Династия Мустафаевых: «Мы акушеры-гинекологи не по желанию, а по призванию»

#Семья

Врачи Садуакас и Аэлита Мустафаевы рассказывают свои истории из практики живо и весело. А после их рассказов о том, как медицина в целом и специализация в акушерстве и гинекологии вошли в их жизнь благодаря случаю, начинаешь понимать, что такое призвание.

Династия Мустафаевых: «Мы акушеры-гинекологи не по желанию, а по призванию»

Садуакас Умбеталиевич: Стать врачом я решил ближе к окончанию школы. Не могу сказать, что прямо болел медициной. Но когда моя бабушка, с которой я жил с пяти лет, к которой относился как к родной матери, больше года находилась в тяжелом состоянии, и я видел, как все домашние ухаживали за ней и помогал сам, я впервые увидел врачей. Они были точь-в-точь как в учебниках – солидные, статные, серьезные, и помогали людям. Сохранив воспоминания об этих временах, я выбрал медицину. Как можно реально помочь человеку – вот, что меня по-настоящему волновало.

В «Национальном научном центре хирургии им. А.Н. Сызганова» работает мой товарищ – профессор Шакир Шукурович Жураев. Мы с ним окончили одну школу в Казалинске. Когда перед нами стоял выбор, кем стать, он хотел выбрать журналистику . А когда мы приехали поступать в Алма-Ату (мы оба окончили школу с отличием), я его убедил, что нужно поступить в медицинский институт. И он действительно переиграл и поступил со мной. Сегодня он – один из ведущих хирургов Казахстана, лауреат государственной премии, Врач с большой буквы.

Как я стал акушером-гинекологом – отдельная история. Я хотел быть хирургом. У нас, пацанов, так считалось – или летчиком, или хирургом. Мы с друзьями все время проводили на занятиях хирургических кружков, изучали топографическую анатомию, в общем, усердно готовились стать хирургами. После пятого курса должна была начаться субординатура. Мы вернулись с военных сборов в Сарыозеке, все кинулись смотреть списки – кто куда попал после распределения, и я не нашел себя среди будущих хирургов! Так переживал! И тут кто-то говорит – посмотри в списках «Акушерство и гинекология». Под вторым номером в самом верху первого списка стояла моя фамилия. Как это вышло? Что произошло?! Уже после староста акушерской группы рассказала, что они меня записали туда, чтобы не растерять сильный состав. Так я стал акушер-гинекологом.

Первое время я не проявлял особого интереса – все любопытствовали на осмотрах, а я ходил в сторонке. Но продолжал читать и изучать все в книгах. Я даже одно время думал – как бы отсюда перевестись? Но случай привел меня на ночное дежурство в родильное отделение. То, что происходило той ночью, я запомнил надолго – все суетятся, кто-то кого-то спасает. И тут я услышал первый крик ребенка. Это был переломный момент. Тогда в родильном отделении я также увидел, что и здесь хватает работы для хирурга.

Аэлита: Я тоже не хотела быть врачом (смеется). Пошла в профессию из большой любви к отцу, мне хотелось быть рядом, общаться с ним, учиться у него, поддерживать его. Папа – как отец троих детей, как муж нашей мамы, как друг каждому из нас – просто удивительный человек.

Учась в школе, я мечтала стать журналистом или переводчиком и очень хотела путешествовать. Я даже поступила в один из университетов Санкт-Петербурга. Но жизнь меня по-своему направляла, и на каждом из этапов я все время возвращалась в медицину.

Даже когда я уже училась в медицинском институте, меня не раз посещали мысли все бросить и уйти. Представьте, я учусь на шестом курсе, сверстницы уже давно окончили бакалавриат и вовсю зарабатывают себе на жизнь, а я учусь и только мечтаю о финансовой независимости. Был у меня еще такой момент – заканчивая учебу в интернатуре, я познакомилась с одним из деканов КИМЭП, и она позвала меня к себе. Прям так и предложила: «Аэлита, поступай к нам. Будем вместе заниматься вопросами здравоохранения на международном уровне, в ООН». И я недолго думая поступила.

Но случай и в этот раз все решил иначе. К нам тогда приехала родственница в родах и я должна была устроить ее в Институт акушерства и гинекологии. Там я встретила Гульнар Саркытовну (нашу коллегу и друга семьи) и решила с ней посоветоваться о своих планах на жизнь. Когда я рассказала все про КИМЭП, она только воскликнула: «Аэлита! Ты что! У тебя такой отец! Золотые руки! Как можно уйти, когда рядом есть такой учитель». Она рассказала об аспирантуре и предложила поступать. И я сдала вступительные экзамены в аспирантуру и пришла в родной Институт акушерства и гинекологии, в котором провела вместе с отцом все свое детство, уже расти профессионально.

Садуакас Умбеталиевич: С Аэлитой мы вдвоем все время проводили в больнице и в Институте акушерства и гинекологии. В то время ее мама работала реаниматологом в онкодиспансере. Это тяжелый труд, постоянные дежурства, выездное обучение. Вот мы и оставались с Аэлитой.

Аэлита: Мне ужасно нравилось проводить с папой время в лаборатории Института. Кругом было столько интересного – приборы, пробирки, шприцы.

Садуакас Умбеталиевич: Ко всем этим пробиркам она вернулась уже как специалист в аспирантуре.

Аэлита: Это просто здорово, что сейчас я могу всегда обратиться с вопросом к отцу, посоветоваться, чтобы принять важное решение. Это классно, когда есть старший, опытный человек, с которым можно поделиться.

Но то, что я дочь известного акушера-гинеколога – это всегда было и большой ответственностью. Я всегда хотела показать, что могу не хуже. Эта ответственность меня подстегивала. Ни в учебе, ни на старте моей карьеры не было халявы. Мне ничего не сходило с рук, и я не позволяла себе ни на миллиметр воспользоваться авторитетом своих родителей. 

Аэлита: Я – мама троих детей. Думаю, мне удалось совместить карьеру и семейную жизнь благодаря тому, что я не задумывалась о том, как это будет тяжело, а просто брала и делала. Я понимала, что если все время откладывать, так можно отложить всю жизнь на потом. Отдельной благодарности заслуживает моя мама, которая в свое время сказала: «Аэлита, я буду тебе во всем помогать. Ты учись, работай, а я всегда рядом». Когда есть хорошая опора, близкие люди, на которых можно положиться, любые горы по плечу. Можно и работать, и воспитывать детей, и развиваться.

Думая о будущем детей, я, конечно, задумываюсь о продолжении династии. Но очень важно любить свою профессию. Так что посмотрим – что выберут и в какой области решат развиваться мои дети.

Садуакас Умбеталиевич: Еще важно такое понятие, как призвание. Если нет призвания, сложно дойти до серьезных высот, добиться серьезных результатов в работе. По старшим детям – дочери и сыну – я сразу видел, что их не тянет в медицину. А Аэлита, хоть и говорит, что не задумывалась о том, чтобы пойти в эту профессию, тем не менее всем живо интересовалась, когда приходила ко мне на работу каждый день.

Когда работаешь на протяжении многих лет, у тебя получается выполнять свои обязанности на высоком профессиональном уровне и тебе нравится твое дело – это и есть призвание.

Аэлита: Папа – и строгий учитель, и понимающий наставник. У папы есть хорошее качество – он очень чуткий. Но несмотря на это, когда я училась, я со всем справлялась самостоятельно. 

Садуакас Умбеталиевич: Я ни разу не был в институте. Вообще с самого начала своей учебы в медицинском, так и после уже в профессиональной карьере, Аэлита не давала особых поводов для переживаний. Она никогда никого ни о чем не просила.

А сейчас она достигла таких высот, что я уже чувствую – пора отойти в сторону.

Аэлита: Что вы, папа! Самое интересное только начинается!

У нас сейчас действуют уже две клиники: базовая находится в Каскелене, и недавно мы открыли филиал в Алматы («Клиника профессора Мустафаева»). Мы расширили поликлинический уровень, у нас появился стационар и все это для того, чтобы высокий уровень профессиональной медицинской помощи стал доступнее. Пациенты со всей республики составляют 60% всех посетителей нашей клиники, остальные – это из Алматы и Алматинской области.

Садуакас Умбеталиевич: Уровень современной медицины не сравнится даже с недавним прошлым.

Помню, как после окончания мединститута я вернулся на Родину и оказался в новых для меня и очень жестких условиях, в которых не хватает кадров, растет детская, младенческая и материнская смертность. Было время, когда я оставался единственным врачом на весь район (с населением 90 тысяч человек). Представьте – наша станция «Казалинская», а по обе стороны – пески, барханы. В то время в нашем районе не было роддома – все рожали кто где: на дому, в селе, в ауле, чабаны – еще дальше на пастбищах. Я мотался везде, несмотря на то, что не было машины (машина была только у главврача и у скорой помощи), а надо, к примеру, преодолеть до 200 км, потому что маленькому человеку плохо.

Вот я сегодня сравниваю: когда ты находишься в клинике, в которой все есть, и не успеваешь помочь человеку. А там – никого нет, кругом песок. Есть только ты, а у тебя – акушерский чемодан, в котором только определенный перечень необходимых средств для оказания помощи на месте. Не было даже наркоза. Естественно, это все не было рассчитано на то, чтобы проводить операции. Но у меня бывали случаи, когда я посреди юрты делал операцию.

Аэлита: У папы бесценный врачебный опыт. Сегодня он – один из немногих специалистов, который проводит сложные органосохраняющие хирургические операции.

Одно из направлений, на котором специализируются наши клиники, – это бесплодие. А в честь открытия алматинской клиники мы проводим благотворительную акцию «Врачи против бесплодия и миомы». 25 и 26 марта каждый желающий сможет пройти бесплатные консультации у гинеколога, маммолога, терапевта, психотерапевта, а также пройти диагностику по методу квантовой терапии и иглорефлексотерапии с консультацией у доктора из Южной Кореи – Ким Су Бома.

Узнать подробности и записаться на прием можно по тел.: 8 (727) 317 2323, 8 (727) 317 2442, 8 (727) 395 4228.

#папина дочка #Садуакас и Аэлита Мустафаевы #клиника профессора Мустафаева #династия врачей

Читайте больше


Загрузка...