Теплые истории: внучки, воспитанные апашками

#Семья

У казахов долгое время была распространена традиция, что первого внука от старшего сына или дочери отдают на воспитание бабушке и дедушке. У старшего поколения было больше опыта и знаний. Они легко справлялись с детскими капризами и учили внуков вести хозяйство и быт. Певица Акмаржан Кушербаева и PR-специалист Бота Жуманова рассказали Comode свои лучшие воспоминания об аташках и ажеках.

Теплые истории: 
внучки, воспитанные апашками

Акмаржан Кушербаева

Я родилась в поселке Джусалы Кызылординской области, где прожила первые два года своей жизни. Мой дедушка был партийным работником, и вскоре его перевели на новую должность, поэтому мы переехали в Новоказалинск. Больше всего я запомнила большой железнодорожный вокзал и очень  гордилась тем фактом, что в Новоказалинске поезда останавливаются на 20-30 минут. Значит, наш городок был самый лучший (смеется). Мои родители жили вместе с бабушкой и дедушкой, а я была таким ребенком, который постоянно нуждался во внимании и любви. Поэтому бабушкино и дедушкино внимание было для меня крайне важно. Бабушка тогда вышла на пенсию, и у нее было больше времени, вот мы с ней и занимались, разучивали песни, потом их пели, учились танцевать "камажай", "маусымжан", "кадриль", наряжались, вязали, вышивали, ходили вместе в гости.

Так получилось, что я не знаю дворовых игр. У нас был частный дом, и мне просто не с кем было в них играть, поэтому я играла сама по себе, вживалась в разные роли, и мне это нравилось. По соседству жили одни мальчишки, и я играла с ними в войнушки, но когда надоедало или они не хотели меня брать с собой, я проводила время со взрослыми. Я обожала ходить с бабушкой в гости. Там все были такие нарядные и красивые. Бабушка с гостями слушали записи, читали друг другу стихи, рассказывали интересные исторические факты. Никаких сплетен и слухов, наоборот, очень много поучительных историй и моментов. Я помню, что сноха, которой предстояло наливать чай гостям, считала за честь присутствовать при их беседе, настолько это было интересно. Моя бабушка - историк, она знала много интересного, чего в книгах не прочтешь, и была потрясающим рассказчиком. Я сама этого не понимала, но благодаря таким рассказам у меня определялись ценности, появлялись приоритеты, происходила какая-то личная самоидентификация через то культурное наследие, которое передавалось от старшего поколения нам. Я впитала столько информации, узнала о многих наших традициях, и по сей день это часть меня и моей жизни. У меня не возникало вопросов, почему что-то так, а не иначе. 

В современном мире многие молодые пары стараются жить отдельно от своих родителей, чтобы те не вмешивались в их жизнь. Я живу отдельно от родителей с 16 лет, но желаю такого же счастья своему ребенку, какое было в моем детстве. Это когда тебя безусловно любят родители, дедушка, бабушка, дяди, тети, братья, сестры. Я хочу, чтобы у нас был дом, большая дружная семья, и желательно, чтобы эта теплая связь была с обеих сторон: и моей, и моего будущего супруга (улыбается).

К сожалению, бабушка с дедушкой умерли, когда мне было 12 лет. Когда не стало бабушки, дедушка прожил всего 9 месяцев. Эти месяцы были особо важными для меня. Мой дедушка делился со мной своей тоской, переживаниями, обращал мое внимание на очень важные вещи. Он часто говорил о том, что на прощание с бабушкой пришло много людей и каждый из них скорбит по-своему. Говорил, что очень важно оставить след в этой жизни, знать, что останется твое доброе имя и добрые дела. Когда не стало и дедушки, я увидела, сколько людей пришло выразить нам соболезнования. И хотя прошло уже очень много времени со дня их кончины, по сей день жива память о них и об их добре, что они сделали. С дедушкой у нас были особые отношения, особая любовь. Я долго не хотела верить, что он покинул меня, и что бы ни происходило в моей жизни, я мысленно всегда обращаюсь к нему и верю, что он меня слышит. Он сильно меня баловал, и я помню, у нас была даже такая договоренность: если я получаю 4 пятерки в день, то он приносит мне что-нибудь вкусное. Например, замороженные ягоды - непонятно, где он доставал их в нашем маленьком поселке. А когда разделывал мясо, всегда оставлял мне горячий костный мозг. Это было самое вкусное лакомство, и я могла все отдать за него. Я была хвостиком бабушки и дедушки, всюду за ними ходила, постоянно их развлекала, ставила для них концерты. Бывает выйду в центр комнаты и начинаю вещать: выступает народная артистка Казахской ССР. Они могли что-то делать или куда-то торопиться, но как тут сбежишь, когда любимая внучка выступает. И всем присутствующим приходилось хлопать. А я пока свою программу не отработаю, не ухожу (смеется).

Хоть мы и жили в поселке, мы не держали во дворе скот. А в какой-то момент дедушка решил, что мы ничего не умеем, животных не видели, и завел живность. У нас появилась корова, теленочек, два барана и маленький козлик. Козлика мы кормили соской, он был такой крохотный, жил у нас дома и звали его Борька. Одного из баранов - черного, кудрявого, мы назвали в честь известного оперного певца, потому что он постоянно блеял. Нам нравилось возиться с животными, но они стали частью нашей семьи, и, естественно, речи не могло быть, чтобы их зарезать и съесть. Так что хозяйственники и животноводы из нас получились не самые лучшие. Была у меня и нагрузка в части наведения порядка. Я отвечала в доме за то, чтобы подоконники всегда были чистыми. Также я отвечала за мытье полов в коридоре. И была очень принципиальна в этом вопросе - мыла ровно до границы коридора с другими комнатами, ведь мама не просила меня мыть, например, полы на кухне. 

Отдельной темой в нашей семье было чаепитие. Бабушка научила меня заваривать чай, наливать столько воды, сколько нужно, делать чай той консистенции и цвета, который должен быть. Первое время у меня даже руки тряслись, так боялась что-то сделать не так, а сейчас я в этом профи. Когда папа или дедушка приходили домой, все должно было быть готовым: горячий ужин, кипящий самовар. Как только они  садились за стол, сразу же подавались блюда. Все это сохранилось и сейчас. Когда мои родители приезжают ко мне, я покупаю то, что они любят, накрываю стол, наливаю им чай. Мы можем сидеть и долго беседовать друг с другом. В моей семье говорят, что пословица "Когда я ем, я глух и нем" не для нас. Мы собираемся за столом как раз для того, чтобы пообщаться друг с другом. 

Бабушка с дедушкой научили меня многому. Показывали на своем примере, как вести себя со старшими, уважать и ценить людей, заботиться о слабых, помогать и делиться с ближними всем, что имеешь. В нашей семье все говорили на казахском языке, соблюдали и соблюдают казахские традиции. В них очень много глубины и значения. Для нашей семьи самая высшая ценность - семья и дети. Старших нужно почитать, а ребенка боготворить. Меня сильно баловали, но я всегда знала, что нужно ценить и уважать своих родных, быть благодарной за все, что есть в моей жизни, и быть ответственной. Они не носились со мной, я была достаточно самостоятельным ребенком. Меня могли и наказать, если я проказничала. Но я всегда была свободной, уверенной в том, что для своих родных я самая лучшая.

Характером я больше похожа на папу, внешне - микс обоих родителей. Моя связь с ними усилилась после того, как бабушки с дедушкой не стало. Из Новоказалинска мы вместе переехали в Кызылорду, а потом, спустя 4 года, я уехала на учебу в Алматы. Папа - невероятный патриот своей малой родины и уезжать из Кызылорды не хочет. Для него нет прекрасней места. Когда я в 16 лет приехала учиться в Алматы, здесь уже жил мой старший брат. Мы вдвоем вели мини-хозяйство, сами рассчитывали свои финансы, как-то уживались друг с другом и с другими родственниками, что приезжали к нам. Это была такая школа общежития, которая напрочь выбивает из тебя эгоизм. Я жила в большой семье, где сначала нянчили меня, потом я нянчила кого-то, поэтому я научилась идти на компромиссы. 

Моя мама прожила с родителями папы 15 лет и стала им как дочь. У нас дома всегда было много гостей, и маме приходилось и готовить, и убирать, и нас растить, она делала все сама. Ей было очень нелегко, но она любила папу и уважала своих свекра и свекровь, а они, в свою очередь, ценили такое ее отношение к ним. Мама мне говорила, что если бы показывала часто свой характер и свое “я”, то неизвестно, где бы мы сейчас все были. Я крайне благодарна своим родителям за беспечную жизнь под их крылом, за то, что они сохранили нашу семью. 

Я могу ошибаться, но со мной в детстве не было особых проблем. Я вела себя примерно, мне не нужно было бунтарство. Обычно ребенок бунтует, когда хочет внимания от родителей. У меня оно всегда было. Если подумать, то воспитание детей сейчас кардинально отличается от того, как это было раньше. Я понимаю, что сейчас уже совсем другое время, и не знаю, как я буду себя вести в роли матери. Но порой насмотришься на некоторых и хочется сказать: "Да оставьте вы своих детей в покое!". Их водят к психологам чуть ли не с пеленок, на всякие тренинги. Пусть ребенок будет ребенком. Я смотрю на своих племянников и поражаюсь - сейчас рождаются уникальные дети. Они с малых лет отвоевывают свои границы и четко знают, чего хотят. И мне кажется, что надо просто быть рядом с ними, быть им в помощь. 

Мой отец и дедушка очень повысили мою планку ожиданий от мужчин. Я с детства окружена достойными: папа, дедушка, дяди, братья. У меня всегда было это ощущение полной безопасности: за тобой такая гора, такая глыба, что никто не даст тебя в обиду. Хоть папа у нас и с характером, может покричать или поругаться, но у него большое сердце, он любит людей. Я знала и ощущала это, и я желаю всем детям такого отца. У меня был только положительный опыт семьи, поэтому я с удовольствием беру этот пример в свою жизнь. Даже в книге, которую написал дедушка, он сказал, что добился всего только благодаря бабушке, благодаря ее поддержке, любви и вере в него. 

Когда я оставила карьеру в национальной компании ради творчества, мои родные поддержали меня, потому что они верят в мои силы и знают, насколько взвешенным и серьезным было это решение. И когда я посвятила последний свой клип бабушке и дедушке, то были очень тронуты. Это огромная часть моей жизни, которую я всегда буду помнить, и хочу рассказать о своей любви к ним другим людям.

Бота Жуманова 

Мне повезло - у меня были бабушка и дедушка и с маминой, и с папиной стороны. Когда я родилась, то через 40 дней мама отдала меня бабушке со стороны отца. Дедушка почти всю жизнь проработал шахтером, а к моменту моего рождения они с бабушкой уже вышли на пенсию. Папа - самый старший сын, а я первая внучка, так что вопрос о воспитании в нашем доме практически не стоял – в казахских семьях есть традиция, когда первенцев отдают на воспитание своим родителям. У мамы не было молока, поэтому искусственное кормление облегчило "передачу".

Но на 9-ом месяце мама с папой забрали меня обратно, потому что бабушка с дедушкой откормили меня так, что началось ожирение. Мне до сих пор рассказывают как выглядела процедура кормления. В квартире дедушки была кухня - 11 квадратных метров - и вдоль всей стены стоял обеденный стол. На одном конце всегда садилась бабушка, на другом - дедушка. За стол помещалось, как минимум, 7 человек, меня, в буквальном смысле, усаживали прямо на стол, а все вокруг обставляли едой.  Если раньше бабушка с дедушкой кормили 5 детей, то когда все выросли и разъехались, они полностью сконцентрировались на мне.

Моя мама – детский педиатр и она просто не могла дальше наблюдать ситуацию с моим лишним весом. В общем, меня забрали обратно. Но все выходные я по-прежнему проводила у бабушки с дедушкой. С ними у меня были особые отношения, особенно с дедушкой – он был очень добрый. У шахтеров раньше была очень   хорошая пенсия и он всегда оплачивал нам такси, так как мы с родителями жили в Майкудуке – не в самом благоприятном районе Караганды. Кстати, с дедушкиной привычкой оплачивать такси был связан курьезный случай. Каждый раз он выдавал мне 10 рублей или 25 рублей одной купюрой. В советское время это были большие деньги. И на обеих купюрах был изображен Ленин. Ценность денег я понимала только по наличию на них его портрета. Как-то родители приехали за мной, а дедушка забыл про нашу с ним денежную традицию. Папа с мамой меня собирают, а я надулась, капризничаю и кричу: "Нет, я не поеду! Мне еще Ленина не дали!".(смеется)

В казахских семьях, первые внуки в семье - короли. Для них нет слова "нет". Бабушка и дедушка никогда не были со мной строгими. Наоборот, позволялось все и даже такое хулиганство, как битье стекла у машин. Однажды я час потратила на то, чтобы разбить камнями лобовое стекло у трактора. Дедушка просто вздыхал и расплачивался. Но однажды я видимо совсем его допекла и он меня наказал. А в моем характере всегда была склонность к ультиматумам. Мне было 5 лет и мои родные до сих пор помнят эту фразу. Я сказала: "С этого дня я порога этого дома больше не переступлю". Как раз приехали родители и я сказала, чтобы они меня больше сюда не привозили. У деда тогда на руках была пенсия, рублей 400, он их все отдал маме и сказал, что это деньги на такси, чтобы они также приезжали. Дедушка, в принципе, не знал, что делать с деньгами. Какое-то время они с бабушкой копили на волгу, потом купили ее. Но у них всегда были очень скромные потребности. То, на что они действительно могли собирать деньги - это было проведение свадеб или каких-нибудь мероприятий. А потом в какой-то момент это все обесценилось.

Нас с сестрами никогда особо не наказывали. Я вообще не понимаю, как можно ударить ребенка. В моем понимании, дети неприкосновенны до того возраста, когда у них появляется сознание, когда они понимают, что хорошо, а что плохо. Можно и нужно объяснять, но не наказывать. Я помню, что как-то мама нас с сестренкой наказала, мы спрятались в кладовке и начали петь песню из кинофильма "Генералы песчаных карьеров". Стоим обнявшись, поем жалостливо и плачем. Помню, что когда мы вышли, я очень серьезно заявила маме: "Если ты меня еще раз так накажешь, то я когда вырасту, сдам тебя в дом престарелых и ты будешь знать, за что". Вообще у меня, как у первой внучки, всегда была какая-то аура неприкосновенности. Сестра могла спокойно переносить наказания, а мне было очень обидно и я была категорична. Но у нас в семье было так заведено, что не важно, кто виноват, получат все.  

Папа работал на руководящих должностях  почти на всех крупных промышленных объектах Караганды, но никогда не позволял себе брать взятки или как-то использовать свое служебное положение, поэтому мы жили очень и очень скромно. У него даже служебной машины не было. В этом плане он очень принципиальный   человек. Я достаточно поздний ребенок. Когда я родилась, родителям было около 30. Они долго занимались работой, строили карьеру. А у бабушки с дедушкой всегда было много гостей, дом практически не пустовал. Так получилось, что обе квартиры на этаже принадлежали им. В семье было трое мальчиков и две девочки, и парней отделили в другую квартиру. Там не было кухни, обедали и ужинали вместе за большим столом всей семьей, но весь остальной быт у них был раздельный.

С 10 лет мы с сестрами стали на все лето уезжать уже к родителям мамы. Они жили в посылке Кызылту, в трех часах от Караганды. Там всегда было весело, такой сельский простор. Мамины родители - это бабушка и дедушка совсем другого формата. Они невероятные трудоголики. Единственная бабушка, которая жива до сих пор, очень активная. Для нее не проблема поехать в Алматы, она очень легкая на подъем. А еще она очень добрая. У них с дедушкой всегда было большое хозяйство. И никто никогда не испытывал потребности в том, чтобы покупать мясо или масло. Каждый год бабушка делала заготовки и снабжала всех родственников. Она научила меня делать домашнее масло. Сначала мы отделяли сливки от молока, потом отстаивали их, затем взбивали в масло и добавляли очень много соли. Соль нужна для того, чтобы масло не испортилось после того, как им набьют  желудок. Масло набивали в желудок и помещали в кладовку, чтобы оно немного высохло. Сейчас-то мы не привыкли, чтобы масло было соленым, а тогда достанешь его из бурдюка, отмочишь в воде и получается очень нежное масло с тонким вкусом. Я умела все это делать, потому что живя в селе, нужно трудиться и гораздо больше, чем с 9-ти до 6-ти. У бабушки всегда собиралась целая толпа внуков, параллельно нас там было до 10 человек разных возрастов. Просыпалась я в 7 или 8 утра, а бабушка с 5 на ногах. Завтрак уже готов, свежее молоко, хлеб. Быстро позавтракаешь и помогаешь бабушке. Мне всегда там было очень интересно. У детей ведь огромное количество энергии, а там степь - беги, куда хочешь. Не было никаких заборов, все твое. Находясь в этой среде, быстро учишь  бытовой казахский. Всему можно научиться, даже езде на большом «Урале». Однажды мы с сестрой угнали лошадей. У бабушки не было объезженных лошадей, так что мы воспользовались случаем, когда кто-то пришел в гости, залезли и были таковы. Покататься мы не умели, потому что лошади унесли нас в степь, где мы с сестренкой и попадали, кто где. В общем, вернулись лошади отдельно, мы - пешком. Сейчас даже поражаюсь, насколько мы были абсолютно бесстрашными, ведь с лошадей летели через голову, на всем скаку и с кувырками.

Папа для меня -   фигура №1. Первое, чему он научил меня в Майкудуке - это правильно складывать пальцы в кулак и бить костяшками. Раньше в Караганде почти все мужчины занимались боксом. В общем, обычное дело, когда тебя кто-то во дворе обижает, то приходишь к папе со слезами и жалобами. Он никогда не ходил, не разбирался за меня с другими. Говорил: "Если получила, значит получила за дело. А если несправедливо, то вот как нужно правильно собрать кулак и дать отпор".

Дети везде найдут себе развлечение, я даже не помню, чтобы мне было когда-то скучно. Можно было закидать весь двор бумажными самолетиками, можно было кидать водяные бомбочки на прохожих с 5 этажа, в общем, полное раздолье. Наверное, лет до 13 я ходила с синяками, ссадинами, болячками на ногах и руках, потому что развлечения в Майкудукских дворах не для слабонервных. К примеру, в сумерках собиралось 50 детей с камнями со всех соседних дворов, мы обвязывали их веревкой, поджигали и кидали камни вверх. Несколько секунд ты смотришь в красивое черное небо, которое рассекают огни, а потом нужно бежать, что есть сил, потому что камни падали вниз. 

Мы особо не разговаривали с папой по душам, но он всегда поддерживал и направлял меня. Я помню, что хотела поступить на юридический факультет в Карагандинский университет, а там всего 20 грантов и в день по 400 заявок. Я поняла, что это нереально. А у папы были связи, через которые он мог пробить для меня место. Я пыталась ему намекнуть, но он сказал мне тогда очень важную фразу: "Не переживай. Если не поступишь на грант, в нашей стране всегда будут нужны хорошие уборщицы". То есть, использовать свои связи он точно не будет. И папа пошел со мной на озвучивание результатов вступительных. Я смогла получить грант на факультет журналистики, и он был первым, кто меня поздравил.

Мои родные научили меня, что не нужно ни на кого надеяться. И они верили в меня всегда. Я даже помню ситуацию, когда мне было лет 13-14 и мы с друзьями напились. Я еле дошла домой. Утром мама мне говорит: "Представляешь, соседка  сказала, что видела тебя вчера пьяной. Я ответила ей, что она обозналась и нечего говорить всякую ерунду про моих детей". Мне, конечно, было стыдно, но я поняла: как приятно, когда твои родители думают о тебе хорошо. Эта мысль затем становится стержнем. Другая мама может быть пришла и начала разбираться, но моя даже не сомневалась. Эта вера и делала меня лучше, потому что ее нужно было оправдать.

Когда мне было 15, папа потерял работу. Первые годы после развала СССР были просто невероятно тяжелыми, особенно в регионах. Эта потеря работы и многих ценностей сильно его сломила. Почти 4 года родители не видели живых денег, все добывалось обменом. Макароны меняли на пачку мыла или мешок риса. С тех пор я ненавижу макароны и картошку, потому что мы ели их почти каждый день. Тогда отец устроился сторожем в продуктовый магазинчик у дома и ночью мы приходили к нему на работу. Он собирал только сломанные кусочки от печенья и угощал ими нас.  Для него всегда была доступна заграница, но он не пользовался этим, он мог бы остаться на заводах, где работал и получать деньги на приватизации крупных активов, и мог бы нас обеспечить всем, чем можно. Но вот он настолько принципиальный, что предпочел работу ночного сторожа. Для меня нет лучшего примера в жизни.

После того, как я закончила университет, я еще где-то полтора года проработала в Караганде, а потом переехала в Алматы. С упертостью у меня никогда не было проблем, какое-то время я даже работала в Темиртау, могла ездить в сорокоградусный мороз из Караганды в легких кроссовках и курточке, получая зарплату 2500 тг в месяц. Как только я поступила в университет и начала получать стипендию, а потом искать работу, я больше не позволяла родителям тратить на меня свои деньги. Недавно я перевезла сюда маму, папа до сих пор в Караганде. Все никак не решится.

Благодаря такому воспитанию и примеру моих родителей, у меня никогда не стоял вопрос, что важнее - обед в кофейне или отпуск моей мамы. Просто если посчитать, в месяц мы минимум тратим более 40 000 тг на кафе, кофейни и лишние покупки. Если умножить 40 000 тг на 12 месяцев- получится пара путевок в Турцию для моей мамы и семьи. Она в свои 60 лет, выйдя на пенсию, впервые выехала за пределы Казахстана и для меня наблюдать ее радость - самое большое счастье.

#калия #певица Калия #воспитание детей #Акмаржан Кушербаева #воспитание и развитие #дети и родители #как воспитать ребенка #Kaliya #ажеки и аташки #меня воспитали бабушка и дедушка #бота жуманова

Загрузка...