Премьера фильма "Финансист. Игра на вылет". В этой стране за каждым успешным человеком стоит агашка

#Кино, книги, музыка

Фильм "Финансист. Игра на вылет" потребовал от казахстанского режиссера Лены Лисасиной трижды бросить вызов судьбе. Взяться за “неженскую” тему, стать послушной дочерью и снять свое первое полномертажное кино с командой, где большая часть людей – дебютанты. Лена ответила на вопросы Comode сразу после премьеры фильма, который вышел в прокат 4 октября.

Как чувствует себя женщина в профессии "режиссер"?

Я буду говорить честно. Это очень сложно. В нашей стране и вообще на восточной части территории СНГ к женщине на старте есть определенное недоверие, особенно если женщина занимает руководящий пост и она тобой командует. Есть такая ментальная особенность, которую очень трудно преодолевать. И приходится прилагать в несколько раз больше усилий для выполнения тех же задач.

Я родилась в Казахстане, считаю Казахстан своей родиной, и до начала фильма мне в руки попадали некоторые заявки на съемки, которые касались национальных видов спорта, например, и мне приходилось слышать: "Что эта девочка, да еще и с такой странной фамилией, может об этом знать?" И я понимала, что нет таких методов и инструментов, которые помогли бы убедить человека в том, что выводы надо делать, когда есть результат. Давайте я сниму, покажу вам, что я умею делать, а потом вы сделаете выводы – могу я об этом знать или не могу!

А если бы после ВГИКа вы остались работать в Москве – вам было бы проще?

Да, в Москве было бы проще. Там не так сильно развито восточное восприятие жизни в плане ее разграничения на мужское и женское. И если бы осталась, я могла бы сделать что-нибудь толковое. А потом я бы приехала сюда и все бы стали кричать: "О! Да! Это же наша! Она же из Алматы!" Но я не хотела привозить известность из-за рубежа. Я получила образование и хотела применить его здесь, в своей стране. Это был мой выбор. И я не собираюсь от него отрекаться.

А когда был сделан этот выбор?

Я всегда хотела снимать кино. Мне было восемь лет, когда я посмотрела фильм "Призрак" с Патриком Суэйзи. Я подумала: "Боже мой! Как это так? Этого нет на самом деле, а на экране мы это видим, и это так круто!" Это чарующий мир, который мы можем придумывать сами, и я хочу создавать такие истории, в которые любой человек захочет верить.

Родители, наверное, удивлялись? Все девочки хотели быть актрисами, а вы – режиссером…

Моей маме до сих пор сложно понять, чем я занимаюсь. Но она видит, что это требует колоссального количества сил и времени. Я очень благодарна маме, что она, не задавая лишних вопросов,  полностью взяла на себя мою восьмилетнюю дочь и тем самым позволила мне снять это кино.

Как долго вы шли вот к этому – первому своему фильму?

Я очень хотела снять кино! Настолько "очень хотела", что всегда выбирала, что для меня важнее – семья или кино. И оказывалось, что кино. И вот я выбирала кино, выбирала, а кино все не было. Тем временем в моей жизни случились свадьбы-разводы, а потом в какой-то момент я поняла – не это важно. Даже если я никогда не сниму свое кино, я Леной быть не перестану. Моя жизнь будет другая, но я сама останусь той же. Я расслабилась и решила заняться чем-то другим. И буквально через пару месяцев мне поступило предложение снять "Финансиста".

Как вы думаете, почему выбор пал на вас?

Видимо, я пришла и заразила всех своей энергией – прорвалось то, что я копила с восьми лет. Я просто убила их тем, как сильно я хочу снимать. Вообще, я интроверт, я каждый раз себя настраиваю на диалог, преодолеваю стеснение и страх перед незнакомыми людьми. Я понимала, что говорить потом: "Мне так обидно, что вы не рассмотрели мою кандидатуру, ведь я могу все так хорошо сделать…" – я не буду, я не смогу такое говорить. Я знала – у меня только один шанс: взять и объяснить, что эта картина моя, что я ее хочу.

Страшно не было?

Я испугалась первый раз, когда открыла двери кабинета, куда пришла на встречу, а там шло такое бурное-бурное обсуждение тире ругань. Предыдущая команда, которая прорабатывала подготовительный период для съемок, они выясняли отношения между собой, кто и что вовремя не сделал. Тема не показалась мне трудной, сложнее было разобраться с тем, что уже было сделано до меня.

Тема не показалась трудной, однако наверняка она потребовала специального изучения?

Финансы – тема непростая, да. Но. Это не научно-популярный фильм, не учебное пособие. Моя задача была понять эту тематику настолько, насколько ее в состоянии понять рядовой зритель. И максимально не соврать. Когда реальные брокеры пришли на специальный показ, я сразу предупредила: "Ребята! Здесь есть некоторые преувеличения. Они – в рамках правды, но события слегка докручены, потому что должны быть драматургически усилены и рассказаны кинематографичным языком". И, выходя после фильма, брокеры говорили: "Да, это круто, мы в это верим!"

Что еще вы делали, чтобы глубже понять тему, кроме того, что приглашали брокеров на просмотры?

Это нормальная практика для любого человека – когда он погружается в тему, чтобы максимально вытащить из нее правду. Я понимала, что мне нужно глубоко окунуться, и мы всей командой ходили на курсы в инвестиционную компанию, мы смотрели, как проводятся торги, мы стали различать, что такое технический анализ и фундаментальный анализ, понимать, что такое головоплечий график, игра на понижение и повышение. Акции, доли, облигации и процентные ставки – мне это все снилось потом ночами. Плюс ко всему мы снимали в офисе настоящей действующей  инвестиционной компании. Мы делали это в субботу-воскресенье, когда не работают рынки, и все интерьеры, которые вы видите на экране, – это живые интерьеры. Компьютеры, телефоны, перегородки, папки – все подлинное.

Что стало для вас самым большим открытием в работе над фильмом?

Чингиз Капин. Я считаю, что Чингиз – прекрасный, гениальный актер. На мой взгляд, он, что называется, "актер режиссера". Он может сыграть любую роль, но надо, чтобы режиссер видел его образ и наставлял его. Капин делает потрясающие вещи, он настолько точно воспроизводит то, что обрисовывает ему режиссер, и при этом наделяет своего героя чем-то очень личным. Среди брокеров есть парень Сакен, чью пластику я попросила Чингиза повторить. Я сказала: "Посмотри, как он себя ведет, он настоящий брокер, он на рынке уже несколько лет, они там не спят, не едят сутками – у них очень странная жизнь. Отыграй мне это". И потом я увидела, как Чингиз расширял и дополнял свой образ, выдавая мне даже больше, чем я от него ожидала.

У вас авторитарный подход к управлению командой? 

Я из той породы людей, которые если за что-то берутся, то делают абсолютно все. Я не могу отдать на откуп ни один из этапов производства фильма. Я кричу на съемочной площадке, потом сижу на монтаже, предлагаю свои варианты, потом беру все в свои руки на озвучивании. Я доверяю своей команде, здесь дело не в том, что я что-то могу сделать лучше них, и даже не в моих ценных советах. А больше в моей энергии, которую я туда вливаю.

Когда вы покидаете съемочную площадку, не возникает "синдрома подмены"? Не хочется "режиссировать" жизнь, забыв о том, что там нереальный мир, а здесь – в реальном – другие законы.

Профессия, конечно, накладывает отпечаток на характер и поведение в жизни. Но я расту и, смею надеяться, что мудрею. Я начинаю понимать, что это неправильно – отстраняться от родных. Семья, ребенок, мама – это очень важные вещи в жизни, важнее кино в том числе. Потому что можно снимать кино, а можно сажать картошку – но они, твои близкие, все равно будут частью тебя. Последние года два я стала по-другому смотреть на отношения между людьми, иначе ощущать ценность этих отношений. Теперь я послушная дочь и добрая, мягкая мама.

Во время съемок "Финансиста", в самые страшные периоды, когда усталость, накал, нервы, мы после смены еще и садились с оператором-постановщиком где-нибудь в кафе и делали раскадровки – прорисовывали все, что будем снимать завтра. Я возвращалась поздно вечером домой с чувством огромной благодарности, что я делаю это кино, что со мной это случилось. А когда я переступала порог дома - это чувство переходило на маму и дочь. Я была им, спящим, благодарна просто за то, что они есть, что они – мой якорь, мой дом, мое пристанище.

А дочь уже понимает, чем занимается мама?

Понимает. Они едут в метро с бабушкой из школы, дочь видит на экранах рекламу фильма и кричит на весь вагон: "Бабушка, смотри, это мамин "Финансист!"

Что теперь хотелось бы снять?

Был период, когда я училась в институте и видела, что все студенты хотели снять что-нибудь "под Тарковского". Я не исключение, я тоже снимала в институте авторское кино. Но потом я для себя определила, какое кино я хотела бы считать своим. Я хочу снимать глубокие истории и рассказывать о них зрителю понятным языком. Кино должно расшевелить человека, заставить его испытывать эмоции. Не хочу показаться грубой, но я поняла, что для меня не так важны награды и признание фестивалей, сколько реакция зрителей. Когда я их встряхнула, когда в них что-то меняется, когда эмоции через край – вот для чего я не сплю ночами и снимаю кино.

Какое кино вы никогда не стали бы снимать?

Фильм-лесть, фильм-восхваление никогда не выйдет под моей фамилией.

Что главное для вас в профессии?

Не останавливаться в росте. Я хочу расти. Вам удалось уловить в "Финансисте" мысль, что за каждым успешным человеком в нашей стране стоит агашка? Кстати, моя любимая фраза из фильма: "А я рыбак". Человек-гигант, он может играть людьми и деньгами, он высокомерно смотрит на нас с экрана и уверен в том, что удочка в его руках. Смешно, но я попала в этот фильм благодаря рекомендации Сатыбалды Нарымбетова, и теперь я тоже могу сказать, что получила проект, потому что за моей спиной стоял агашка (смеется). Но я знаю, что сама должна чего-то стоить. И никогда не останавливаться в росте.

Почему в кадр вы взяли щуку? Она красивая? Или это какая-то аллегория?

Просто к моменту съемок она единственная осталась живой. Из всех шести рыб, которых приготовил для этой сцены наш художник-постановщик.

#фильм #Чингиз Капин #казахстанское кино #Асылхан Төлепов #Елена Лисасина #"Финансист. Игра на вылет" #женщина-режиссер

Загрузка...