Асель Есжанова: "Погибшие корабли Аральского моря – это мы"

#Искусство

Зачем архитектор Асель Есжанова ходила по высохшему дну Аральского моря и искала обломки кораблей? Как это связано с алматинским озером Сайран? Участница ARTBAT FEST рассказала Comode о том, как ее работа попала в список фестивальных проектов, и почему нам всем надо иногда выбираться из своего уютного мирка.

Про ARTBAT FEST

"С организаторами ARTBAT FEST я давно дружу. Прекрасно понимаю, какую важную роль играет фестиваль в жизни города, и стараюсь не пропускать мероприятия, которые проходят в рамках фестиваля. Тема паблик-арт проекта этого года – вода. Мне пришли в голову две идеи, которыми я поделилась с кураторами фестиваля из любопытства – чтобы узнать, насколько верно я понимаю задачу, которая стоит перед художниками. Первая – "Фантомные арыки", попытка фиксации того, что происходит сейчас с арычной системой города, которая всегда была яркой особенностью Алматы.

Вторая концепция была связана с судьбой Аральского моря и нашего отношения к катастрофе. Я предложила сделать инсталляцию из останков кораблей и установить ее на озере Сайран как напоминание о том, что вопрос воды – вопрос общечеловеческий.

Мы обитаем в своих оазисах, как и люди у берегов полноводного Аральского моря прошлого века, которые тоже наверняка считали, что им повезло и что они живут в своем прекрасном микрокосмосе. Мы находимся в своих реальностях и убеждены, что у нас все прекрасно. Но что, если мы абсолютно одинаковые и повторяем ошибки других? Мы точно так же не ценим и точно так же торопимся жить, гонимся за большими результатами, достижениями и в этом состоянии теряем что-то очень важное. А пострадав, переходим в мир других, новых иллюзий.

Когда я рассказала о своих мыслях кураторам ARTBAT FEST, мне предложили подать заявку, что я и сделала, и, к моему большому удивлению, я прошла конкурсный отбор".

Про соавтора

"Фестивальный проект я готовлю в соавторстве с белорусским архитектором, музыкантом и писателем Сергеем Кравченко. Это сотрудничество случилось тоже спонтанно – выросло из беседы. Когда я получила подтверждение заявки, мы обсуждали с Сергеем нашу встречу в Киеве, куда меня пригласили сокурировать международный архитектурный фестиваль. Я поделилась с Сергеем новостью о том, что буду участвовать в ARTBAT FEST, и Сергей предложил великолепную идею – сопроводить проект саундскейпом. В путешествии к морю и в процессе обсуждения инсталляции участие Сергея переросло идею просто саунда и вылилось в совместный поиск формы, в ее воплощение, в интереснейшую коллаборацию".

Про поездку на Арал

"Наше путешествие длилось восемь дней. Перед поездкой мы изучали материалы о регионе, читали о катастрофе, пересмотрели документальный фильм "Завтра море" и несколько раз встречались с его автором Катей Суворовой, поэтому я чувствовала себя подготовленной к путешествию к заржавевшим кораблям. Но в дороге ощущение серьезности и глобальности проблемы стало возрастать и даже пугать. Скорее всего, это связано с выходом из своего удобного, уютного мирка, который выстроился в Алматы вокруг знакомых и уже родных мест. Чем дальше от этой приятной и комфортной среды, которую ты выстраивала годами, тем меньше готовности увидеть новое, иное.

Погружение в проект началось с момента выезда из города. Мы покидали Алматы, сменялся ландшафт за окном машины, менялась температура – чем ближе к Аралу, тем жарче и суше воздух. Менялись, конечно же, внутренние ощущения и понимание вопроса важности воды, трагедии погибшего моря. И это то, о чем мы говорим в своей инсталляции: о наших впечатлениях на пути к исчезнувшей воде, о ситуации с высыханием моря из-за орошения сельхозугодий".

О кораблях

"В процессе подачи заявки у меня была наивная и самоуверенная идея – привезти для инсталляции целый корабль. Пока готовили поездку, амбиции и аппетиты уменьшились, а когда мы увидели первый корабль у воды, то я окончательно убедилась, что это невозможно реализовать. Корабль хоть и представлял из себя лишь каркас, но даже останки его были гигантскими и неподъемными.

Во время путешествия мы нашли лишь четыре корабля, которые еще не распилили пираты. В тот момент у нас сформировалось понимание, что мы не имеем права на эти корабли, они принадлежат Аральскому морю или тому, что осталось от него, –соленой пустыне. Это их место, их родина, и забирать их куда-то было бы нечестно.

Тем не менее нам нужно было что-то привезти, помимо записанных звуков волн моря и пения птиц. Признаюсь, я уже начала переживать о концепции, о том, что ее невозможно будет воплотить. Но рядом с четвертым судном в земле мы нашли листы металла, куски со следами рыжей ржавчины и въевшейся соли, которые и привезли в Алматы, как и другие детали: колесики, цепь и прочие бесценные для нас артефакты.

Для меня Аральское море с оставленными ржавеющими кораблями – это огромный организм, который живет своей жизнью.

Наш проект – о переходе, об этом чаще всего болезненном процессе трансформации из одного состояния в другое: из моря – в пустыню, из юности – во взрослую жизнь, из традиционных медиа – в цифровые, из чего-то очень закрытого и локального – в контекст глобального.

То, что произошло с кораблями, происходит с нами. Одинокие, оставленные корабли в исчезающем море – яркая на первый взгляд, но очень трагичная метафора о наших детских мечтах, об обещаниях себе и миру, о намерениях и их воплощениях".

О трагедии и действительности

"Люди могут воспринимать ситуацию с Аралом как трагедию, но для меня это просто реальность, действительность: там, где было море, сейчас высохшее дно. Когда-то местные жители занимались рыболовством, сегодня там разводят верблюдов. Теперь подземные реки питают почву и благодаря этому растет саксаул, которым питаются эти самые верблюды. Меняются флора, микроклимат. Природа все равно как-то адаптируется. Это мы, может быть, не готовы к адаптации, потому что мы слабые существа, которые любят себя жалеть и страдать. А у природы нет выбора. Конечно, нельзя отрицать того, что с морем произошла катастрофа. Соль, которая когда-то была на дне Арала, теперь разносится ветрами по всей Кызылординской области. Целые поселки снимали и перевозили на новые места, например, в город Балхаш, потому что регион стал зоной экологического бедствия".

Об ответственности

"Мы – удивительные люди: мы строим масштабные планы, возводим монументальные города, ставим перед собой амбициозные задачи. А когда наступает катастрофа, бросаем все и придумываем новые не менее грандиозные цели, оставляя за собой пустыню и разруху. Мы спешим, поглощаем, отворачиваемся, забываем. 

У каждого из нас – свое Аральское море".

                                                                                Фотограф - Сергей Кравченко

#казахстанские художники #ARTBAT FEST #Аральское море #экологическая катастрофа

Загрузка...