-->

Сестры: Меруерт Ибрагим и Надира Арапова

#Семья

Меруерт Ибрагим – основатель модного казахстанского портала Buro24/7.kz, Надира Арапова – молодая мама. Люди часто удивляются, когда узнают, что они родные сестры, ведь они абсолютно разные: и внешне, и внутренне. Но только поговорив с ними, понимаешь, насколько они близки. Меруерт и Надира рассказали журналисту Comode Зарине Измайловой о прозвище «Боб» и что они на самом деле думают друг о друге.

Сестры: Меруерт Ибрагим
и Надира Арапова

Меруерт: В детстве мы особо не дружили, но и чужими никогда не были. Конечно, мы не звонили друг другу, чтобы поделиться проблемами или переживаниями. Просто в подростковом возрасте мы еще не понимали, насколько нуждаемся друг в друге. К тому же разница в пять с половиной лет сделала свое дело. 

Близко начали общаться, когда я вышла замуж, а еще ближе, когда Надира родила. Это произошло случайно, мы просто начали разговаривать, нашлась куча тем для обсуждений. Вечерами могли сидеть и болтать о чем-нибудь. Кому-то этот момент сближения поначалу приносит дискомфорт, мы же сразу поняли, как круто, что мы есть друг у друга. Ведь, как правило, маме не все скажешь, с подругами не всем поделишься. Только со временем, когда стираются границы в возрасте, понимаешь, сколько плюсов от того, что  у тебя есть родная сестра.

Надира: Хоть мы и не были близки, зато всегда прикрывали друг друга, никогда не сдавали родителям. Когда начинали кого-нибудь из нас ругать, вторая обязательно заступалась. В итоге по шапке получали обе! (Улыбается)

Меруерт: Родители воспитывали нас в строгости. Они должны были быть в курсе всего, контролировали каждый наш шаг. Опоздала на 5 минут, неделю сидишь дома. И, в принципе, я во многом за это им благодарна. Родители учили меня и сестру отвечать за свои поступки. 

Надира: Мы не доставляли родителям хлопот: школу не прогуливали, не дрались. У нас с самого детства была установка не разочаровывать их.

Меруерт: Отец даже называл нас по-особенному: меня – "моя гордость", а тебя – "мое будущее". Нам необходимо было соответствовать. 

 Надира: Да, хуже всего было, когда он говорил, что разочарован в нас. Лучше бы просто отругал!

Меруерт: Сейчас они уже отпустили нас в свободное плавание. 

Надира: Меня все-таки раньше. Мика забрала меня к себе в Лондон. когда я еще не окончила школу. Я раньше стала самостоятельной и вылетела из-под родительского крыла. 

Меруерт: Я уехала в Лондон практически сразу после того, как окончила школу.

Надира: Я, наверное, неделю рыдала, когда она уехала. Мы же всегда были вместе, а тут – расстояние. Очень скучали друг по другу. 

Меруерт: Проучившись год, позвонила родителям и предложила забрать Надиру к себе. Несмотря на то, что ей было всего лет 15, они беспрепятственно отпустили ее. Надиру определили в King’s School Rochester,  это закрытая школа в пригороде Лондона. На выходные забирала ее к себе. Помню, с каким восхищением смотрели на меня ее одноклассники. Я же была уже такая взрослая, важная.

Надира: Ага, в 20 лет. А я гордо махала рукой и кричала: "Все, пока!".

Меруерт: Когда Надира переехала ко мне, то нам стало совсем весело. Не было споров по поводу уборки или готовки. У нас как-то сразу распределились обязанности. Готовила всегда Надира. Она вообще отличная хозяйка. Я ей всегда говорила: "Вот повезло твоему мужу! Будешь хорошей женой и мамой!". Все, что касается создания уюта в доме, – по ее части. 

Надира: Кстати, мы до сих пор друг у друга тусуемся. Либо Мика у меня, либо я у нее, хотя уже у обеих есть семья и дети!

Меруерт: Я всегда чувствовала груз старшей сестры. С самого ее рождения я за нее переживала, хоть она и не давала повода. Мне всегда хотелось ее защитить и огородить от всех печалей этого мира, быть рядом и всегда поддержать.  Когда она училась в Лондоне, замуж выходила, рожала, я словно сама все проходила заново. 

Надира: Меня никогда не напрягала ее опека. Хоть кто-то же должен спрашивать, как у меня дела (улыбается). Она просто делала это с правильной интонацией. 

Меруерт: Я чувствовала ответственность за нее. Не была сестрой-истеричкой, но всегда узнавала, когда она вернется и с кем будет. 

Надира: Ты до сих пор узнаешь, все ли со мной в порядке. Мика для меня всегда была авторитетом. Я к ней прислушиваюсь. Я могла делать все, единственное – должна была предупреждать Мику. 

Меруерт: Слушай, не могу вспомнить, ругались ли мы с тобой. Что-то мы совсем скучные с тобой! (Смеется)

Надира: Мне кажется, мы вообще с тобой никогда не ссорились. Давай расскажем, как ты издевалась надо мной. Помню, прихожу с ободранными коленками и локтями, плачу, а Мика рисует на мне всякие «каракули» зеленкой. (Смеется)

Меруерт: До сих пор иногда сидим, попадется фломастер под руку, я начинаю всякую ерунду рисовать на Надире. Что-что, а дурачимся мы постоянно, хоть обе уже взрослые. 

Надира: Люди удивляются, когда узнают, что мы родные сестры. Только потом присматриваются, начинают искать общие черты, говорить, что мы похожи.

Меруерт: Мы действительно совершенно разные. Надира похожа на маму, а я копия папы. В детстве я была закрытая, стеснительная, а Надира, наоборот, боевая, у нее всегда было много друзей. А потом мы резко поменялись ролями: я в силу того, что начала работать в медийной сфере, стала коммуникабельная, открытая, а Нанёка присмирела, стала спокойнее, рассудительнее. 

Надира: Мика – очень организованная, четкая, человек слова. Этому я учусь у нее.

Меруерт: Не знаю, чему ты учишься у меня. Надира – уравновешенный человек, совершенно не истерит. Я этим ее качеством восхищаюсь и пытаюсь у нее научиться. Правда, пока не всегда получается – темпераменты у нас с сестрой разные. Если я злюсь, то это не скрыть, все на лице написано. А Нанёка даже брови хмурить не может.

Надира: Зато у тебя такая сила воли, ты дисциплированная, у тебя все разложено по полочкам. А я не такая. 

Меруерт: Так вот тебя это и не напрягает. Ты проще относишься к таким вещам. Я же чуть что не так, начинаю съедать себя. 

Меруерт: Помню, когда у меня только появилась идея открыть Buro24/7.kz, Надира уже тогда была со мной, с самого начала. Вначале ходили по всем показам, потом ездили на встречи. Она просто сидела рядом, а мне было так комфортно. 

Надира: Поддержка – это главное. Особенно, если знаешь, когда твой родной человек нуждается в ней. Я же для себя тогда сразу поняла, что это не мое. Я бы не смогла работать на кого-то. 

Меруерт: Нанёка часто дает мне дельные советы. Хотя, казалось бы, ей всего 23, я бы в ее возрасте до такого не додумалась. 

Надира: Мы понимаем друг друга с полуслова. Хотя до Мики иногда долго доходят наши приколы. 

Меруерт: Прикалываемся мы друг над другом жестко. Когда я туплю, Нанёка в чат присылает смайлик "верблюд". Конечно, это всегда безобидно. Но если так случается, что кто-то из нас обижается, сразу начинаем просить прощения. Мы очень трепетно относимся к отношениям друг с другом.

Надира: А еще я у Мики в телефоне подписана как Боб (смеется).

Меруерт: Это вообще отдельная история. На айфоне только появилась программа Siri, мы сидели тестировали. Говорю: "Call Нанёка". Она так подписана на телефоне была. Программа не распознает. Решили написать просто Боб, и, что вы думаете, получилось. С тех пор она так и осталась Бобом.

Фото: Екатерина Новоселова

#семья #взаимопонимание #уважение #родственники #Меруерт Ибрагим #сестры #Надира Арапова

Загрузка...