Джамиля Досқази: "Выйти замуж с детьми, когда тебе за 40 и дети против"

#Семья

"Они называют мою новую жену мамой, а я заменил ее детям их биологического отца. В нашем доме всегда вкусно пахнет пирогами, семейные ужины стали доброй традицией, и мы всей нашей новой большой дружной семьей ездим кататься на лыжах-коньках-велосипедах и т. д." Бр-р-р… Брехня все это!

Джамиля Досқази:

Выйти замуж с детьми – это крайне трудное счастье. Выдержит и победит только искренняя и неподдельная любовь.

Любви от детей ваших вторых половинок можно и не дождаться, они как были чужими, так и могут ими остаться. И я сейчас говорю о том, что внутри их сердец, а не о том, что транслирует внешняя картинка, скажем, совместного похода в кино или ресторан, где ведутся разговоры на добрые, безобидные темы.

Мы познакомились в фейсбуке. После знакомства я поняла: купидоны существуют (на полном серьезе). Это не новое знакомство, это встреча, которая все сразу в тебе оживила: что вы всегда были вместе – даже еще когда не родились, что после смерти снова будете вместе, что фейсбук существует для того, чтобы вы просто вспомнили, что вы – половинки друг друга. И это такое очевидное для вас обоих счастье не укладывается в разуме ни одного – слышите? – ни одного из наших общих детей (а их на нас на двоих – семеро).

Наша свадьба была в степи – на свадьбе были трое: мой муж, я и степь. В принципе, можно было сварганить какую-нибудь свадебку в банкетном зале с нашими мамами, детьми и близкими родственниками, но мы оба, и наши дети тоже, мы не приемлем лицемерия. Поэтому на нашей первой свадьбе (чуть ниже объясню, почему первой) были только те, кто всем сердцем за нас: а это небо и земля наша родная.

Теперь по порядку. У моего мужа две дочери, 19 и 17 лет. Он развелся с их мамой, когда им было 3 и 1,5 года. Практически с ними не жил. Они сразу обнаружились, как только стало очевидным, что наши отношения – не фантики.

Первой на меня вышла старшая, чуть позже младшая, и сразу как из рога изобилия на меня полились вселенская горечь, обиды и злость на отца. По их словам было ясно: отец – исчадие ада. Признаюсь честно, я поддалась, пытаясь вовлекаться в эти разговоры и метать бисер про прощение, но меня не слышали. Стояла четкая задача – обрисовать своего отца в моих глазах самым ужасным человеком на земле. Мой муж говорил: "Не придавай значения, здесь простая женская ревность, мои девочки меня любят!"

Потом я включила логику и сказала себе: "Джамиля, они были малютки, в этом возрасте дети мало что помнят, прошло уже 15 лет, а ненависть к отцу такая живая, будто он ушел от них буквально вчера". Все развеялось, когда муж, вернувшись с очередной встречи с ними, показал мне видео, где все прекрасно, где дочери улыбаются своему отцу, а старшая, со слов которой отец – есть самый злейший ее враг, открыто говорит, что любит его.

К слову, они здороваются со мной сквозь зубы, а нам с мужем уже по 45, больше чем полжизни прожито, и мы оба так сильно соскучились по любви – той самой, настоящей, и так дорожим тем, к чему шли всю жизнь, что нам совсем не хочется придавать этому вселенское значение. Иначе не останется времени собственно жить.

Далее на арену выходит мой первенец. Здесь все было сложней, потому что есть факт проживания под одной крышей. Мой первый сын – самый эмоциональный из всех моих детей – занимал собой обычно все эфирное пространство, а тут он закрывается в комнате и ведет отшельнический образ жизни. Его атаки не так очевидны и прогнозируемы, как описанные выше у девочек. Он "кусает" в самый неожиданный момент, и "укус" является вроде бы логическим продолжением того "светского" разговора, в который он же нас и вовлек.

Иногда это не просто "покусывания", а яростная атака, направленная в основном на меня, конечно. Как только мы с мужем начали жить вместе, с первого дня началось обесценивание меня сыном как личности и как матери. Это было ужасно ощущать, но именно благодаря этому я увидела сострадание к моему сыну в сердце мужа. В этом сострадании я открыла его для себя с новой стороны и полюбила еще больше. Во мне, признаюсь, нет такого благородства.

Муж оправдывал моего сына, я часами перед сном слушала о том, что он чувствует, что он не такой, как все дети, что в нем сильная творческая составляющая и его нельзя ломать. А я мечтала о том, чтобы его поскорей забрали в армию, и просила хотя бы перед сном избавить меня от разговоров о нем. Я понимала, почему мой муж делает скидку моему сыну: потому что он сам ребенок разведенных родителей, сам устраивал своей матери сцены ревности и отравлял ей жизнь.

Сейчас сын отделился от нас и живет отдельно. Есть у меня еще две дочери и еще один сын. Девочки истерик не устраивают, но если надеть очки глубокого душевного зрения, то за их милыми улыбками можно прочесть: "Дядя Мухит! Без вас здесь все было очень даже неплохо".

Единственный островок покоя у нас с мужем – это средний сын, он единственный из всех, кто может наступить на свои чувства или несогласие. Он уважает моего мужа именно за честное и справедливое отношение к жизни. Возможно, сын ревнует меня больше всех их вместе взятых, но он видит зерно! Он видит правду! И он мудр в том, чтобы не спорить с этой самой правдой. Спасибо тебе, Ахат!

А теперь без лирики. Если бы мне в детстве пришлось стать свидетелем того, как мой самый лучший и любящий в мире папа решил бы жениться во второй раз, я бы развязала войну покруче всех этих наших спиногрызов. Я бы подлила ей в суп мышьяка и улыбалась бы ей во время обеда самой очаровательной своей улыбкой. Это все шутки, конечно, в нашей семье юмор – это то, что спасает во всех жизненных ситуациях. Но суть, я думаю, улавливается, и она – в следующем.

Не верьте тому, что дети станут счастливее от появления новых пап и мам в их жизни. Они принимают их только потому, что боятся вас обидеть.

Счастье детей – это когда их родные мама и папа вместе. И если так не сложилось, тогда счастьем становится, что папа только мой, мама только моя и ничья больше.

Понимание приходит только со взрослением, а взросление у каждого происходит в свое время. Так, к примеру, мой взрослый (уже скоро двадцатилетний) сын до сих пор, может быть, младше младших, хотя уже зарабатывает себе на жизнь.

Разбирая эти тонкости, я уловила еще одну мудрость жизни. Она в том, что для отца моих детей я была самой худшей женщиной, хозяйкой, женой, матерью – я была самой худшей во всем. Для моего мужа сейчас – я самое лучшее, что есть на этом свете. Для его бывшей жены он, возможно, является тем, что рассказали мне его дочери, но для меня он – рыцарь без страха и упрека, мужчина с огромным сердцем.

А есть еще мама. Моя мама относится к моему мужу отвратительно, с каким-то старательным презрением. А мой муж умиляется ею, как дитем малым, говорит: "Впервые в жизни я люблю свою тещу, ведь она родила мне такую красавицу!"

И есть еще ошибочное, на мой взгляд, мнение, что дети способны объединить новых мужа и жену. Это неправда, я разговаривала с уже выросшими в таких семьях детьми, которые, безусловно, любят своих новых сестренок и братишек, но пунктик по отношению к маминому новому мужу так и остался: не примем, не нужен, чужой.

Конечно мы хотим родить, хотим этого страстно и трепетно, совсем не потому, чтобы малыши стали миротворцами среди всех этих разноревностных детей, хотя это неизбежно, а просто хотим увидеть плоды нашей любви. 

Хочу ли я настоящую свадьбу? Да. Бог с ним, что на нашей свадьбе, возможно, так и будут не сильно радующиеся за нас дети и другие люди. Но будут кружевное облегающее цвета сливок платье, фата, шампанское в бокале и бегающие под ногами наши общие малыши. Мы загадали нашу свадьбу в Ливорно.

При этом мы с мужем всем сердцем желаем своим детям быть единожды замужем или единожды женатыми и следовать только за своим сердцем. Сердце – самый надежный друг.

Но если вы стоите перед выбором: не жестоко ли с вашей стороны привести в дом нового партнера и тем самым заставить ваших детей переживать такой опыт, то не сомневайтесь. Дайте дорогу любви, она всех положит на лопатки и всех примирит, уж я знаю, о чем говорю, я долго сопротивлялась этому чувству. Оно пришло тогда, когда я приняла решение прожить красивой одинокой женщиной до самой смерти, увидеть успехи своих внуков и спокойно умереть. Но что-то в груди щемило, внутренний голос говорил: "Не обманывай себя, Джамиля, счастье не в детях и не во внуках". Оно вот в чем: нехорошо человеку быть одному.

Ни родители, ни дети, ни работа, ни карьера, ни общественное признание, никто и ничто не заполнят ту пустоту, где должна быть твоя вторая половинка.

Автор: Джамиля Досқази

Читайте также: Джамиля Досқази: "Только я одна знала, в каком аду я живу!", или 12 признаков созависимости"

#дети и родители #авторская колонка #Джамиля Досқази #второй муж #взаимоотношения нового мужа с детьми

Загрузка...