в бассейне, и один такой навстречу. Узнал меня. «Привет, - говорит. - Ты под водой мне ТАМ ножками пошуруди, пока никто не видит!" Тьфу. Мужчины, которые просто приходили пялиться на нас, потягивали сок, денег не давали – мы называли их «нищеброды». "Мазохисты" – это которые грустно сидят, потеют, глаза стыдливо опускают, в приват не ходят, сидят, мучаются, страдают. Есть "алкаши" – тем только вмазать да баб за бока потискать и больше ничего не надо. Есть еще "эстеты" - тут понятно, наслаждаются зрелищем, восхищаются женской красотой, деньги всегда дают. И есть "олигархи" – таких мы особенно любили, они самые щедрые.  Был у нас клиент, приходил всегда один и сразу спрашивал: «Сколько сегодня девочек в гримерке?». Менеджер отвечал, например: «Шесть!» Он отсчитывал 600 баксов – каждой по сто, и говорил: «Отдай девочкам сразу и пусть они спокойно танцуют, не подходят ко мне!»

Мужской стриптиз у нас в Казахстане так и не стал популярным не потому, что у женщин меньше возможностей для ночных развлечений. Просто контингент в мужском стриптизе был молодой, пустой и глупый. Если мужчина и может восхищаться глупышкой, лишь бы была хорошенькая и свеженькая, то у женщин критерии выше.

Неинтересно с незрелым мужчиной, а зрелые не пойдут жопой вилять, к тому же у нас патриархат.

Я однажды на мероприятии познакомилась с Тарзаном. От него такая бешеная энергетика идет – натуральное электричество. Но Тарзанов у нас в стране нет.

Девушка должна относиться к любому типу гостей ровно. Ты подсаживаешься за столик, разговариваешь, выпиваешь, стараешься от мужчин не отставать, чтобы быть с ними на одной волне. Еще и параллельно ситуацию контролируешь: они ведь под алкоголем, разгоряченные, развязанные, границ не чувствуют. Я поддерживаю отношения со своими бывшими подругами из клуба и знаю, что сейчас очень сильно поменялась клиентура. В мое время в основной массе мужчины были благороднее – к нам относились уважительно, никакого давления не было. А сейчас отношение к стриптизерше, как к обслуге. Правда, сейчас и девчонки-стриптизерши другие. Раньше они учились где-то, старались читать, чтобы легко разговор поддержать. А теперь - вот последний пример: она садится к мужику на колени и требует, чтобы он ей шампанского заказал. Водички выпей! Еще ничего не сделала, а уже шампанского требует!

Предложения встретиться вне клуба всегда были. Ну ты сама уже решаешь, соглашаться тебе на встречу или нет. Я соглашалась, если это было в рамках эскорт-услуг. Кто-то выбирал оказывать секс-услуги. Я никогда не хотела идти по этому пути. Не из-за того, что я высокоморальная, нет. Просто какой смысл? Да, тебе дадут сразу много денег, а потом истратить их все на лечение? Но технически это просто. Во-первых, когда ты уединяешься с клиентом в приват-комнате, там никто не отследит, что между вами происходит. Во-вторых, обменялись телефонами, встретились завтра вне клуба – пожалуйста, дело твое. Но официально секс с клиентом был запрещен. И уехать из клуба с клиентом нельзя. И секс в клубе не обсуждался и не приветствовался. Для этого есть проститутки и публичные дома.

Многие девочки мечтают найти богатого покровителя и соглашаются на секс даже не из-за денег, а чтобы сблизиться с этой недоступной категорией – богатые мужчины. Иначе, где ты еще их подкараулишь? Нигде.

Вот они и рискуют – вдруг повезет. Бывает, что на дом вызывают танцевать, типа в день рождения праздничная программа. А на месте понимаешь, что это просто ловушка, тебя пригласили, чтобы поиметь. Девчонки рассказывали, что втроем они согласились после работы поехать с клиентами развлекаться дальше. В результате их рассовали по тачкам, где была куча мужчин. Двоим девочкам удалось выпрыгнуть из машин, а одну изнасиловали по кругу шестеро мужчин. И это всегда сложно определить, кто эти люди и правду ли они говорят, что мы поедем просто потанцевать. В общем, либо ты уходишь в полный отказ, либо будь готова к неприятностям. Третьего не дано.

Уединиться с клиентом в рамках клуба можно только в приват-комнате. Приват-программы есть разные. У нас было шоу с вибратором, где ты имитируешь мастурбацию, танец двух лесби, лесби и дополнительные секс-аксессуары, были девушки с плеткой – доминант-танец. Еще была приват-шутка, там можно было надеть три сиськи или толстую накладную попу.

В приват-комнаты с клиентом, особенно незнакомым, идти всегда страшно. Там может произойти все что угодно, вплоть до изнасилования.

Пьяные могут быть агрессивными и непредсказуемо себя повести. Да и не в прямом насилии дело. Можно ведь аккуратно купюру в трусики засунуть. А можно унизить девочку, толкнуть или выкрутить руки. И многие не гнушались. Показать, какие они сильные и смелые. Они же за эти деньги покупают себе чувство превосходства над женщиной. Особенно в приват-комнате, где нет ни свидетелей, ни контроля. Я как-то раз попала на приват к китайцам. Так у меня все выступление состояло из того, что я отбивалась от них тем самым дилдо, танец с которым они заказали. Они все время подскакивали, что-то выкрикивали, пытались дотронуться и распускали руки. Взбесили меня прямо. Бывало, и другим клиентам пару раз приходилось в лоб давать, чтобы поняли, как надо себя вести. Вот где мне боевые искусства пригодились. Как самозащиту нам можно было их применять.

Это легкие деньги, но приходится преодолевать моральные барьеры. Есть куча рисков, о которых я уже сказала. А еще - угроза травм. Однажды перед выступлением я забыла протереть пилон, и в момент исполнения одного сложнейшего трюка сорвалась. Упала, разбила голову и содрала плечо об кафель. Поднялась, дотанцевала, потом взяла на кухне лед, приложила его к голове и поехала в больницу. Ночью. Одна.

Про жен мужчины говорят часто. Кто-то хает свою жену – надоела, пилит, скучная, задолбала. Кто-то говорит, что любит и ценит. Мужики берегут жен, не говорят им, что ходят в стрип-клубы. Но изредка некоторые с женами приходят, сидят, смотрят, могут и приват потом втроем с девочкой заказать. Я была с такими парами – они от красивой девочки рядом прямо заводятся. Но все-таки то, чем я занималась, и секс в чистом виде – это разные вещи. Конечно, стрип-танец подразумевает эротику, мужчина воспринимает женщину более доступной, здесь многие границы стерты,  барьеры падают. Я часто испытывала оргазм на работе. Но я не могу сказать, что это дало мне какую-то нереальную свободу в сексе. Какие-то блоки, безусловно, снимаются, но я не стала более развратной или неразборчивой. Я не стала знать о сексе больше. О людях – да, о сексе – нет.

Я никогда не чувствовала себя грязной или продажной – относилась к этому спокойно, как к работе. А к мужчинам отношение пересмотрела. Вот, представьте, мужчина отмечает в стрип-клубе с друзьями рождение ребенка. Его жена в роддоме, ей тяжело, а он здесь баб посторонних лапает. У меня мозг отказывался это понимать. Как после этого можно им доверять? Я видела, что с мужчинами делает алкоголь – иногда разница в 50 граммов превращает приличного спокойного человека в зверя. Один из моих гостей мило себя вел весь вечер, признавался в любви, а после очередной рюмки подозвал меня и начал душить.

Но я не могу сказать, что я стала презирать мужчин. Скорее, жалеть. Ну, правда, жалко смотреть, как люди теряют человеческий облик – там ведь все животные страсти наружу.

И я ни разу не встретила там мужчину, в которого бы я влюбилась. Да, они все состоятельные, ухоженные, при параде, но как-то нет там места для любви. При этом возникали с некоторыми клиентами приятельские отношения, даже можно сказать дружеские. Однажды очень приятный мужчина, мой постоянный клиент, спросил меня: «Ты готова уйти со мной из клуба?» Я не колеблясь ответила: «Хоть сейчас».

Он снял мне квартиру, мы встречались. Ни с моей стороны, ни с его любви не было, и мы очень быстро расстались. Но в клуб я не вернулась. У меня накопились травмы, плечо после того сильного удара болело, плюс много мелких. Наутро после работы все тело болело и ныло, и я подумала, что хватит – я больше не могу это выносить. И физическая усталость накопилась, и моральная. И еще один момент на меня повлиял. Я щелкала каналы и наткнулась на фильм, даже не знаю, как он назывался. Сидит старая стриптизерша, ей лет 50, вся размалеванная, пергидрольная, у нее молодой чувак – альфонс, и она вынуждена, несмотря на возраст, работать в стрипе. Я отчетливо поняла: «Нет, я так не хочу. Надо вовремя уходить!» И чтобы вы знали: вообще-то после такой работы надо минимум год отдыхать. И я отдыхала. Потом нашла, чем заниматься, начала учиться. Не только новой профессии.

Я заново училась жить обычной жизнью - не злачной.

Я не буду хвастать, что могу заполучить любого мужчину, что лучше других знаю, на какие кнопки давить. Если ты не в его вкусе – хоть задавись. В этом плане я могу не больше, чем любая другая женщина, шансы одинаковые. Я живу в гражданском браке. Интересно, что со своим нынешним мужчиной мы познакомились на дискотеке. Я вышла танцевать, и он меня узнал: он видел меня раньше, когда приходил в стрип-клуб как клиент. Я сразу спросила, не будет ли потом претензий. Он сказал: «Да какие претензии? Ты мне нравишься, на остальное мне плевать!» Живем уже несколько лет, счастливы. Я ничего не хотела бы изменить в своей жизни. В ней все сложилось так, а не иначе: как мне решить, какой из моментов я хочу вычеркнуть? Да, было и хорошее, и не очень, но это все - моя жизнь, и я стараюсь относиться к ней философски.

P.S. С моей героиней мы договорились, что если встретимся когда-нибудь случайно, то официальная версия для всех – когда-то мы вместе работали на телевидении. 


Загрузка...
Комментарии 0
Чтобы оставлять комментарии, вам нужно зарегистрироваться или войти. Написать комментарий