Когда мама – балерина

#Семья

В одном из своих последних интервью великая Майя Плисецкая признавалась: единственное, о чем она жалеет в жизни, так это о том, что у нее нет детей. Наши героини решили не повторять ошибку прославленной балерины и доказали, что материнство и балет друг другу не помеха.

Когда мама – балерина

Мадина Басбаева, ведущая солистка балета в театре Astana Opera, заслуженный деятель РК

Дочь Айша, 7 лет

Я никогда не думала, что стану балериной. В детстве я занималась совершенно другим видом искусства – домброй, и мне это очень нравилось. Как-то к нам в школу пришли педагоги из хореографического училища, я прошла отбор, сдала экзамены, а когда объявляли результаты, я была в лагере. Ко мне приехала мама и сказала: «Ты поступила в хореографическое училище имени Селезнева». – «Да? Ну, ладно». Поступила и поступила, это никогда не было моей мечтой. Но как только я начала учиться, я полюбила балет и теперь без балета жить не могу.

В 18 лет меня пригласили в театр имени Куляш Байсеитовой, спустя два-три года я начала танцевать ведущие партии. Проработала там девять лет, а потом в столице распахнул свои двери Astana Opera, и в этом театре мы уже открываем третий сезон. Я рада, что у нас, в Казахстане, появился театр, который уже сейчас выходит на мировой уровень.

В 23 года я вышла замуж и родила дочку. Конечно, это сложно: создать семью и строить балетную карьеру – не каждый человек справляется. Обычно у нас или карьера, или семья. У меня тоже были сомнения, опасения, но к тому времени я уже была солисткой и знала: я должна вернуться, я еще молода и очень люблю свою профессию.

Когда встретила своего мужа, я уже была замужем – за балетом. И сразу сказала будущему супругу: планирую продолжать карьеру, хочу быть ведущей солисткой. И он поддержал меня во всем. Он знал, на ком женится, знал, что я не простая девочка из кордебалета, а ведущая солистка. Не каждый мужчина это поймет, не каждый на это пойдет, но мне повезло. Супруг помогал мне во всем: ухаживал за дочкой, учил ее делать первые шаги. Я вышла на работу, когда Айше было четыре месяца. Восстановиться, войти в форму  мне помогли мои педагоги – Турсынбек Нуркалиев и Галия Бурибаева, за что я им очень благодарна. Когда дочке исполнился годик, я уехала в Москву на международный конкурс артистов балета.

Сейчас моя дочь часто ходит вместе со мной на репетиции, во время спектаклей находится за кулисами, переживает за меня. В пять лет она начала заниматься балетом, ей нравилось, но потом сказала, что не хочет быть балериной. Она увидела балетный мир из-за кулис и теперь говорит: «Нет, мама, я не хочу стоять за кулисами и так же тяжело дышать, как ты. Я не хочу уставать так, как ты устаешь». Это говорит семилетний ребенок! «Я хочу быть как мама, но не хочу быть балериной».

У нас есть один выходной в неделю – это воскресенье или понедельник, этот день я полностью посвящаю ребенку. Мы с ней гуляем, ходим в кино. В будни после работы я тоже стараюсь уделять ей время, обычно у меня есть 4 часа в день, когда я могу побыть с ней. Я понимаю, что это очень мало и больше внимания ей уделяет папа. Но я хочу еще детей, на одном ребенке даже не думаю останавливаться. Хочу еще двоих: сына и еще доченьку. Даст бог, у нас все получится.

Анель Рустемова, ведущая солистка балета в театре Astana Opera

Сын Эльнур, 6 лет

Балет – это была мечта моей мамы. Она большой поклонник балетного искусства. В детстве ей хотелось стать балериной, но у нее не получилось, мечта воплотилась во мне. Ребенком я не понимала, что такое балет, нужен ли он мне, но маме удалось привить мне эту любовь. Поначалу было трудно, это страшная нагрузка для маленького ребенка. Особых данных у меня не было, мы с мамой всего добились благодаря огромному труду и желанию. Но через два-три года я начала делать большие успехи. Мама и по сей день – моя самая большая опора, без нее моя карьера бы не сложилась. Она занимается всеми бытовыми вопросами, а я только в искусстве, только в театре.

Я участвовала во многих международных конкурсах, занимала призовые места, являюсь обладательницей Гран-при Международного конкурса «Фуэте Артека» Юрия Григоровича,  училась в Академии русского балета в Санкт-Петербурге. У меня было много хороших предложений остаться работать за рубежом, в числе которых приглашение танцевать в прославленной труппе Мориса Бежара. Но, наверное, я патриот своей страны, мне было важно остаться здесь, в кругу родных и близких людей. И фортуна распорядилась так, что теперь я танцую главные партии в самом лучшем театре мира.

Материнство – один из самых счастливых эпизодов в моей жизни. В какой-то момент поняла, что хочу ребенка, хочу семью. Смело пошла на этот шаг и ни о чем не пожалела. Мне был 21 год. Я вошла в форму быстро, уже через полгода танцевала на гастрольных концертах. Произошел какой-то физический подъем, как будто все лишнее ушло. До рождения ребенка мне иногда приходилось немножко ограничивать себя в еде по вечерам, а после этого резко вошла в форму и по сей день не поправляюсь.

Если балерина хочет иметь детей, то ей стоит родить в молодом возрасте. Не надо отдаваться полностью карьере, ведь еще неизвестно, как все сложится потом. У нас такой физический труд, такие нагрузки, что с возрастом будет только труднее и процесс восстановления будет непростым. Поэтому я очень рада, что родила именно в 21 год. Теперь у меня есть сын, я состоялась как балерина и нахожусь в отличной форме.

После рождения сына я переосмыслила свою жизнь. Я стала более ответственной, сильной, знаю, что живу не только ради себя, но и ради самого главного человека в моей жизни, и мне ни в коем случае нельзя сдаваться, опускать руки. Что-то изменилось в характере, и это отразилось на моем творчестве: сложные, эмоциональные роли теперь даются легче. Когда у тебя нет детей, ты не познала чувство материнства, ты не можешь передать многие эмоции на сцене. Сейчас драматические роли даются мне намного легче. Рождение сына – это большой скачок и в жизни, и в карьере.

Конечно, у меня были переживания. Но мама и тут мне очень сильно помогла. Когда я решила родить ребенка, она меня поддержала. Сейчас я не переживаю ни о чем, знаю, что мой сын с бабушкой, он всегда окружен вниманием и заботой. Еще у меня есть сестра, которая посвящает много времени Эльнуру с момента его рождения. Он тоже называет ее мамой. Я говорю сыну: видишь, какой ты счастливый – у тебя есть две мамы и апаша!

Сын очень гордится мной. В детском саду на занятиях он всегда говорит: у меня мама – ведущая балерина в Astana Opera! И все вокруг реагируют: уау! И для него, и для меня это большое счастье. Любую свободную минутку я стараюсь уделить ему – куда-то сводить, поиграть, обнять, поцеловать. Купаю его всегда я, никому не разрешаю (смеется). Он интеллектуальный мальчик, глубоко вникает в серьезные вещи, порой меня удивляет его вдумчивость и не по годам развитая эрудиция. Конечно, у нас большая нагрузка, мы проводим в театре минимум 10 часов в день, приходим домой уставшие. Но когда тебя на пороге встречает родной человечек, все боли, все травмы, напряжение исчезают. Ребенок – это большая поддержка и стимул, а не трудность.

Асель Кусаинова, солистка балета в театре Astana Opera

Дети: Альмира, 8 лет, и Сабина, 4 года

Это было мое желание – заниматься балетом. До этого я ходила в различные кружки: на спортивную гимнастику, фигурное катание, фортепиано, сольфеджио, вязание – везде  успевала. А когда я пришла в хореографическое училище, то поняла: вот где вся та нагрузка, которая мне была нужна.

На вступительные экзамены меня отводила не мама, а брат. Мама была уверена, что я не поступлю. Я хорошо училась, и родители уже предрешили мою судьбу – хотели, чтобы я занималась математикой или чем-то вроде этого, но точно не балетом. Брат же за меня очень переживал, ведь в нашей семье такое было впервые – человек идет в искусство, интересно. Когда я прошла, мама очень удивилась: «Там ведь такой конкурс, люди занимаются годами и не проходят, а ты прошла?»

Все думали: немного позанимается и уйдет, не сможет, там тяжело. Но я очень хотела быть балериной. Приходила в училище раньше всех, разогревалась, занималась. В третьем классе получила свою первую пятерку и с этой планки уже не спускалась. Помню, прихожу домой поздно, уставшая, а надо приготовить пуанты. И не было такого: мама, пришей. Я брала нитки, иголку и все сама шила, аккуратно, красиво, потому что это надеваешь на сцену. Я очень люблю свою профессию.

Я окончила училище на отлично, и мы всем курсом собирались поехать в Бельгию. Но было решено, что именно наш курс будет открывать Национальный театр оперы и балета им. Куляш Байсеитовой в Астане. Представляете, какая ответственность?! Нам по 17-18 лет, и мы большим балетным десантом едем открывать театр! В том театре я прошла все ступени и стала солисткой. А потом открылся Astana Opera, и мы снова стали первооткрывателями – первыми вышли на сцену этого великолепного театра.

Мой супруг тоже артист балета, мы были знакомы с училища. Но ухаживать за мной он начал, когда мы приехали в Астану. Ухаживал очень красиво, и у меня просто не осталось выбора (смеется). У меня сильный стойкий характер, но он растопил мое сердце. У нас с мужем одни интересы, мы вместе работали, росли. Сейчас он заслуженный деятель РК, был ведущим солистом Astana Opera, теперь преподает.

Cтаршую дочь я родила в 24 года. Я уже прошла самый пик карьеры, протанцевала все, что хотела, была ведущей солисткой, участвовала в конкурсах. В профессиональном плане была уже наполнена и по-женски чувствовала, что мне нужен очаг, нужен ребенок. Это было полностью обдуманное и зрелое решение, мы хотели быть родителями. Мы с мужем ходили в школу для беременных, были полностью поглощены своей новой ролью. Первый ребенок – это так трепетно, так волнительно. Мы все делали сами, никого не подпускали к дочери, хотели сами дать ей как можно больше. Муж делал ей массаж, после работы бежал домой, помогал мне. Я кормила ребенка полтора года, а после этого, окрыленная и вдохновленная материнством, побежала на работу. У меня было накоплено столько сил, что, казалось, я могу танцевать целый день, это было как взрыв.

Для нас семья – это главное, мы трепетно и уважительно относимся друг к другу и к детям. На второго ребенка я тоже решилась без колебаний. С детьми твое видение мира меняется. Дети, долгие крепкие отношения с мужем, этот опыт оставляет отпечаток и на творчестве. Ты взрослеешь, по-другому смотришь на каждую роль.

Мне кажется, у творческих людей дети немножко другие. На утреннике в детском саду они делают поклоны, они чувствуют музыку, знают, что такое темп. Может быть, у них это от рождения, а может, они впитали это от нас, мы воспитываем в них вкус, стиль. Конечно, наши девочки гордятся нами, особенно своим папой. Я не знаю, захотят ли они пойти в балет. Если захотят, я им во всем помогу, но это должен быть их выбор. Меня когда-то не заставляли, и это пошло только на пользу. Но мы сами прошли через этот труднейший путь, и когда думаем о том, что наши девочки могут стать балеринами, то становится их немножко жалко, это же наши детки (улыбается).  

Мадина Кадырманова, артистка балета в театре Astana Opera

Дети: Алина, 10 лет, Айлин 5 лет, Жасмин 2 года

Я поступила в Алматинское хореографическое училище, когда мне было 10 лет. В то время был особый отбор артистов балета, и педагоги ходили по школам и выбирали одаренных детей. У меня были подходящие данные, и меня приняли. Я отучилась восемь лет и после выпуска мы всем курсом решили, что поедем в Астану, тогда там только открылся Национальный театр оперы и балета им. Куляш Байсеитовой. Потом построился наш замечательный театр Astana Opera, мы прошли кастинг, нас оценивало компетентное жюри, в состав которого входили  эксперты балета, профессора мирового уровня. Теперь я танцую здесь.

В 20 лет я вышла замуж за своего однокурсника, тогда же родилась наша первая дочь. В тот момент у меня был карьерный рост, но я выбрала семью, отодвинула карьеру на второй план. Через пять лет у нас родилась вторая дочка, а недавно, два года назад, третья.

Я по природе не склонна к полноте, мои данные позволяют быстро входить в форму. На диетах не сидела – кормила дочь до шести месяцев, а потом вышла на работу. Конечно, мне очень помогали родители: до пяти лет старшая дочь жила между Алматы и Астаной. Сейчас она помогает мне – следит за своими младшими сестренками.

Старшая дочь хотела быть балериной, но мы ее не решились отдать в балет. Это тяжелый труд, мы не стали губить ей детство. Сейчас она занимается большим теннисом. Она очень выносливая и сильная, играет всего год, и у нее уже есть успехи. Средняя дочь – творческая личность, мы хотим отдать ее на скрипку. Младшей всего два годика, но, на мой взгляд, у нее есть все балетные данные, хорошая растяжка. Посмотрим, если данные с возрастом сохранятся, то мы отдадим ее в балет. Без хороших физических данных в балете лучше не работать.

Когда я уезжаю на гастроли, дети остаются дома с бабушкой. Недавно мы с театром Astana Opera ездили в Геную, возили туда балет «Спартак». Итальянцам очень понравился наш уровень, они ожидали нас у дверей театра, дарили нам свои аплодисменты. В январе мы снова едем туда, уже с балетом «Щелкунчик». Я люблю выезжать на гастроли, это смена обстановки и, самое главное, это рост, опыт, повышение самооценки. Недавно старшая дочка стала делать мне замечания: «Ты постоянно на работе, в разъездах, я устала смотреть за детьми! Когда ты уйдешь из театра?» Я ей говорю: тогда, когда ты будешь знаменитой теннисисткой (смеется).

Если бы жизнь поставила меня перед выбором: или дети, или профессия я, конечно, выбрала бы детей. Это намного важнее. Моя карьера меня полностью устраивает. Сейчас у меня есть время и на балет, и на детей: я сама отвожу их в садик, развожу по разным кружкам, провожу с ними время, и для меня важно, что я занимаюсь всем этим сама.

Photo: Copyright © Astana Opera, 2015
Photographer: Karla Nur и из личных архивов героинь

Благодарим пресс-службу театра Astana Opera за содействие в подготовке материала

#семья в Казахстане #балерины Казахстана #Astana Opera #балет в Казахстане #как прийти в форму после родов #дети балерин #Мадина Басбаева #Анель Рустемова #Асель Кусаинова #Мадина Кадырманова

Загрузка...