Дорогие сердцу вещи: диджейский кейс Нурбергена Махамбетова

#Интерьер

Новый герой проекта Comode «Дорогие сердцу вещи» – генеральный продюсер первого казахстанского онлайн-радио ne.fm Нурберген Махамбетов. Он не любит, когда его называют диджеем, потому что он – музыкант, в идеале – композитор. Но в голове у Нурбергена столько музыки, что он уже много лет делится своим экспертным мнением.

Дорогие сердцу вещи: диджейский кейс Нурбергена Махамбетова

Клубная и электронная музыка – это и жизнь, и работа Нурбергена. Дома, в просторной квартире на 22-м этаже, каждый угол так или иначе связан с музыкой. Нурберген убежден, что приходит время, когда хочется и нужно делиться. Не только материальным. Надо побеждать эту жадность и расставаться даже с тем, что тебе дорого. К примеру, прежний холодильник нравился Нургбергену больше, но он без сожаления отдал его хорошему человеку.

Нурберген: Эту майку с изображением музыканта Дэвида Боуи я купил примерно 8 лет назад в Лондоне. Раньше одной из моих любимых компаний-производителей был культовый английский рок-н-рольный бренд Elvis Jesus. Они выпускали очень оригинальные майки, но сейчас совсем «опопсели» и ушли с головой в масс-маркет. Я нашел эту майку на закрытой распродаже в Лондоне. Купил ее за 150 фунтов, что для майки (даже из лимитированной коллекции) – большие деньги. Она смотрится аляпистой, но в ней есть какая-то жизнь. После смерти Дэвида Боуи она стала мне еще более дорога. Я – маечный человек. Их у меня несметное количество. Всегда предпочту рубашке футболку.

В разные годы Нурберген возглавлял радиостанции Shahar и Energy.Fm, сегодня он занимается онлайн-радио. Но цифровое не потрогаешь, как, например, раритетные диски в сундуке, который отлично вписался в интерьер музыкального эксперта.

Нурберген: Этот диджейский кейс мне подарили друзья. Каждой пластинкой внутри, а их больше 60, я дорожу. Часть пластинок, а точнее их обложки, повесил на стены. Это – мой интерьерный ход, пусть он не и нов. К тому же, я их меняю. Меняется и настроение. Если тебя по жизни сопровождает хороший саундтрек, жизнь становится интересней.

Нурберген: За вот этим лимитированным альбомом Massive Attack я гонялся, черт знает сколько. Альбом был в специальной термической обложке: когда прикладываешь палец, несколько минут держится твой отпечаток. Мне по душе электронный стиль этой группы – смесь джаза, хип-хопа, рока, рэгги и соула.

"Иногда в клубах мне говорят молодые люди: «Играешь ты, конечно, хреново, но у тебя авторитет и никто не станет перечить». А я продолжаю играть, я тратил время, что собрать себя по частям в личность. А молодые порой без какого-то опыта за спиной претендуют на славу и признание".

Махамбетов курит. Не кичась. Следующая вещь – в прямом смысле для него дорога.

Нурберген: Наверно, это самая бесполезная покупка в моей жизни – серебряная зажигалка DunHill. У меня появилась идея, что если я куплю дорогую зажигалку, то не потеряю ее. И я не поскупился потратить на нее 900 фунтов, купил тоже в Лондоне. Но как только купил, у меня поселилась другая мысль: «Если потеряю ее, то не прощу себе этого». Так она стала домашней зажигалкой. Хотя у меня страсти к дорогим вещам нет. Могу, например, спокойно надеть дешевый браслет.

В комнате-студии сразу бросается в глаза уютный торшер. 

Нурберген: Его мне выбирала сестра. Потом мы долго ждали, пока торшер доставят. Возможно, таких вариаций на тему – тысячи. Мне нравится его фотографический вид. Уютный циркуль. Вообще обустройством моей квартиры занималась моя родная сестра Гуля, она – дизайнер интерьеров. Я настолько доверяю ей, что у нее есть ключи от квартиры. Раз в полгода она может без звонка прийти и переставить мебель. Я прихожу и в буквальном смысле не узнаю дом. Но мне всегда нравится.

Нурберген: Пью кофе, буквально зависим от него в тяжелой форме – 8-9 чашек в день. У меня есть машинка для приготовления кофе из зерен. Она большая и шумная, но это неудобство можно перетерпеть, чтобы не пить жуткий растворимый кофе. Моя страсть – это кофе в капсулах Nespresso. Лет шесть назад я постоянно привозил или заказывал их из Лондона. Сейчас появились интернет-магазины и у нас. Это – более изысканный и в то же время домашний кофе. Его нужно пить только дома, когда уже никуда не торопишься.

Нурберген: Эта афиша одного из моих любимых фильмов – «Лицо со шрамом» с Аль Пачино, снятого в далеком 1983 году. Я заказал ее второй сестре – Гаухар, которая прислала мне ее из Лондона.

Этот фильм зацепил по полной – он про отношения в семье, с друзьями и деловыми партнерами. К тому же у него очень запоминающийся саундтрек – композитора Джорджо Мородера.

Не все могут адекватно воспринять этот фильм, наполненный насилием и жестокостью. Но картина ценна тем, что совершенно честно показывает все эти звериные бандитские рыла.

Нурберген живет на 22-м этаже уже чуть больше года. Панорама из окна не оставляет шансов не думать, анализировать, загадывать и… смотреть футбол, потому что футбольное поле Центрального стадиона Алматы как на ладони.

Нурберген: Летом без кондиционера не обойтись. Но не многие сразу понимают, что это – мой кондиционер. На нем изображена работа американского художника, лидера абстрактного экспрессионизма Пола Джексона Поллока. Я – не человек искусства, не настолько хорошо разбираюсь в живописи, но будучи на экспозиции Поллака в Лондоне «запал» на его говорящие работы. Кондиционер из серии art cool, предполагающей такое оформление. Нашел репродукцию и поместил ее туда. Эта идея многим нравится. Не очень верю, что Джексон был бы в восторге от такого места для своего творчества. Зато необычно.

Нурберген: В моих вещах, жизни и предпочтениях сквозит Лондон. Я там часто бываю, у меня там живет сестра Гаухар. Это особенный город со своей аурой. Но вторым домом назвать не могу, мне комфортно в Алматы. Кстати, сестры старше меня, я – младший. 

Сейчас у меня нет домашних животных. Но раньше у меня жил кот. Когда я уезжал в очередную поездку, отдал другу, чтобы тот присмотрел. В итоге кот остался у его мамы, которая очень к нему прикипела. Периодически навещаю его, хоть он меня и не особо узнает в силу своего эгоизма. Тешу себя, что вырастил-то его я.                           

Нурберген: Я задумывался о доме, но потом останавливался: «А оно мне нужно? Поливать, вспалывать или тратиться на тех, кто это будет делать...» Мы – гости в этом мире. Понял, что лучше не застревать в прошлом и пробовать что-то новое.

Фотограф: Олжас Жакенов

Читайте другие истории о материальных объектах из этой серии:

Дорогие сердцу вещи: аквариум Адиля Лияна

Дорогие сердцу вещи: первое колье Асем Нурсеитовой

#дом #музыка #Нурберген Махамбетов #дорогие сердцу вещи #Nour #ne.fm

Загрузка...