Запоздалое признание в любви апашке: "Я должна была это сделать 10 лет назад"

#Семья

Тумаки, шельпеки, коровий навоз и бездна мудрости – вот чем для ребенка была апашка в прежние времена. Что ждать от апашки сегодня – в век стремительных технологий и быстрых решений, когда "бабушка в деревне" – это практически сказочный оборот? Автор Comode Карина Алпысбаева считает, что как бы ни менялся мир, наше спасение все равно в апашках.

Наблюдая за своей мамой или глядя на собственное отражение, задумывались ли вы когда-нибудь о тех женщинах, что были до вас. Насколько сложной была их судьба и как им приходилось бороться за ваше счастье?

Апашка со стороны мамы была высокой, спокойной женщиной, которая никогда ни на кого не повышала голос. Она строго следила за своей диетой, никогда не ела ничего жареного, сладкого и дожила до достаточно преклонного возраста – 95 лет. Но она пила очень много чая с молоком, и мне кажется, если бы инопланетяне захватили Землю, она бы сохраняла спокойствие и просто бы дальше пила чай. Апашка всегда одевала меня тепло, когда я была младенцем, укутывала в два теплых одеяла, чтобы я, не дай бог, не замерзла. Это народная казахская забава – укутывать младенцев до такой степени, что стоит выйти на мороз хотя бы на минуту, у ребенка болят уши, а повзрослев, человек постоянно мерзнет даже в шапке и пуховике (это мой случай!).

Несмотря на то что у апашки не было образования, она была очень прогрессивной женщиной: когда моя мама приняла решение остаться дома с детьми, апашка настаивала, чтобы мама вышла на работу – негоже дома сидеть, когда в мире столько всего интересного. Апашка была жуткой модницей – она любила наряжаться, постоянно просила, чтобы ей купили новое платье или подарили блестящий материал, из которого она потом сама шила себе наряд. В доме стояла старая черная машинка "Зингер", на которой она шила себе "подъюбники". И она очень хорошо гадала на кумалаках (на бобах) – многие ее предсказания нашим родственникам сбывались. Кто-то после ее гадания находил себе мужа, или становился богатым, или получал повышение по службе. 

Думаю, это был психологический прием – дать человеку уверенность в том, что он все сможет. Бабушка говорила: "Я просто говорю то, во что люди хотят верить. Никто на свете не знает, что будет завтра". Однажды мы с сестрой подрались, очень сильно – и апашка не пыталась нас помирить и наказать не пыталась. Она просто посадила нас за один стол и сказала нам на казахском: "Нет никаких двух других людей в мире, которые бы были ближе друг другу, чем сестры. Вы можете драться и ругаться хоть всю жизнь, но вы всегда должны беречь друг друга". Я иногда вспоминаю ее слова после очередной бессмысленной ссоры с сестрой.

Апашка меня очень любила, никогда не наказывала и все время защищала от всех моих двоюродных сестер и братьев. Я была маленькая и худенькая, и апашка откладывала для меня конфеты – прятала в потайном шкафу, и только я одна знала это место. Она не могла правильно выговаривать мое имя, потому что в казахском языке нет имени Карина, она называла меня Карима, а я не противилась.

Вторая апашка (с папиной стороны) была абсолютной противоположностью первой. Она была сельской учительницей, и из-за того что у нее было много детей, особой любви к внукам не питала. Нас отправляли к ней на лето с кучей продуктов, конфет и других сластей. Апашка прятала эти конфеты и выдавала нам, внукам, по одной конфете в воскресенье. Мне казалось, что это жуткая несправедливость – ведь родители передали целый мешок. Теперь понимаю, что это не из бережливости, а из желания помочь нам сохранить здоровые зубы.

В деревне у апашки был небольшой домик с асфальтированным двориком и хлев для домашней скотины. Мы занимались обычными аульными делами: кормили скот, пололи картошку, поливали грядки, убирали во дворе. Когда в выходные апашка нарядившись уходила в гости, мы всей толпой бросались обыскивать дом – искали конфеты и сласти. Но апашка была не так проста: она закрывала их в сундуке, а ключ прятала. Однажды мы нашли ключ в буфете, отперли сундук и умудрились съесть все конфеты, которые там лежали, – нас было около шести человек.

Она наказала нас всех – заставила в жуткую жару полоть грядки и убирать навоз в стойле у ее единственной коровы Машки. Раньше она берегла нас от этой грязной работы. Когда моя двоюродная сестра наступила на гвоздь, апашка даже не вздрогнула, сказала: "Само заживет". Дети постарше забили тревогу, дозвонились родителям в город и те приехали, чтобы забрать мою сестру в больницу.

И это – слишком легкомысленное отношение к здоровью детей – обратная сторона той, где апашка заворачивает внука в два одеяла. Они пережили голодные времена, встречались с войной и смертью. Культура кочевников многое списывает на силы природы: если природа что-то решила забрать, то она обязательно заберет, например, скот, урожай и даже новорожденного ребенка. Поэтому одни готовы смиренно принимать удары судьбы, вторые готовы сделать все, чтобы им противостоять, середины здесь нет.

Эти сильные, закаленные трудностями женщины все еще есть в некоторых семьях. Но их, таких, становится все меньше, и все они в свое время были серыми кардиналами своих семейных кланов, и ставили последнюю точку в решении самых важных вопросов в семье.

Добрые и принципиальные, жесткие и всепрощающие, они наделены особой мудростью и горячим желанием вырастить из внука или внучки "настоящего человека". Пусть даже у них сейчас почти не осталось сил, а их воспитательные методы идут вразрез с советами модных психологов.

Блогер Айдын Токсанбаева @janym_baklajanym со своей знаменитой апашкой

Современные бабушки – другие. У них есть свои интересы и право на спокойную старость. Они не готовы пожертвовать собой ради двух-трех сопливых мальчишек-девчонок, пусть ими родители занимаются. Я вспоминаю свое детство, когда мы многочисленной ватагой носились по пыльным аульным улицам и никогда не знали, что мы получим за свои проделки – горсть тумаков или прекрасные свежеиспеченные шельпеки с парным молоком, и мне жаль, что у современных детей совсем другое детство. Сегодня институт бабушек дает сбой – истинных апашек становится все меньше.

Хочу призвать всех, чьи апашки еще живы и ворчат, когда вы надели короткую юбку или отвергли очередного перспективного жениха, – не нужно пытаться доказать им свою правду. Они больше прожили на свете и знают лучше вашего, что такое жизнь, пусть даже они и не умеют писать эсэмэски и лайкать котиков в интернете. Я призываю вас, счастливчиков, с улыбкой и любовью сносить это ворчание, потому что у меня уже нет человека, который бы заботился о длине моей юбки или о том, когда же я выйду замуж. Цените тех, кто вас по-настоящему любит. Я, например, вот с этим своим признанием опоздала как минимум на десять лет.

Автор: Карина Алпысбаева

#казахская семья, #казахская бабушка, #апашка, #признания внучки

Загрузка...