Анель Артыкова хотела счастливого материнства, а получила смертельные роды

#Беременность и роды

20-летняя Анель Артыкова умерла в Алматы после операции кесарева сечения. Умерла уже дома, после выписки. Сиротами остались двое детей, один из которых – новорожденный. Самое легкое сейчас – обвинить в халатности врачей, тем более что головы медперсонала уже полетели. Но автор Comode Ольга Демченко считает, что презумпцию невиновности отменять нельзя.

Новость об этой страшной смерти опубликовали все информационные агентства страны, она стремительно облетела соцсети и вызвала бурю негодования: XXI век на дворе, а медицина на грани краха, врачи – бездари и вымогатели, торгующие самым дорогим – здоровьем и жизнью людей.

Пользователи высказывались, что врачебные ошибки стали нормой сегодняшнего дня. И что всех ошибившихся давно пора публично расстреливать, по примеру дружественного Китая, чтобы другим неповадно было. Приводили примеры и называли цифры, от которых действительно делалось страшно. Но еще страшнее – от ярости и гнева людей, которые с такой готовностью бросились обвинять и требовать наказания, как будто никогда сами не болели, не обращались к врачу и не получали от них реальной помощи. Лагерь защитников людей в белых халатах тоже сложился многочисленный: пока одни горячо поддерживают введение карательных мер, другие оправдывают медиков, призывая не рубить с плеча и не чесать всех под одну гребенку.

К сожалению, в наше время работа врачей фактически обесценена – они, как и учителя (еще одна социально важная профессия в обществе), вынуждены работать многостаночниками, чтобы прокормить себя и свою семью, их работа полна стрессов, рисков, переутомления. Врач всегда имеет дело с болью, кровью, гноем и необходимостью мгновенно принимать решение, но если ему удается победить болезнь, этого никто не замечает. Это ведь не подвиг, это в порядке вещей – у врача просто такая работа. Но стоит ему ошибиться… Мы проявляем удивительную готовность его уничтожить. А как быть вот с этим: если наказывать профессионалов, которые, к сожалению, не застрахованы от ошибок – человеческий организм не машина, и стопроцентных гарантий никто не даст, то скоро не к кому будет за пломбой сходить.

Случайные люди есть в любой профессии, но ни в одной другой сфере профессиональные ошибки не оборачиваются столь очевидными и непоправимыми трагедиями. У Анель это были вторые роды, значит, сиротами остались двое детей. Почерневшие от горя родители и муж-вдовец. И рухнувшие планы на будущее, и страшное, полное безысходности настоящее. С этим придется жить. Да, очень хочется найти виновных в этой смерти. Найти, судить и наказать. По всей строгости закона. Но пока не разобралась специальная комиссия, суд – врачи все еще невиновны.

Достоянием ретивой общественности, которая сейчас выносит смелые вердикты, стали скупые факты происшествия – беременность протекала нормально, Анель умерла от послеоперационных осложнений, директор клиники Эльмира Жакашева приказом Городского Центра здравоохранения освобождена от занимаемой должности. Освобождена, несмотря на былые заслуги и сотни спасенных до этого жизней. Вслед за ней уволилась по собственному желанию и ее коллега Татьяна Занилова.

Очевидно, прямой вины опытных докторов в этой смерти нет. Ребенок появился на свет в положенный срок, мать и дитя были в полном порядке. Беда случилась позже, после того, как молодую маму с малышом в нарядном конвертике выписали домой. Как выяснилось, выписали преждевременно, не принимая в расчет тяжесть состояния роженицы и возможные риски послеродовых осложнений. Во всяком случае именно так прокомментировала ситуацию замглавы Комитета по охране общественного здоровья Алматы Майра Укибай.

Признаться, трудно поверить, что врач с 20-летним стажем выписал роженицу с высокой температурой и явными признаками воспаления. К тому же в акушерстве есть понятие риска, поэтому на каждую беременную заводится карточка, где эта степень риска определена. Имея общую картину перед глазами, врач ни за что не станет рисковать здоровьем и жизнью пациента. 

Сейчас трудно сказать, выполнялись ли неукоснительно рекомендации, которые обычно сопровождают женщин после кесарева сечения (а это непременно полный курс антибиотиков, чтобы предотвратить развитие инфекции,) или на это махнули рукой, потому что «антибиотики – зло, а с грудным молоком лекарство перепадает и младенцу». Своевременно ли обрабатывались швы и соблюдалась ли при этом стерильность? Почему близкие девушки при первых тревожных симптомах не забили тревогу, не вызвали скорую, а упорно ждали планового прихода участкового врача? Десять дней. Десять – именно столько прошло с момента выписки до фатального исхода.

Имя Анель Артыковой пополнило печальную статистику «материнской смертности» в Казахстане. Эта статистика существует во всех странах – даже самых прогрессивных, самых развитых. Но одно дело, когда это экстренный случай, внезапное кровотечение, непредвиденные обстоятельства или отягощенный анамнез. И другое – вот так. Нелепо, непростительно и страшно горько. Это огромная трагедия, и это уже не изменить. Но мы можем изменить себя. Научившись не обвинять кого-либо, пока его вина не доказана.

Автор: Ольга Демченко 

#роды #Анель Артыкова #роженица умерла после родов в Алматы #врачи в Казахстане

Загрузка...